«1984» Джордж Оруэлл (мнение, и для себя)

Автор: Ольга Воробей / Добавлено: 12.04.17, 15:29:20

(Много цитат и много букв, написано мнение скорее для того,чтоб перечитав освежить память, как все там было)
 

Мнение. «1984» Джордж Оруэлл

Добралась наконец-то и до Оруэлла. В первую очередь заинтересовало название книги, 1984 – год моего рождения. И по любому должно быть интересно, ведь это был какой-то особенный год, раз в его честь названа книга. Но тут я опечалена: год выбран случайно. Возможно, просто перевертыш от даты написания книги, а это был 1948г. А, может быть, и того меньше, просто наобум. Книга не дает ответа на этот вопрос, просто говорится, что события произведения, возможно, происходят в 1984г.

 

Сам автор, Эрик Артур Блэр, всю свою «сознательную» жизнь варился в политических событиях, был активным участником партий, боролся… Если вкратце, то был против тоталитаризма и был за демократический социализм. И вот, что-то мне подсказывает, что так задолбался он бороться и просто решил довести происходящее  до предела, до абсурда, когда смешно, но сквозь слезы. Книга, безусловно, получилась политической, но не сложной в прочтении. И ее в свое время бы очень оценили советские люди, но им было запрещено читать такое. Сходство Старшего Брата и Сталина ну очень прозрачно. И новояз в своих сокращениях отсылает в тоже советское время. Ну да ладно. Сам Оруэлл говорил так: «Я не убежден, что общество такого рода обязательно должно возникнуть, но я убежден, что нечто в этом роде может быть. Я убежден также, что тоталитарная идея живет в сознании интеллектуалов везде, и я попытался проследить эту идею до логического конца» ©.

Что же это за общество? Ну, давайте попробуем, представим, как там хорошо было бы… Цивилизация, основанная на ненависти. Все чувства будут истреблены, кроме правильных: страх, гнев, торжество и самоуничижение. «Мы разорвали связи между родителями и ребенком, между мужчиной и женщиной, между одним человеком и другим. Никто уже не доверяет ни жене, ни ребенку, ни другу. А скоро и жен, и друзей не будет. Новорожденных мы заберем у матери, как забираем яйца из-под несушки. Половое влечение вытравим. Размножение станет ежегодной формальностью, как возобновление продовольственной карточки. Оргазм мы сведем на нет. Наши неврологи уже ищут средства. Не будет иной верности, кроме партийной верности. Не будет иной любви, кроме любви к Старшему Брату. Не будет иного смеха, кроме победного смеха над поверженным врагом. Не будет искусства, литературы, науки. Когда мы станем всесильными, мы обойдемся без науки. Не будет различия между уродливым и прекрасным. Исчезнет любознательность, жизнь не будет искать себе применения.  С разнообразием удовольствий мы покончим. Но всегда – запомните, Уинстон, - всегда будет опьянение властью, и чем дальше, тем сильнее и острее. Всегда, каждый миг, будет пронзительная радость победы, наслаждение от того, что наступил на беспомощного врага. Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека – вечно» ©.

(Становится понятно, почему у некоторых изданий данной книги на обложке помещен башмак). И тут вы скажите, ну что за чушь, такого не может быть, такого не случится никогда. Тем не менее автор во всех подробностях и тезисно описывает путь достижения подобного результата. И пусть это произойдет не завтра, но партия определенно на пути к этому. И да, пусть это все сказка, однако, хорошо прописанная сказка. Даже есть слухи, что данной книжкой подпольно зачитывались советские члены партии, и некоторые моменты брали на вооружение, или применение – но то слухи, откуда знать… Помнится лишь, что секса в СССР не было. А был железный занавес, когда советский человек думал, что живет хорошо, ибо не знает, как живут проклятые капиталисты за морем- океаном. А если не с чем сравнить, то зачем сравнивать? Все говорят хорошо живем, дак, а чё, плохо что ли? Частично сей вопрос изоляции заложен в лозунгах партии: «Война – это мир. Свобода – это рабство. Незнание – сила» ©. Тут не стоит волноваться, автор их постепенно расшифрует и пояснит, и на первый взгляд абсолютная чушь превратится в логически выстроенную картину. Картину чего? Да, достижения чистой власти.  И дальше весьма интересно. Ведь можно предположить, что партия стремится ко власти во благо большинства (пролы (простые люди) – 85%). «Потому что люди в массе своей – слабые, трусливые создания, они не могут выносить свободу, не могут смотреть в лицо правде, поэтому ими должны править и систематически их обманывать те, кто сильнее их. Что человечество стоит перед выбором: свобода или счастье, для подавляющего большинства счастье – лучше» ©. Люди живут в убожестве, ложью и жестокостью удерживаемые партией в данном состоянии, не ради их же блага, нет. Все куда проще у Оруэлла.  «Партия стремится к власти исключительно ради нее самой» <…> Власть никогда не захватывают для того, чтобы от нее отказаться. Власть – не средство; она – цель <…> Цель репрессий – репрессии. Цель пыток – пытки. Цель власти – власть» ©. И далее говорится о том, что утвердить над человеком свою власть возможно лишь путем страдания. То есть заставить человека страдать, через боль и унижения, простое послушание не гарантирует исполнения воли сильного. И тут такой маленький нюанс. По итогу обучения страданием  «заблудшая овца» будет искренне любить и с радостью, по собственной инициативе, от всей своей души исполнять волю хозяина (партии), понимая ее как свою собственную. Нет? Не верите?  Уинстон (главный герой) тоже не верил и его обучали: «Били кулаками, били дубинками, били стальными прутьями, били ногами.<…> Бывало так, что это длилось и длилось без конца, и самым жестоким, страшным, непростительным казалось ему не то, что его продолжают бить, а то, что он не может потерять сознание» ©. Тут я долго думала, что было бы со мной, будь я на месте главного героя. Не знаю… Это очень страшно даже представить. Но, как оказалось, то были только цветочки… Сломать и перекроить человека - упорный и долгий труд, оказывается. «Правоверность – состояние бессознательное» ©. К бессознательности, собственно, и стремились.

А с чего все началось-то? Жил-был такой простой партийный клерк Уинстон Смит. Как и все жил-был. Ходил на свою работу, подделывал и исправлял прошлое, ведь партийный лозунг гласит: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим, кто управляет настоящим, тот управляет прошлым» ©. Представьте как это, когда нет прошлого, или ни одному документальному факту о нем, нельзя верить? И тут Оруэлл также довел ситуацию до абсурда. Мне очень понравилось, когда Уинстон дабы заполнить пробел прошлого в газете взял и выдумал человека, сделал его героем и героически убил. (Придумывать можно было только мертвых).

 Так вот, жил Уинстон в нелегкое время, а вернее, во время войны, постоянной войны, войны где-то там. Нищета, разруха, дефицит казались уже нормальными условиями существования, так было всегда. Вялая, (возможно, нереальная) война: «пожирает излишки благ и позволяет поддерживать особую душевную атмосферу, в которой нуждается иерархическое общество» ©. Война идеальный потребитель излишек производства, при котором мощности производства используются по полной, народ занят тяжелым трудом, и при этом народ не жиреет, а находится в состоянии постоянного дефицита и ненависти. Идеальная экономика, живущая постоянной войной и для войны. «Войну ведёт правящая группа против своих подданных, и цель войны - не избежать захвата своей территории, а сохранить общественный строй» ©. И тут мы вспоминаем лозунг: «Война – это мир». Когда война делается постоянной, она перестает ею быть. «Постоянный мир был бы то же самое, что постоянная война» ©. Вот так и получается, что война – это мир. «Благодаря ощущению войны, а следовательно, опасности передача всей власти маленькой верхушке представляется естественным, необходимым условием выживания. <…> Пролы замечают войну лишь время от времени. Когда надо, их можно возбудить до исступленного гнева и страха, но, предоставленные самим себе, они забывают о ведущейся войне надолго» ©. Вот и получается, что война – это идеальный инструмент манипулирования народом.

Уинстон живет по сути в очень интересном мире. Мире, где никто не помнит прошлого («прошлое подчищено, подчистка забыта, ложь стала правдой» ©); под постоянным наблюдением партии (Старший Брат следит за тобой), где лицепреступление – это не правильное выражение лица, где мыслепреступление - это тягчайший грех, где удачный половой акт – уже восстание, где страсть – мыслепреступление, где целомудрие вколочено в женщин также крепко, как преданность партии. Мир, в котором у партийного работника нет свободного времени, а наедине с собой он может остаться только ночью. Мир, в  котором любой человек может исчезнуть, потому что слишком умен, слишком глубоко смотрит, слишком ясно выражается, а таких партия не любит. «До чего легко представляться идейным, не имея даже понятия о самих идеях. В некотором смысле мировоззрение партии успешнее прививалось людям, неспособным его понять. <...> непонятливость спасает их от безумия»©. В этом прекрасном мире министерство мира занимается войной, министерство правды - ложью, министерство любви - пытками, министерство изобилия морит голодом.

Под этим непередаваемым всенарастающим чувством давления Уинстон отпустил свои мысли: «Он с возмущением думал о своем быте, об условиях жизни. Всегда ли она была таковой? Всегда ли был такой вкус у еды? <…> Всегда ли так неприятно было твоему желудку и коже, всегда ли было это ощущение, что ты обкраден, обделен? Правда, за всю свою жизнь он не мог припомнить ничего существенно иного. Сколько он себя помнил, еды никогда не было вдоволь, никогда не было целых носков и белья, мебель всегда была обшарпанной и шаткой, комнаты – нетопленными, поезда в метро – переполненными, дома – обветшалыми, хлеб – темным, кофе – гнусным, чай – редкостью, сигареты – считанными; ничего дешевого и в достатке, кроме синтетического джина. Конечно, тело старится, и все для него становится не так, но, если тошно тебе от неудобного, грязного, скудного житья, от нескончаемых зим, заскорузлых носков, вечно неисправных лифтов, от ледяной воды, шершавого мыла, от сигареты, распадающейся в пальцах, от странного и мерзкого вкуса пищи, не означает ли это, что такой уклад жизни ненормален? Если он кажется непереносимым – неужели это родовая память нашептывает тебе, что когда-то жили иначе?» © Однажды задумавшись и ясно ощутив, что что-то не так, человек не сможет остановится и начнет копать, начнет думать, начнет искать варианты, как что-то изменить. «Самое характерное в нынешней жизни не жестокость ее и не шаткость, а просто убожество, тусклость, апатия» ©. Современный человек в массе своей также не доволен жизнью, но если сравнить их с условиями Уинстона, то это рай. Через призму Уинстона легко почувствовать ценность простых вещей, которыми человек пользуется сейчас. На очень короткий промежуток времени главный герой попробует вкус жизни не по сценарию партии, и она ему понравится.

Есть лозунг у партии: «Пролы и животные свободны»©. Пролы – это низшие люди, не достойные внимания и ограничений и в определенном смысле более счастливые чем партийцы. Взять хотя бы ситуацию, как женщина-прол во дворе развешивала белье и пела от души песню, и делала она это так складно, так приятно, что казалось вот оно счастье; ей ничего не нужно, а мне не нужно ничего кроме как любоваться ее некрасивой красотой.  И тут стоит пояснить, что пролы составляли 85% населения и они были низшими. Откуда такая градация?

«На протяжении всей зафиксированной истории и, по-видимому, с конца неолита в мире были люди трех сортов: высшие, средние и низшие. <...>
Цели этих трех групп совершенно несовместимы. Цель высших - остаться там, где они есть. Цель средних - поменяться местами с высшими, цель низших - когда у них есть цель, ибо для низших то и характерно, что они задавлены тяжким трудом и лишь от случая к случаю направляют взгляд за пределы повседневной жизни, - отменить все различия и создать общество, где все люди должны быть равны. Долгое время высшие как будто бы прочно удерживают власть, но рано или поздно наступает момент, когда они теряют либо веру в себя, либо способность управлять эффективно, либо то и другое. Тогда их свергают средние, которые привлекли низших на свою сторону тем, что разыгрывали роль борцов за свободу и справедливость. Достигнув своей цели, они сталкивают низших в прежнее рабское положение и сами становятся высшими. Тем временем новые средние отслаиваются от одной из двух других групп или от обеих, и борьба начинается сызнова. Из трех групп только низшим никогда не удается достичь своих целей, даже на время. <...> Средние, пока боролись за власть, всегда прибегали к помощи таких слов, как свобода, справедливость и братство» (с).

Да, ведь так все и есть по сути. Счастливые пролы – это те, кем можно легко манипулировать, использовать, обещать и обманывать, ничего страшного, их цели все-равно не достижимы, им и так пойдет, как-нибудь выживут. Однако сам Уинстон в своих рассуждениях  видел силу, способную уничтожить партию, именно в пролах. А потом добавлял: «Они никогда не взбунтуются, пока не станут сознательными, а сознательными не станут, пока не взбунтуются» ©. Вот так и получается, что НИКОГДА. Ступив на путь размышлений, Уинстон сильно не дооценил своего противника. В нем теплилась надежда, что он попадет в оппозицию, примкнет к движению Голдстейна – предателя партии, которого ежедневно на двухминутках ненависти так упорно и самозабвенно ненавидели все. Но Уинстон слишком поздно осознал, что и Старший Брат, и Голдстейн, и оппозиция, и война – это всего лишь фикция, всего лишь игры партии.  Это часть стратегии, благодаря которой, с учетом исторического опыта нестабильных результатов правящих, высшие сохранят свое положение навсегда, навсегда увековечат не свободу и неравенство.

Что по концовке хочу сказать. Книга стоит внимания, хотя бы для расширения кругозора. Автор писал ведь не о совсем запредельных вещах и проблемах, я бы даже сказала, писал о сути, но с сарказмом и доведя до абсурда. А итог такой, если ты выбираешь путь счастья, то просто разучись думать, не задумывайся, не размышляй, а живи, наблюдай и наслаждайся тем, что преподнесла тебе жизнь. Если выбираешь путь свободы, тогда прочитай для начала эту книгу, и пойми, через что, возможно, тебе придется пройти, чтобы сломать систему и самому при этом не надломиться.

Комментарии:

Всего веток: 4

Rufina K 12.04.2017, 22:33:14

А где параллели? Без этого рецензия не имеет смысла.

В ветке 4 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Ольга Воробей 13.04.2017, 22:05:32

Rufina K, Простите, но совсем чет не хочется проводить параллели. Для этого надо погрузиться в забавную игру политиков "кто дурак? сам дурак". Надо перекопать пласты истории и политики, чтоб грамотно эти параллели обосновать. А зачем? Если оруэлловеды разложили его вдоль и поперек, притянули и подтянули к месту и не к месту.
И да, я задумалась над вашим запросом, и почему-то пришла такая мысль: если начинать проводить те самые параллели, то "распылят" меня тут в лесочке под Минском за мыслепреступление, и скажут, что так и было )))
Снимем с моего мнения об Оруэлле статус "рецензия" и будет нам всем хорошо)

Екатерина Цибер 13.04.2017, 17:06:08

Отличный отзыв. Было интересно. Хотя я несколько иначе "увидела" эту книгу, когда прочла несколько лет назад. Читать стала по банальной причине: все читали - надо и мне быть в курсе. Втянулась. Впечатление осталось: смесь восторга перед искренностью автора, ужаса перед ситуацией, и надежды, что всё не совсем так, а хотя бы на четверть - иначе (я ведь - упертый оптимист :).
К слову, равной книгой считаю трилогию "Голодные игры" Коллинз - то же самое по смыслу, но более просто. Финальный вывод у Пита и Китнисс тот же: хочешь счастья - отойди от ломки системы, да подальше. Мне всю жизнь жаль благородных духом декабристов и всяких идейных революционеров, которые отдавали жизнь за благо тех, кому ничего, кроме денег - не надо.Да уж, Оруэлл напрягает и заставляет подумать о правде жизни. И - нет, не любимая книга, потому что второй раз я не перечитаю - очень всё это опасно-огорчительно :)
А есть еще "версия для малышей": "Черная стрела" Стивенсона - парень с девицей ушли жить в лес: С тех пор Дик и Джоанна счастливо живут в том лесу, где возникла их любовь — вдали от политики и войны. Всегда волновалась за них: и в лесу ведь счастливцев найдут! :) :) :)

Последний комментарий в ветке:

Ольга Воробей 13.04.2017, 21:56:46

Екатерина Цибер, Очень интересно. Спасибо за комментарий.
Я, конечно, не отличаюсь оптимизмом по жизни, а вы - наоборот и, наверное, поэтому для меня нет нужды искать в подобном мире надежду, просто будь в обстоятельствах наблюдателем. Ведь суметь в Аду быть счастливым тоже искусство, при условии, что думать умеешь и анализировать.
1984 - это просто параллельная вселенная, но базовые принципы ее построения присутствуют у нас. Автор в "Скотном дворе" этот принцип хорошо и подробно, хоть и иносказательно, но развернул. А именно,как сменяется власть, как власть получившие (прибегнув предварительно к помощи народа с лозунгами "равенство, справедливость, братство") постепенно изменяют этим принципам,задвигают народ на место,а сами превращаются в тех,кого скинули. А народ, как был нищ, беден и обделен, так и останется таковым. Просто выбрать надо: буду я по этому поводу париться или не буду.
Вообще оптимистам надо читать утопии, а не наоборот.
Да и Оруэлл жил в сложное время, когда вокруг войны, революции и т.п. и, наверняка, был пессимистом, вот и получилось без надежды, но "по факту" )))

Саша Купырева 12.04.2017, 22:23:06

Ооо, как я рада вашему отзыву!
Ольга, спасибо за ваш отзыв по моей любимой книге!
Очень ждала его именно от вас)
Роман до сих пор считаю актуальным. Если читать, то многие моменты узнаваемы.
И периодически перечитываю или просто заглядываю в книгу, листаю наугад.
После вашего глубокого и вдумчивого отзыва, словно заново перечитала)
Книга тяжелая в восприятии для многих.
Я раньше ее всем знакомым советовала, а потом люди на меня странно смотрели))
Насколько я помню, 1984 - это 1948, года написания, поэтому год будущего условный.
А "Скотный двор" будете читать? Или больше не хочется ничего от Оруэлла?

В ветке 4 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Ольга Воробей 13.04.2017, 21:38:29

Саша Купырева, Ну, после "1984", повесть "Скотный двор" читается слету и с улыбкой. Автор молодец. Порой очень хочется поругать руководителей, и он выкрутился. Называть всех руководителей свиньями и скотиной (максимально вкладывая туда всю ненависть и недовольство) - это приятно, а потом улыбаешься, ну, потому что в "Скотном дворе" они по факту скот и свиньи)))
У нас один книжный магазин, и редко туда удается добраться, иногда проще через интернет, если деньги есть, так вот я посмотрела на нашем сайте oz.by и нашла еще три романа, что-то из раннего "Дни в Бирме" (1934) и "Дочь священника" (1935), "Глотнуть воздуха". Что-то под заказ, но они привезут. Вот только у меня нет больше желания его пробовать дальше.

Books language: