Первый фанфик

Автор: Рощина Надежда / Добавлено: 17.02.17, 10:03:39

Сегодня на стене в моей группе ВКонтакте появился фанфик в подарок автору, т.е. мне, на День Святого Валентина. Я в шоке и под большим впечатлением. У меня в романе была лишь строчка о том, что тан Тувалор, будучи ещё маленьким мальчиком, остался единственным выжившим в уйгардской крепости после разразившейся там эпидемии. Не думала, что её можно обыграть ТАК *смеётся* Фанфик, честно говоря, пробрал меня до мурашек и заставил задуматься над тем, что я пишу и как. 

Надеюсь, вас он тоже не оставит равнодушными. Автор фанфика Серова Анна. Рейтинг R. Жанр даркфик. Название и сам фанфик читайте ниже...

Друг из моего детства

- Морнгейл! – крик мальчика звонко разнёсся по залам крепости, отскакивая от стен и возвращаясь эхом. – Морнгейл!

На миг Тувалора охватило неприятное, душное чувство, когда мелькнула мысль: он не придёт. Но мальчик отмахнулся от этой мысли и побежал по коридору, заглядывая в дверные проёмы.

- Я не хочу играть в прятки! Выходи!

Ответом ему стал низкий, добродушный смех. По этому-то смеху Тувалор понял, где искать друга, и со всех ног кинулся в столовую.

Морнгейл сидел за столом, положив на него свои большие руки. Мальчик знал, что эти руки умеют держать и меч, и поводья, и штурвал, а ещё – вырезать самые красивые в мире деревянные фигурки и очень ласково трепать по волосам, почти как отец и…

Нет. Об отце он думать не будет.

- Привет! – Тувалор подбежал к мужчине, с радостной улыбкой посмотрел на него снизу вверх. Даже сидя тот оставался выше.

- Привет. Ты уже позавтракал?

Мальчик кивнул. Он доел холодные остатки найденной буженины и варёного картофеля, но на кухне оставалось ещё много еды. Правда, некоторые фрукты странно потемнели.

- Тогда чем займёмся? Поиграем во дворе?

И снова кивок и широкая улыбка. Больше всего в мире Тувалор любил играть во дворе с Морнгейлом.

А вот прятки он не любил.

Его друг постоянно выбирал такие места, чтобы спрятаться, куда мальчик не хотел ходить. Столовая была ещё приятным местом.

(В ней почти не воняло.)

Но пока Тувалор не приходил туда, куда прятался Морнгейл, его было бесполезно звать. Например, спустя три дня он спрятался в спальне матери.

(Её рука, свисающая с кровати.)

Мальчик несколько часов сидел под приоткрытой дверью и звал друга, не желая входить, а тот лишь тихо, добродушно смеялся в ответ. Наверное, он хотел видеть Тувалора таким же храбрым, как император, но Тувалор не был таким.

Он боялся чего-то такого, чего сам не мог себе объяснить.

(Её рука схватит меня, если я подойду.)

«Не бойся», – как будто бы говорил смех Морнгейла. «Здесь нет никого, кроме меня».

Но Тувалор знал, что она там. В конце концов, это её комната.

Наконец он устал сидеть на полу. Устал и замёрз.

- Ладно. Я вхожу.

Он боялся увидеть что-то, что могло ждать его в комнате.

(Её голова, запрокинутая, обращена лицом к двери.)

Поэтому мальчик вошёл с закрытыми глазами, держась рукой за стену.

- Эй, посмейся ещё, чтобы я мог найти тебя?

Тишина.

- Ну, Морнгейл, – справа как будто раздался шорох. Тувалор слепо повернулся туда. – Это ты?

Шорох прекратился.

(Её кровать прямо напротив входа. Если я пойду направо, я не наткнусь на неё.)

Мальчик, продолжая одной рукой держаться за стену, а второй шаря перед собой, неуверенно пошёл туда, откуда доносился шорох. Шаг за шагом он продвигался, насколько он помнил, к туалетному столику.

- Морнгейл, – ещё раз попробовал позвать он.

Тишина.

Тувалор вдруг остановился, испугавшись этой тишины, будто в ней таилось что-то, что только прикидывалось тишиной, или само производило тишину, заглушающую другие, безопасные звуки.

(А вдруг она встала с кровати и сидит за туалетным столиком.)

От испуга мальчик вздрогнул, сделал шаг в сторону, вскинул руки перед собой и понял, что потерял стену, по которой шёл. Он попытался снова найти её на ощупь, но споткнулся обо что-то.

(Её рука.)

Не видеть оказалось страшнее, чем видеть. Тувалор резко распахнул глаза и вскрикнул. Он стоял прямо перед зеркалом, в котором отражалось его бледное, искажённое лицо. На туалетном столике сидела крыса. От его крика она бросилась прочь, добежала до портьеры и юркнула под неё. Тувалор опустил глаза и увидел, что споткнулся о складку на ковре.

Из-за спины мальчика раздался смех.

Морнгейл оказался совсем в другой стороне, стоял, облокотившись о подоконник. Тувалор смог выйти из комнаты, не взглянув на кровать.

Конечно же, друг не хотел пугать его специально. Просто он-то, взрослый и смелый, герой и император, не видел ничего страшного в том, от чего бросало в дрожь маленького мальчика.

Однако после того раза с каждым днём Морнгейл стал находиться всё тяжелее, неохотнее и позднее.

Одним утром, зайдя на кухню, Тувалор понял, что больше не может делать вид, что не замечает тяжёлого запаха гниющей еды и крупных мух, облепивших продукты. После этого стало тяжелее находить, что бы поесть. А ещё он больше не мог не чувствовать остальные запахи.

Во всей крепости пахло почти так же, как в кухне.

- Морнгейл, – шептал мальчик, идя по коридору. Кричать он не мог, потому что для этого пришлось бы вздохнуть слишком глубоко, набрать слишком много этого воздуха, наполненного вонью, как перезревший плод червями, пожирающими его изнутри – того и гляди, лопнет, и черви посыпятся.

- Морнгейл, – звал Тувалор, закрывая лицо рукавом.

(Все они начали так пахнуть одновременно с продуктами. Это значит, что и мы, и наша еда сделаны из одного и того же. Мы тоже еда. Для кого-то.)

Во внутреннем дворе крепости можно было дышать свободнее. Тувалор сел прямо на землю и принялся смотреть на подъёмный мост. Рычаг для его спуска был слишком тяжёл для мальчика. Может быть, Морнгейл мог бы его опустить – Морнгейл всё мог. Только почему-то не хотел.

Может быть, если как следует попросить его, он поможет? Он ведь взрослый. Герой. Друг.

- Морнгейл! – наконец во весь голос закричал Тувалор, задрав голову наверх. Он видел кусочек неба в кольце из крепостных башен.

Смех раздался откуда-то изнутри крепости.

- Морнгейл, я не хочу играть! Хватит, игры кончились! Помоги мне!

Ответом был лишь новый смех.

По руке мальчика пробежала крыса. Длинный тяжёлый хвост волочился за ней, как верёвка.

- Прочь! – вскрикнул Тувалор.

Крыса обернулась, села, заинтересованно понюхала воздух, а потом побежала дальше.

Мальчик ночевал под открытым небом в ту ночь, но наутро голод погнал его на кухню. Он жалел, что не нашёл ключи от кладовой раньше, а теперь не мог себя заставить их искать.

Над телами, валяющимися там, где застала их смерть, вились мухи и пировали крысы. Тувалора вырвало остатками вчерашней еды, потом желудочным соком, а потом желчью. Он медленно брёл к выходу во двор, и всю дорогу его желудок снова и снова скручивали рвотные спазмы. Он останавливался, сгибался, потом поднимал голову и шёл дальше. Его окружала плотная, застоялая вонь. Чавканье крыс перемежалось раскатами смеха, шедшего сразу со всех сторон, из каждого раскрытого в предсмертной судороге рта, из жующих зубастых пастей, из раззявленных, распахнутых дверей, из выеденных глазниц окон.

Все крысы, все мертвецы, вся крепость – всё смеялось над Тувалором, с каждым шагом навсегда перестающим быть ребёнком.

Сказать автору фанфика спасибо можно здесь.

Комментарии:

Всего веток: 3

Екатерина Шашкова 17.02.2017, 10:46:27

Бррр, жуть какая!
(И он у тебя два раза скопировался)

Последний комментарий в ветке:

Рощина Надежда 17.02.2017, 10:54:58

Екатерина Шашкова, поправила, спасибо :)))
Вот именно! Он жуткий! А я сама страшилки писать не умею, могу только восхищаться теми, кто реально умеет пугать.

Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева 17.02.2017, 10:28:23

Поздравляю! Первый фанфик это круть!))

Последний комментарий в ветке:

Рощина Надежда 17.02.2017, 10:53:28

Татьяна Богатырева, спасибо)))) Я очень обрадовалась, да))) Лучший подарок! *___*

Books language: