Девяностые пошли! И другие (хре)новости.

Автор: Федор Ахмелюк / Добавлено: 18.03.20, 22:15:58

Прежде всего я хотел сказать за свой последний впроцессник - кто видел, тот знает. Так вот, "Субботняя музыка", несмотря на то, что я таскал ее в голове не меньше года, впала в кому сразу же после старта, и все попытки составить к ней организационный документ - ключ с поглавной раскладкой - провалились, так же как и попытка писать вовсе без ключа. Дело в том, что эту историю в ее изначально предполагаемом виде не скрепляет ничего вообще, никакая проходящая красной нитью через весь роман линия. Это просто набор картинок, связанных между собой лишь персонажами.

Посему я долго кумекал и принял все-таки решение применить к этому еле живому уродцу эвтаназию. Больше такой книги на сайте нет. А то, что должно было в нее войти, всплывет в виде флэшбеков к другим приквелам (а они будут, и у них, в отличие от "Музыки", пронизывающая весь текст по длине идея имеется). Нет, был, конечно, вариант упереть все в одну линию, но тогда вместо романа о взрослении и укреплении в своих взглядах получилась бы очередная лырка.

Анонсировать пока ничего не буду, но составлять ключи к двум новым книжкам я уже начал. Возможно, они будут короче стандартных 11-12 авторских листов, но они будут.

На этом с новостями все, но у меня со времен последнего блога - с начала января еще - вышло несколько новых рецензий. Кто не в курсе - прочитать их можно здесь

[...] Вообще, "долг" - плохое слово уже само по себе, и еще хуже, если некто этот долг навесил на себя сам, не имея на то законных причин. И как бы благородно ни выглядели со стороны позывы профессора и Никиты, реальность остается реальностью в любых случаях. Особенно если учесть, что и профессор не общался со своей спившейся родственницей, и Мезенцев не видел Лизу уже много лет, да и не испытывал к ней интереса как к девушке, они просто дружили. Где здесь драма? В конфликте социальных слоев? Отчасти да, можно и так сказать. "Гусь свинье не товарищ", "кесарю кесарево, а слесарю слесарево", и профессор, и Никита - уже сложившиеся личности, со своими собственными понятиями о правильном и прекрасном, [...] - из мешка #90 на социальную драму о попытках сделать благородное дело, повисшее в итоге на спине неподъемной ношей. Ссылка не прикрепляется, так как книга на сайте скрыта и распространяется самим автором по запросу.

[...] Что до "дразни демонов", то здесь нет никакого специфического "полового" подхода. Теми же кругами, что распространяют версию о сущности любого мужика как прежде всего насильника, продвигается утверждение, что женщины убивают только в ходе самообороны (на самом деле - куда чаще из корыстных побуждений), и такие убийства тоже можно и нужно считать попытками раздразнить демона, выдернуть из наслоений социального - обеспечивающее выживание, игру с инстинктом, в данном случае самосохранения. Покусился на базовое - получи перо в печень. Никто с этим не спорит. [...] - из мешка #91 на психологический триллер, прикидывающийся эротикой.

[...] Сравнивать, кого помяли сильнее, здесь бессмысленно, важен сам факт помятости. И она оказывается сильнее, целостнее Германа, не позволяет складкам исказить свой образ и свое мышление, обезобразить его - более того, она не следует бездумно своим позывам искажения, как Герман, а пытается разгладиться. У нее не сформировалось ни андрофобии, ни мизандрии, совершенно обычных после подобных историй; она не тянется ни к замужеству, ни к долгим прочным отношениям, она не любит своего режиссера, но остается способной на нежность, именно на эту, женскую, направленную на взрослого мужика, а не на материнский инстинкт и не на вбитую в почти всех женщин способность умиляться всему маленькому и миленькому. Впрочем, до изначальной гладкости этот лист все равно не отгладить... [...] - из мешка #92 на еще один психологический триллер, но смешанный уже с детективом.

[...] И если первый случай является смежным, но все же не представляется в книге в своем чистом виде, остается второй. Люди, хоть сколько-нибудь шарящие в этих вопросах, как правило, напирают на то, что в большинстве случаев - подавляющем большинстве - подобные проблемы корнями уходят в семью. Но "взрослый мудрый человек", хотя и умеет кликушествовать и винить себя во всем, в чем надо и не надо, постфактум, обычно пальца пальцем не стукнет, чтобы что-то предотвратить - ну, кроме того, чтобы запереть ходящего по краю отпрыска под замок. Его проблемы это нисколько не решает, но это уже другая история. Взрослый мудрый человек отсекает свою собственную вину в опасной ситуации и ищет угрозы извне. [...] - из мешка #93 на смесь социальной драмы с подростковой прозой, причем книга издана в бумаге как второе, а первого здесь гораздо больше.

[...] И именно соприкосновение со смертью дает силы жить... не всем, но как минимум одному из действующих лиц в этой истории. Соприкосновение именно с самой Смертью как явлением, которое нужно принять и понять, а не просто мертвой материей или свидетельством чужого Соприкосновения. От человека к человеку этот спасительный вирус не передается - нужно найти и поселить его в себе самому. Правда, велика вероятность, что откажут ноги. Или что-нибудь другое. Или дозу не рассчитаешь. Радикальный метод, но только он смог привести в разум одного из соприкоснувшихся, прорвать эту приросшую к лицу и чуть ли не напрямую к мозгу серую маску печали [...] - из мешка #94 на психологический триллер в антураже викторианской Англии, холодную серую книгу, тоже похожую скорее на социалку.

Мешка #95 пока нет. Записанная на него книга все еще не завершена. Есть вероятность, что мешок на нее выйдет уже во втором сезоне и с трехзначным номером, а этот будет отдан рецензии на другую книгу.

[...] Вообще, буквально за несколько дней изучения жизни в мирном вроде бы городе Самойлов убеждается, что дерьма здесь ничуть не меньше, чем на войне, только другого сорта. Рэкет, мздоимство, бандитизм и кидалово обнаруживают себя чуть ли не на каждом шагу, а единственными вменяемыми людьми в окружении оказываются прокурор, норовящий ухватить Грызлова, и работающая в одной фирме с этим же Грызловым их однокурсница Екатерина. Она не замечена ни в чем дурном, и даже пытается как-то заботиться об отвыкшем от мирной жизни вояке: покупает ему продукты и готовит еду, пытается как-то поддержать психологически. А остальные мало того что творят мерзопакость, так еще и перестают считать Самойлова за полноправного члена общества, относясь к нему как к калеке, в котором навсегда застряла война.[...] - из мешка #96 на смесь боевика с социальной драмой.

Скажете сейчас: Похмелюк в своем репертуаре, одна чернуха-социалка... А вы что хотели? Девяностые. Мешки, не годы, но девяностые же!

1 комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Войти
avatar
Наталья Царева
19.03.2020, 00:32:55

Жаль "Музыку", но автору виднее.
Тем более что обещано, что работа над циклом будет продолжена.
По поводу мешкованных книг, хочется почитать 94-ую. Викторианская Англия, нуар - можно ли пройти мимо?
Спасибо за отличные рецензии, как всегда.

Наталья Царева
19.03.2020, 01:02:39

Федор Ахмелюк, Я не все читаю, вполне могла пропустить.

Books language: