Ночные истории на Halloween

Автор: Алиса Свирская / Добавлено: 31.10.17, 17:10:51

Люблю я такие праздники. Когда все пугающе, таинственно. Жаль только нельзя побегать по домам и попросить сладостей. Тебя ни то, что не пустят, с лестницы если не вышвырнут- уже спасибо. 

В честь этого праздника, я написала на коленке небольшую историю. Хотела бы поделиться и послушать мнения. (Не запрещено?! Святая Ночь, черт возьми, же.) От призраков, оборотней, вампиров и упырей тут дырка от бублика. Но моей любимой темной атмосферы с выходом фантазии полно. 

Буду рада мнениям, историям, и просто пугалкам. 

Ну да...это...БУ!

______________________________________________________________________________________________

Он всегда хотел вдохнуть земляной запах ее волос. Почувствовать, какого это быть погребенным заживо. Что лучше: навязчивые мысли о той стороне или сны, где его бессильное беспомощное тело становится дичью для стаи воронов.
Сэм отмахивался, старался, как убеждала его мать, добавить красок. Но сейчас, его рука опускалась в сосуд и поднималась кулаком с горстью свежей земли, которую он равнодушно бросил на старательно заколоченный гроб.
Сэм всегда хотел понять, почему детей и подростков неохотней вычеркивают из своей жизни. Мальчик-загадка кривил губы, зажимая свой фотоаппарат, и вспоминал лихорадочные ночные мысли. Что и он в любую минуту может стать едой червей. Это ведь неминуемо, но лучше бы…лучше. Что было бы лучше для нее?
Взгляд глаз грязного коричневого цвета неуверенно пробежал по плите. Он старался. Правда старался держать губы тонкой линией и сохранять трезвость ума. Но не вспоминать о воронах и о пленнице было невозможно, задерживаясь больше секунды на аккуратно выбитых буквах. «Грэм Стюард».
Она. Она всегда хотела попасть на страницы их местной газеты. Но никто не ожидал после улыбающейся девчонки на развороте увидеть изуродованное обнаженное тело.
Отчаянный крик матери Грэм резанул по ушам. Сэм незаметно дрогнул и закрыл глаза. И весь мир сразу исчез в липком неприятном чувстве.
В свои шестнадцать, он отличался от своих сверстников. Был изгоем. Его не тянуло на странные приключения. Не тянуло на кладбище. Он более, чем уверенно, ненавидел это место. Хотя, даже не то что кроется в названии, а то, что ходит по земле. Нередко бывало, что ему приходилось идти мимо. И если кто-то мечтал побыстрее найти выход, Сэм мечтал избавиться от надоедливых голосов в голове.
Они его осуждали. Он ненавидел, когда его осуждают.
Теперь, все получалось до ужаса смешно. Сэм оставлял здесь свою единственную подругу.
Это не его вина. Он надеялся, но знал, что все не так.
Это он виноват. Виноват, что нагрубил и нажал на красную дисплейную кнопку, которая уже предвещала их судьбу. «Разговор окончен». Виноват, что на той линии она позволила себе опять быть милой и говорила о своих мыслях.
Тонкий голос Грэм, наверное, сорвался в изумлении, а он хотел на следующий день просто пожать плечами и кинуть «Сел телефон». Ведь она его так бесила.
Но Грэм не пришла. Ни завтра. Ни послезавтра. Ни через неделю.
Все это время его встречали на пороге крики мисс Стюард и ее серая тень.
Они были друзьями с детства.
Джоанна Стюард выглядела хуже мертвеца. Словно она умерла в тот вечер, а не её дочь. Словно аккуратно укутанной в листве парка была не Грэм. Ее кровь, как ни дико, гармонировала с желтизной времени года. Маньяк был гурманом.
Сэм поспешил уйти с кладбища. Подальше от плача и лживой лести родственников и знакомых. Сейчас, те, кто за спиной поливали ее помоями, стояли с грустными лицами и врали всем. «Лучше бы они», необдуманно беззвучно бросал Сэм и стискивал зубы. Но сейчас, он быстрыми широкими шагами покидал это место. К черту. У него были планы. Маленькая проявочная на углу. Они часто бегали там с Грэм в детстве.
Красный свет слепил глаза. Парень аккуратно, нежно, словно дитя, развешивал снимки из отцовского ретро-фотоаппарата. Сэм любил его. Особенно когда тот брал его с собой на работу. Теплая большая ладонь сжимала маленькую ладошку мальчика и вела вдаль.
Но вскоре, отца не стало. Несчастный случай. По крайней мере, так говорили на его работе и мать. Сэм не поверил. Никто бы на его месте не поверил в этот бред и в бегающие тоскливые глаза матери, которые она стыдливо опускала в пол. Но факт неизбежен.
В тот день, Сэм впервые прочувствовал вкус боли. Потери. К своему ужасу, чуть позже он понял- ему нравится.
На белых кусках пленки стали проявляться еле видимые детали. Силуэт. Фонари. Узкая дорога, которую обрамляли тонкие деревья. С каждой секундой, становился все более понятен сюжет. С каждой секундой, на равнодушном лице Сэма растекалась все более ужасающая улыбка. Взгляд скользил в последовательности картин, пока не остановился на последней. На лежащем теле. Листва запуталась и сливалась с ее блондинистыми волосами. А ее кровь, как ни дико, гармонировала с временем года.

В тот день, она так и не узнала, что стала первым лекарством для его припадочного и искалеченного сознания.

 

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: