В общем, все умерли (с)

Автор: Екатерина Шашкова / Добавлено: 20.07.20, 13:12:37

Недавно я немножко взгрустнула и решила убить всех героев. 
И убила.

Не шутка!
Прям реально убила, прям всех, прям в тексте!

Ну, не в оригинальном тексте, конечно. Пришлось для этого отдельный рассказ писать. Получилась такая мрачная альтернативка на тему "Что было, если бы когда Ракун в детстве падал с крыши, мать не успела его поймать".
Ничего хорошего, да.

Так что вышла довольно драматическая и стекольная штука.

Вообще, всё это родилось из внезапной мысли, что самое большое фантдопущение в "Реке" - это то, что Ракун вообще дожил до своих 40+. И Силь тоже (во многом благодаря Ракуну).

Везучие очень, наверное!
Но если убрать Ракуна, то запускается цепная реакция и всё катится в тартарары. Чуть медленнее, чем в серии "Turn left" в "Докторе Кто", но примерно так же неотвратимо.

Тут мог бы быть какой-то умный вывод, но зачем?

А рассказ - вот он прям тут. Ну а куда его ещё? Это же даже в "Осколки" не запихаешь, там всё-таки канон.

Читайте и страдайте!
Или не читайте - и радуйтесь жизни

* * *

Алексу приснилась смерть

Впервые смерть приснилась Алексу, когда ему было десять.
Не его смерть.
Какой-то мальчишка.
Он его не знал даже. Просто зашёл однажды в кабинет к деду, тот читал пришедшее накануне письмо и выглядел расстроенным.
— Что-то случилось? — спросил Алекс. И подумал, что, наверное, опять на заводе неприятности. Или разрешение на полевые испытания не подписали. Или… Да мало ли, что может случится?
— У знакомого сын погиб. Мелкий совсем, твой ровесник.
— А у кого? — Алекс считал, что знает всех дедовых знакомых, но совершенно точно не помнил никаких ровесников. Он вообще очень редко видел других детей. Обычно родители их по деловым встречам и мастерским не таскали.
— Ты его не знаешь. Я и сам-то Эллерта уже лет тридцать не видел.
— Жалко… — протянул Алекс.
Хотя сам толком не понял, что именно жалко.
Неведомого мужика, с которым дед не общался целую вечность?
Чужого мальчишку?
Или того, что мальчишка этот был почти ровесник Алекса. Возможно, они даже смогли бы подружится. Но не успели даже познакомиться.
Это было немного грустно, но в целом — ничего такого уж страшного.

Но ночью Алексу приснилась его смерть.
И следующей ночью тоже.
И ещё несколько раз подряд.
И это было жутковато.

* * *

Следующий раз это случилось спустя восемь лет.
Очень буднично: Алекс просто шёл по улице, из подворотни просто выносили труп.
У трупа были светлые волнистые волосы и тонкие окровавленные руки. Остальное скрывала небрежно накинутая сверху тряпка.
Алекс пожал плечами и пошёл дальше.

Следующую неделю он почти не спал.
Стоило закрыть глаза, и из подсознания набрасывались сумбурные видения.
Тонкий светловолосый мальчик (во сне Алекс почему-то был уверен, что это мальчик). Много крови. Много боли. И ощущение, что это нужно было предотвратить.
Алекс знал, что должен был оказаться ночью в этой подворотне.
Успеть, вмешаться, спасти.
Но как? У него не было привычки гулять ночами по подворотням.

* * *

Смерть деда Алексу почему-то не снилась.
Вообще почти тридцать лет не снилось ничего необычного — достаточно долгий срок, чтоб списать предыдущие случаи на совпадение.

А потом вдруг девочка-подросток, словно сгорающая изнутри.
Кажется, её что-то очень напугало, но понять точнее было невозможно. Алекс не видел, что происходило вокруг. Только вспыхнувшие зелёным огнём глаза, миг удивления и восторга, страх — и рассыпающееся пеплом тело.

У этой странной смерти были свидетели, Алекс прочитал о ней в утренней газете.
Прочитал уже после того, как увидел во сне.
В газете было имя девочки — Алина Эллерт. Сирота из приюта в Истоке.

«Опять Эллерт», — пробормотал Алекс.
И подумал, что нужно напиться.
И ещё — что надо выяснить подробности.

* * *

Он опоздал совсем немного.
На день.
Ждал паром до двадцать третьего витка, который ходил раз в неделю, а иногда и реже. Он бы доплатил за срочность, но частники в такую даль и вовсе не возили.
Приходилось ждать — и видеть во сне, как симпатичная, но очень печальная женщина сначала долго стоит на подоконнике, а потом делает короткий, обрывистый шаг вперёд, навстречу закату.

Единственная родственница той самой Алины Эллерт.

Больше не осталось никого.

* * *

Осталось.
Был ещё высокий мужчина, похожий на военного.
Он и умер как военный — в перестрелке.

Газеты знали всё.
Газеты написали, что покойный был милитом с образцовой репутацией, но ни с того ни с сего бросил работу и совершил нападение на дом известного магната Герберта Тивасара. В результате нападения г-н Тивасар скончался. Помним, скорбим.

По Тивасару Алекс не скорбел. Видились как-то мельком — не понравилось.
А вот милит, которого журналисты даже по имени не назвали, снился ещё несколько дней. Именно дней.
Ночами Алекс пил.
Он смертельно устал от снов.

* * *

Он не хотел идти на тот приём, вообще никуда идти не хотел. Но рабочие надобности были важнее душевных.
Вернее, это он сперва думал, что рабочие. Да и начал Херциг, как и положено, с финансовых и производственных вопросов. А закончил…
-…вот я и говорю, что продал бы вам свою долю хоть завтра, у меня уже сил никаких нет этим заниматься. Но Кальви мы уже лет десять как договорились, что он заберёт и завод, и Лизку.
Алекс даже не сразу вспомнил, что ещё за Лиза такая. Потом сообразил, что дочка Херцига. Нашёл её взглядом — молоденькая светловолосая девушка стояла чуть поодаль, ждала, пока отец наговорится.
— А она тут причём?
— Так а куда её? Скоро восемнадцать девке, а до сих пор не замужем, ото всех нос воротит. Ну, а Кальви вроде как глаз на неё положил давненько уже. Вот и пусть возится и с ней, и с заводом. Всё равно и от того, и от другого убыток один.
— Он же… ему же… сколько? Под семьдесят уже!
— Всего-то шестьдесят три. Ну и можно подумать, что это плохо. Лет через десять, может, помрёт, а имущество всё моей детке достанется. Если он не разорится к тому времени, конечно.
— А Лиза сама что про это думает?
— Да кто её спрашивать-то будет?
Алекс снова обернулся на девушку. Задержался взглядом на тонких запястьях и светлых локонах. И неожиданно даже для себя попросил:
— А отдайте её мне. — Прозвучало странно. «Отдайте». Как будто вещь какую-то. — Не знаю, сколько предложил вам Кальви, но я дам в два раза больше.
— Лисар, вы рехнулись или влюбились с первого взгляда? — напрямик спросил Херциг.
— Ни то, ни другое, — честно ответил Алекс. И чуть менее честно добавил: — Просто у меня есть виды на ваш завод.

* * *

На супружеское ложе Лиза шла как на эшафот, закусив губу и пытаясь не разрыдаться.
Алекс накапал ей успокоительного, завернул в одеяло и уложил спать. Попутно объяснил, что если она не захочет, то ничего между ними не будет.
И даже если захочет — скорее всего тоже.

Тут она всё-таки разрыдалась. От счастья и облегчения.

У них вообще получился очень счастливый брак.
А что детей нет… ну, можно же и усыновить кого-то. Или Лиза найдёт себе мальчика по душе, тогда и… Ну, придумают что-нибудь.
Главное, что никакая ерунда больше не снится и можно поверить, что всё наконец-то закончилось. И сны, и бесконечное тоскливое одиночество.

* * *

Сны не вернулись, даже когда в Истоке взорвали короля.
Не вернулись, когда чуть не взорвали принцессу.

Через месяц Алексу прислали приглашение на коронацию.
Не то, чтобы ему хотелось ради такого ехать в Исток, но Лиза сказала, что было бы любопытно посмотреть — и церемонию, и другой мир. А террористов, говорят, уже поймали, и бояться нечего.
Так почему бы и не съездить, да?

Накануне ему снова приснилась смерть.

Комментарии:

Всего веток: 1

Наталья Свиридова 24.07.2020, 09:36:31

С удовольствием перечитала!
Отличный рассказ, хоть и грустный.

Books language: