Выбираем и читаем!

Автор: Мария Геррер / Добавлено: 04.03.20, 01:01:07

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Предлагаем вам несколько отрывков из замечательных книг. Читайте и выбирайте что нравится!

1. — Маяк — это восхитительная идея, — встрепенулся Фрэнсис. — Пойдём к нему?
— Пойдём!
По дороге к утёсу они купили Игривое Печенье в форме ракушек из песочного теста. Разломи солёную печенюшку пополам — и внутри найдёшь бумажку с шутливым заданием.
— Сыграем на месте, — решили Найт и Винтервилль.
Маяк был невероятен. Точнее даже, не сам маяк — мощная красно-белая башня, опасно замершая на самом краю скалы, — а зрелище, открывшееся оттуда.
Небо расчистилось от дождя, выставив на прилавок все-все самоцветы-звезды, что горели на острове. Полная луна — неожиданно крупная — низко зависла над морем. Оно с тихим рокотом перебирало волны, как камни, и слабо светилось — из-за стай шибутного планктона.
— Очень красиво… — вздохнула Найт.
Фрэнсис кивнул, соглашаясь.
Один из вольготно гулявших лучей маяка изогнулся и светом погладил девушку по щеке: от острой скулы к белоснежной шее.
Ладислава сладко зажмурилась:
— Как будто летом щекотнули!
Фрэнсис не удержался от соблазна и уже своей рукой, вполне материальной, повторил маршрут луча. Найт тотчас открыла глаза и настороженно замерла, всматриваясь в юношу.
В сердце адептки что-то сладко ухнуло, будто изнутри плеснули горячей водой.
— Может, посмотрим, какие нам достались задания? — предложил Фрэнсис, не отводя от подруги пристального взгляда.
— Давай, — хрипло согласилась Найт.
Они одновременно взяли из коробки по печенью. Хрусть! Лади и Фрэнс вытащили бумажки, свернутые трубочками, тщательно развернули их и стали вчитываться в потекшие чернила и затейливый почерк булочницы… Увы. Не было решительно никакой возможности разобрать текст.
«Ну и замечательно», — наконец решил Фрэнсис.
И, за спиной прищелкнув пальцами, он потратил остатки маг-силы на то, чтобы буквы вдруг вздрогнули, вытянулись, выпрямились и поменялись местами, выстроившись в новую фразу — по воле колдуна.
— «Поцелуй того, кто рядом», — уверенно зачитал Винтервилль. — А у тебя?

2. – Сходим куда-то по приезду? – пока молчала, главред успел заполнить паузу. – Прошлое наше свидание не состоялось из-за рогатой братии, так может, этому ничего не помешает?
А теперь в глазах Громова явно проглядывал зверь, оборотень. И ему, похоже, совершенно не понравился мой телефонный разговор.
– Хватит болтать, – приказал мужчина.
– Что? – опешила от такой наглости.
– Я знаю отличный ресторанчик на берегу реки, ты не пожалеешь, – шеф продолжал строить планы. – Ань?!
Терпение у оборотня лопнуло, он вырвал телефон из моих рук. Ой-ей! Едва экран не треснул, с такой силой Громов его сжал!
– Аня! – донеслось из трубки прежде, чем захватчик успел прервать звонок.
Потом же Громов полностью сосредоточился на мне:
– Ты никуда с ним не пойдешь.
– С ним? – уточнила я, ощущение, что дразню хищника и одновременно прогуливаюсь по тонкому льду, стало ярче, но… страшно не было.
Мне нравилось выводить этого мужчину на эмоции! И в этот раз они не заставили себя ждать.
Оборотень сжал руки в кулаки, напрягся, будто перед прыжком…
– Ни с кем, кроме меня, – сверкнул глазами Громов. – Тебе ясно?
– Предельно ясно, – хмыкнула я. – Ты перегрелся.
Послышалось низкое рычание. И это были не волки, точно знала.
– Не шути со мной, Аня, – он теснил меня до тех пор, пока я спиной не уперлась в мощный ствол дуба.
– К твоему отсутствию чувства юмора стоит дописать и подмену понятий, – не уступала я в ответ. – Тебя не поймешь! То притягиваешь, то бежишь, как от чумы! Надоело!
Громов полностью оправдывал свою фамилию, сделался мрачнее тучи.
Нас с оборотнем разделяли считанные сантиметры, казалось, будто делим одно дыхание на двоих.
– Надоело противиться этому притяжению! – рыкнул мужчина. – Считай, сделал все возможное, но ты не слушаешь никаких предупреждений!
Он сжал мои руки в кулак и поднял над головой, опалил дыханием шею, а потом впился в рот жадным поцелуем.

3. – Сядь, милая, – отец тяжело вздохнул и выпрямился в кресле, избегая прямо смотреть на меня.
Беспокойство от его непривычного поведения все усиливалось. На негнущихся ногах я подошла к единственному свободному от завала бумаг стулу и устроилась на краешке.
– Мне нужно кое-что сказать тебе… Но я не представляю как…
– Что натворил мой братец? Если тебе пришлось ехать в столицу и его выручать, видимо, дела совсем плохи.
– К сожалению, и тут ты права, девочка моя!
– Так что он сделал-то?
Даже у моего терпения есть предел!
– Пытался стать своим среди придворной «золотой молодежи», чтобы пробиться наверх и получить хлебную должность. А на это требовались большие суммы. Тех денег, что ты ему высылала, было недостаточно. И он начал одалживаться у знакомых. Но это еще полбеды! Желая разом лишить свои проблемы, решил попытать счастья в азартных играх. Надеялся на крупный выигрыш. А ставки там, куда он сунулся, были чересчур высоки. Ему пришлось уже в процессе взять крупную сумму в долг у партнеров по игре.
Внутри шевельнулся неприятный холодок.
– И в итоге проиграл? – догадалась я. – Вот идиот! И много?
– Очень, – вздохнул отец. – Даже если продать наше поместье со всем имуществом и дом в столице, не хватит и на четверть! Но хуже всего даже не это, – он сгорбился и невидящим взглядом уставился в столешницу. – Твой брат не придумал ничего лучше, как предложить в счет уплаты долга…
– Что? – непослушными губами произнесла, уже предчувствуя что-то и вовсе шокирующее.
– Тебя, – подтвердил мои подозрения отец.
– Разве так можно?! – слова отца не желали укладываться в голове. – Предложить в счет уплаты карточного долга собственную сестру?! Да бред же! Нужно обратиться к императору. Он не допустит подобного безобразия!
– Все не так просто, Кэти, – отец с болью посмотрел на меня. – Император не станет вмешиваться.
– Как это?! Ведь это же попрание аристократической чести! Позор падет не только на нашу семью, но и на того, кто согласился принять такую сомнительную ставку!
– Не падет. Если все оформить законным путем. И учитывая личность того, кому Вестер тебя проиграл, труда это точно не составит.
– И кто же этот мерзавец?! – угрюмо спросила, из последних сил сдерживая эмоции.
– Алестер Даргон, – имя упало словно камень. Тяжелое и неподъемное, будто гробовая плита.
– Алестер Даргон? – переспросила в замешательстве. – Один из крылатых лордов?
– Да, – глухо подтвердил отец.
– Пусть так, – мотнула головой. – На своих территориях они полновластные хозяева. Но в пределах остальной империи подчиняются общим законам. Они не имеют права распоряжаться жизнями не то что аристократов, но и простых людей.
– Только если речь не идет о «предназначенных», – тихо заметил барон.
Некоторое время я переваривала услышанное. После чего недоуменно спросила:
– И что? Причем тут я?
Взгляд отца обжег и заставил обмереть.
– Ты тоже «предназначенная», – прозвучало окончательным приговором. А у меня даже свет перед глазами померк.

4. — Лампова!
Я не сдержалась и тихо ахнула. Меня цапнули за локоть и потащили в середину толпы. Я поёжилась под перекрёстным огнём взглядов.
— Вот она! — возвестила соседка Ирка. И с придыханием продолжила: — Девушка, ради которой Джинов отказался от денег! Пошёл наперекор отцу и сбежал из дома, босой и голодный…
Она всхлипнула и, вытащив платок, громко высморкалась.
— Ир, ты дорам пересмотрела, — попыталась увещевать я её. — Говорила, от них завихрение мозга случается. Костя просто поживёт у меня несколько дней, чтобы подготовиться к переэкзаменовке.
— А это что, по-твоему?
Она сунула мне под нос шарик.
— Игрушка из латекса, наполненная воздухом до шарообразного состояния, — сухо ответила я.
— Сама ты… — обиделась соседка и потрясла шариком: — Это признание в любви! Да?
Она обернулась и, кивнув, закричала:
— Лампова самая красивая!
К моему ужасу, ей начали вторить девчонки, которых я до этого момента считала адекватными. Студенты принялись подбрасывать сердца, и, чтобы не разделить участь какого-нибудь шарика, я вырвалась и побежала к входу.
Репин окинул меня масляным взглядом и ухмыльнулся:
— А ты, оказывается, ничего так, Лампова. С виду заучка страшненькая, а в купальнике секс-бомба! Кто бы мог подумать…
— И не пытайтесь думать, — огрызнулась я. — Перенапряжение извилины приведёт к раннему облысению.
Прошмыгнула мимо тревожно пригладившего макушку мужчины и, помчавшись к лестнице, старалась не реагировать на летящее вслед:
— Классная задница, Лампова! Может, сходим куда-нибудь?
— Конечно, — не выдержав, остановилась я. — Завтра же прогуляемся до отдела кадров. Я напишу заявление о вашей халатности, а вы — об увольнении по собственному желанию.
— А чего сразу халатности? — растерялся он.
Я пожала плечами:
— А как ещё объяснить то, что в моей комнате сейчас находится совершенно посторонний парень? Не похоже, чтобы вы попытались его выпроводить.
— Это же Джинов, — ещё больше опешил Репин. — Как я его выпровожу?
— Сейчас покажу, — пообещала я и побежала вверх по лестнице.

5. Влад обнял меня за плечи:
- Мне давно надо было поговорить с тобой. Только не знал, с чего начать. Как сказать тебе…
Сердце замерло и перестало биться. Сегодня заключительный акт нашего спектакля. Я знала, что все идет к этому.
Очевидно, у меня был очень испуганный вид.
- Нет, ничего плохого я тебе не скажу, - улыбнулся Влад. – Я не с того начал. Чувствую себя растерянным подростком. Я устал от одиночества, а ты помогла мне избавиться от него.
- Это было просто, - слабо улыбнулась я.
- Не знал, как сказать тебе... Я никому до этого не говорил ничего подобного.
Я замерла и боялась пошевелиться.
- Инна, я люблю тебя, - он взял меня за плечи и развернул к себе.
Его глаза смотрели на меня с нежностью. Они манили, обещали вечную радость и блаженство. Я почувствовала, что падаю в бездонную пропасть, но Влад подарил мне крылья. И я парила выше облаков на ночном небе.
В груди сладко заныло, а кончики пальцев похолодели. Я не верила своим ушам. Глупейшая улыбка расплылась на моем лице. У меня пропал голос, и я молчала. Только продолжала улыбаться.
- Давно надо было признаться, но мне казалось, ты мне не поверишь. Ведь мы изображали влюбленную пару. Я опять не о том…
Он достал из нагрудного кармана кольцо и протянул мне:
- Я прошу тебя стать моей женой. Если, конечно, ты меня тоже любишь. Мне кажется, я тебе нравлюсь.
Неожиданно по моему лицу потекли слезы. И я не могла остановить их. Они застилали глаза, а я продолжала улыбаться. Ведь это были слезы радости.
- Что? – тревожно спросил Влад. – Я обидел тебя?
- Влад, ты слепой, честное слово! – я уткнулась ему в плечо и всхлипнула. – Ведь очевидно, что я потеряла от тебя голову. И уже давно. Я тоже люблю тебя, вопреки здравому смыслу.
- Почему вопреки? – он осторожно отстранился от меня и вытер ладонью мои слезы. 
- Потому что я тебе не пара, - надо было сказать об этом.
- Перестань, глупышка! Забудь об этом. Я прошу тебя, сделай меня самым счастливым человеком. Ты согласна скрасить мое одиночество?
- Да, - беззвучно ответила я.
Влад взял мою руку и надел на палец кольцо.
- Ну вот, ты и попалась, моя бабочка. И я тебя никогда не отпущу. 
Крупный бриллиант вспыхнул в приглушенном свете, как яркая звезда на зимнем небе. Влад взял меня за подбородок и поцеловал. Долгим поцелуем, нежным и страстным. Приятный холодок пробежал по моей спине и замер на затылке. Я поняла, что никогда и ни с кем не испытывала подобного. Сердце радостно замирало, я теряла самообладание и мне это нравилось.
Я обняла Влада и ответила на его поцелуй.
- Ты останешься сегодня со мной? Если не готова, я пойму. Тебе забронирован номер в отеле.
- Влад, ты невозможный мужчина! – рассмеялась я. – Я останусь с тобой. Только у меня будет одно условие.
- Какое? – его губы обожгли мою щеку.
- Скажу, но позже, - прошептала я.

6. Ричард медленно подвёл мою ладонь к губам и прижался между пальцев, так нежно и отчаянно, будто треснул в одно мгновение его лёд под напором сдержанных прежде чувств. Табун мурашек пронесся по затылку и шее, и я хотела убрать руку, но Ричард поднялся и заставил меня встать на ноги. Подхватил под поясницу, привлёк к себе и поцеловал уже в губы.
– Ричард, – невнятно пробормотала я, вырываясь из последних сил.
Но сил оказалось совсем немного, и я снова оказалась в его крепких объятиях. Попыталась вспомнить причину для сопротивления, но не смогла и самозабвенно ответила на взволновавший душу поцелуй. Как же мне, оказывается, этого не хватало! Просто смертельно! Разгоряченная сражением, я обхватила его за шею, то ли пытаясь оцарапать до боли, то ли прижать к себе теснее, наслаждаясь каждым касанием его губ.
Похоже, наш боевой танец сейчас может перейти в какой-то другой.
– Вероника, – прошептал он во мраке так обреченно, что сердце ухнуло в пропасть.
Я взяла его лицо в ладони и всмотрелась в эту тьму.
– Напомни мне, куда мы едем… – выдохнула с трудом.
– Вернуть тебя домой, – горячий шёпот овеял моё лицо.
– Тогда… тогда мы должны перестать это делать…
– Это? – спросил Ричард и снова медленно прижался губами, вызывая слабость. Что же он со мной делает!
– Пожалуйста…
– Это очень трудно. Ника.
Он выпустил меня, но я сама смяла ткань его рубахи, заставила смотреть в глаза, серьезно, настойчиво. И заговорила, едва справлясь с дыханием:
– Я не… не знаю. Это страсть, я понимаю, я увлечена тобой. Ты совсем другой, ты расцвечиваешь мою жизнь. Просто невероятно. Но страсть проходит… Что будет потом, со мной в этом чужом мире? Что… что ты сам хочешь на самом деле? 

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

13 комментариев

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Войти

Мария Геррер, ))))))

Спасибо!

avatar
Татия Суботина
04.03.2020, 10:21:24

Большое спасибо!

avatar
Боярова Мелина
04.03.2020, 09:51:40

Спасибо, классная подборка!

avatar
Анна Пожарская
04.03.2020, 09:03:47

Спасибо)))) Интересно!

avatar
Марина Снежная
04.03.2020, 08:58:00

Спасибо за подборку)

Спасибо, интересная подборка

Спасибо за красоту!)

avatar
Rin Serizawa
04.03.2020, 08:31:56

Спасибо! Классно!

avatar
Мария Фирсова
04.03.2020, 07:24:22

спасибо большое)

Супер-подборка! Спасибо!)

Мария Геррер, )))

Спасибо ❤❤❤

Мария Геррер
04.03.2020, 01:27:43

Ксения Каретникова, ))

avatar
Антонина Крейн
04.03.2020, 01:22:44

Спасибо!))

Books language: