700 граней (4 серия) – Королевский сон и шуршащая

Автор: Влад Ааронович Костромин / Добавлено: 26.12.17, 05:24:53

 

700 граней (4 серия) – Королевский сон и шуршащая «капуста»

 

Взрыв. Из дыры в стене на аэробордах вылетело трое тинейджеров.

– Повернём на углу Ионных Воротников и встретимся в канализации, люк напротив межМиромаркета, – прокричал один из них с «ирокезом» кислотных тонов.

– А потом к Криспиану за травкой, Офирий? – спросил второй, с низко болтающейся мотней дизайнерски рваных джинсов. Его звали Валлис.

– Ага!

Они кинулись врассыпную. За ними гналась орава президентов и топ-менеджеров госкорпораций, за которыми бежала толпа папарацци и один, заблудившийся, Фантоцци.

Через полчаса малолетние ублюдки стояли в маленьком заплеванном дворике, где почему-то пахло кислым вином и конским навозом.

– Много подняли? – спросил мужчина с синим бейджем «Криспиан».

– Алмазный лист, 16 коннекторов к мозгу, 8 заряженных фруктов и около 50 абонементов на продукты, – ответил Офирий.

– Надо поскорее всё сбыть, – сказал Валлис, почесав в мотне. – Крисп, у тебя есть чо?

– Через плечо, – недовольно посмотрел на пенопластовые «фрукты» мужчина, – это что за чушня?

– Фрукты нового поколения, в отличие от старых времён, представляют собой энергетические минералы. Они необходимы для создания новых технологий, – объяснил Офирий.

– В жопу, – махнул рукой Криспиан.

– В смысле? – не понял третий, безымянный.

– В прямом. В жопу их себе засуньте. И коннекторы добавьте, потому как мыслите вы не мозгами а жопами!

Подонки понурились.

– А может можно как-то решить? – спросил безымянный, внезапно оказавшийся девчонкой по имени Митрид. – Если без жопы?

– Тогда в рот, – подумав, решил Криспиан, закуривая «беломорину».

– Вы пока прогуляйтесь, – решила Митрид, – а я Криспа посторожу.

«Ирокез» и «мотня» вышли, столкнувшись с зеленым жестяным бачком с ломом.

– Гля, банкомат пошел, – показал Офирий.

– Ну его, это же Битва за ресурсы, пошли отсюда.

Они ушли искать катакомбы и мы об этом нисколько не жалеем.

– А я могу и в жопу, – сказала Лора, как только Митрид стала на колени перед расстегнутой ширинкой Криспиана.

– Ты откуда тут?! – закричал Криспиан.

– А вот так вот, – Лора пожала плечами.

– Не волнуйся, братан, – за спиной Лоры возник Михаил Иванович в распахнутом плаще на голое тело и надобном фонарике. – Два года без бабы! Проклятые пид…ры! – он обрушил топор на затылок Лоры. На бетонную стену брызгнула кровь. – Надоели консервы! – подхватив под мышку истекающее кровью тело, солдат-киборг исчез.

– Ничего себе приход, – Криспиан почесал затылок. – Ты там не халявь, это тебе не пенопластовые фрукты шейхам впаривать. Тут надо трудиться как пчелка на сборе меда. Вот так, молодец, – он положил ладони на голову девушки и заговорил о вечном. – Сам я из провинциального городка Велли. Погода там чаще дождливая, но жители любят его, потому что он питает своими теплыми мелкими капельками весь урожай, людей и просто повышает настроение.

– Кого? – освободив рот, заинтересовалась Митрид.

– Его, – указал рукой Криспиан, – не отвлекайся. В шестнадцать лет я был особым подростком. Мне не нравилось совершенно ничего. Еще у меня была младшая сестра Мила, я поменял ее на часы, – закурил еще папиросу, – а потом оказалось, что они поломаны. Все время показывают 20:59. Я всегда одет неприглядно хорошо. А ты ничего так, старательная. Понравилось?

– Да, могу повторить, – Митрид вытерла губы.

– Заглотнула?

– Конечно, заглотнула и уже переварила, как черная воронка Ардалиона Ардалионовича.

– Ненасытная, – уважительно сказал мужчина, – прямо утроба. Курни, – выделил из портсигара.

– Ух ты, – выпустила дым, – круто! – вытащила из кармана маленький фонарик, включила, уткнула слабый лучик в стену. – Ко мне!

– Что ты делаешь?

– Это говорю тебе я: ко мне! – пропела она. – Это гравилуч, он притягивает стену!

– Х-м… видать я много курю, что даже сперма у меня стала забористой.

– Ты ведь знаешь историю про пиковую даму?

– Нет, а что там?

– Да я сама не в курсе, думала, ты расскажешь… Когда она находит мальчика, её живот открывается и она сжирает тебя рёбрами. Кусочек за кусочкам. Ой, а у меня майка сползла чуть вверх.

– Деточка, сползают вниз, вверх задираются.

– Как ноги?

– Можно и как ноги, – Криспиан задрал её майку и сдернул лифчик, обнажив небольшую упругую грудь. Опустил руку в её джинсы.

Длинные ноги ловко нырнули в тапочки и засеменили вокруг мужчины вместе с хозяйкой. Шаги владелицы ног раздавались не долго. Выхватив шокер, девушка с силой вдавила его в шею мужчине. Потеряв сознание, он рухнул.

– Обсос, – ловко обшмонала карманы, вытащив лопаник и портсигар, сняла с руки «Ролекс», с шеи бейджик. – Падла! – пнула лежащего и пошла со двора.

Шагнула в холл, темный после светлого дворика. Еще шаг и острая боль в спине, потом в груди. С удивлением опустила глаза. Меж небольших упругих грудей покачивался острый конец лома. Оглянулась. Сзади стоял жестяной бачок и радостно подставлял кружку под побежавшую с острия лома кровь.

– Первый пошел, – продребезжал 2075. – В конце останется только один…

– Необычная антреприза, – сказал высокий мужчина в юбке из черного волоса. – Жестянка, кто за тобой убирать будет?

– Роза придет и уберет, – глядя на упавшее тело, сказал бачок.

– У нас закон такой, насрал – убери за собой.

– Я не сру, – с достоинством ответил 2075 и вытащив из трупа лом покатил в офис. – Кто желает Кровавую Митрид? – попискивал он, размахивая кружкой на цепи.

Выключатель света щелкнул. Холл погрузился во мрак, серые тени предметов от огоньков телевизора и холодильника начали плавать по нему.

– Ого, телевизор с холодильником поставили, – обрадовался вошедший Фай. – Как у них тут все течет, все меняется… Пойти что ли Криспиана во дворе поискать? Что это? – споткнулся. – Труп?! А-а-а!

В голове раздался голос, вроде мужской: «Не бойся, я хочу с тобой поговорить» Фай покрутил головой, разминая затекшую шею, смежил веки пальцами и собрался умыться, но понял, что умывальника тут нет.

– Надо искать уборную или ванную, – вслух решил он.

«Да, это я хочу сказать тебе», раздалось в голове.

– Иди к черту, – Фай пнул дверь и решительно вышел под солнечный свет.

– Кто здесь? – слабо простонал привалившийся к стене Криспиан.

– Это я, Фай. Что случилось?

– Произошел инцидент на планетной базе «Зета-7».

– Чего???

– Одна паршивая клофелинщица оставила меня без наличности, «котлов» и травки.

– Это не она на полу в холле остывает?

– Скорее всего.

– Она, – раздался голос из угла. Ричард Красивый стоял распявшись, как на кресте, в лучах Солнца. – Чего уставились?

– А что он делает? – тихо спросил Фай.

– Солнечные ванные принимаю, не видишь что ли? – услышал экс-стриптизер. – Скажи спасибо, что не солнечную уборную.

– Спасибо.

Вошли трое в тёмно-синей форме с шевронами охраны. У всех троих на общем поясе висела одна на всех рация и один энергетический пистолет в кобуре.

– Вот тогда я и получил ранение, – рассказывал один из охранников, жилистый мужчина лет сорока, с фамилией Бронски на нагрудной нашивке. – Сначала меня отправили в госпиталь, а потом комиссовали. Сказали: всё, отвоевался. Положили мне пенсию в восемь триста шестьдесят на период за сержанта, и катись на все четыре стороны…

– Это уж так, – подтвердил второй, стриженный «ёжиком» охранник лет пятидесяти, по фамилии Лебовски. Его подтянутая фигура говорила о том, что он очень давно занимается спортом, а некоторые повадки выдавали в нём бывшего проктолога.

– А ты где служил?

– Сорок вторая Отдельная спецбригада анального принуждения.

– Ого, спецназ! – уважительно заметил Бронски.

– На кой хрен оружейный шкаф переставили к проходу на поверхность, когда он должен по инструкции стоять у заднего прохода?

– Не знаю, – кратко ответил третий, коротко подстриженный парень лет двадцати. – А чей там труп валяется, мужчинки?

– Что-то они не похожи на шахтёров, – с сомнением сказал Лебовски.

Фай испуганно посмотрел на Криспиана.

– Труп не мой, а содержимое карманов мое, – хладнокровно ответил Криспиан.

– Ишь ты, – удивился Лебовски, – нарывается паренек. Я майор спецназа!!! – заорал он.

– Не ори, не в конюшне, солдафон, – презрительно сказал Ричард.

– А ты падла! – майор выхватил пистолет и выстрелил в обнаженный живот последователя Тарзана.

– Ты меня убил? – удивился Красивый, падая на бетон.

– Пид…ры!!! – за спинами охраны возникли трое Михаилов Ивановичей с топорами, гранатами на гениталиях и налобными фонариками, причем у среднего налобный фонарик был на лобке. – Я вас узнал!!! – три топора в едином порыве негодования и гомофобии опустились на три затылка. – Прилетели высосать наши мозги!!!

Три тела в форме рухнули на бетон. Киборги, сорвав по правой гранате, сноровисто вставляли их в анусы убиенных. Три взрыва слилось в один.

– Мясо! Кишки! – завопили Ивановичи.

– Штатского я тоже возьму, – рядом с трупом стриптизера возник четвертый Иванович, – нечего ему тут валяться. Вам спасибо, хорошо на вас сегодня клюет, – киборги исчезли с трупами.

– Что это было? – слабым голосом спросил Фай.

– Произошел инцидент на планетной базе «Зета-7», о чем я говорил еще десять минут назад.

Фай промолчал, опасаясь новых инцидентов.

– Немного отбил, – Крисп показал энергетический пистолет, отлетевший с массового пояса при взрыве. – В хозяйстве пригодится. Пошли, надо поминки по Ричарду мутить, кисель хлебать.

– Во мне вызывают содрогание куски плоти, которые стелются под ногами. Мое сознание слишком помутнело и воссоздало параллельный мир, который существует вопреки всем законам физики. Его главная задача заключается в том, чтобы воплощать в реальность мои абсурдные фантазии. Снова парадокс: реальность в нереальном.

– Эк тебя зацепило, болезный. Пыхни, полегчает.

– Я будто бы испугался собственного себя, понимаешь?

– Тебе только Гамлета играть: Быть или не быть, вот чем вопрос?

– В чем?

– В том, кто первый доберется до трупа шлюшки и заберет мои вещи. Пошли говорю.

– А кровь, кишки, мясо?

– Роза все приберет. Натаскает ведрами холодной воды из родника и все вымоет.

Они вышли в холл и слегка помародерствовали.

– Что это? – Фай подошел к стеклянным дверям.

Черная воронка засасывала все больше и больше людей, рассыпаясь тонкой струйкой очереди. Над головами, будто в насмешку, светилась вывеска: «Добро пожаловать в ЦСР».

– Это 2061/1602, шоу и рэп-батлл. Посиди, посмотри, – кивнул на истончившееся до нервов кресло. – По-первости это прикольно, особенно, когда «звезд» эстрады моют самым мощным обезжиривающим средством.

Фай смотрел на площадь: пассажиры с задумчивыми лицами переглядывались друг с другом, пассажиры с веселыми лицами что-то делали на уровне пояса. Было непонятно, почему нет иностранцев с высоким уровнем жизни. Зато было много людей пожилого и очень пожилого возраста. Причем все эти бабушки и дедушки довольно быстро перемешались по залу, как на своих двоих ногах, так и на взятых на прокат.

– Это что вообще такое? – не выдержал Фай, обернувшись.

Крисп как ни в чем ни бывало мочился на труп Мидрид.

– А, это? – он застегнул ширинку. – Постановка про киборгов, которых заставляют работать на стройке, а они хотят быть художниками. Погоди, сейчас всем раздадут бесплатную вареную кукурузу от Ашота и народ рассосется.

– И мне дадут кукурузы? – поежившись, Фай вспомнил, как в пять лет, пьяный отец пытался засунуть ему початок в задницу.

– Ежели выйдешь туда, то дадут.

– Я лучше тут посижу.

– Нечего рассиживаться, пошли работать! У нас еще только первая группа завершилась! Подъем! Художником любой быть желает, а вот горбатиться желающих нет! Эх, щас бы щей горяченьких, да в койку, – Крисп прогнулся в пояснице назад, – но некогда, дело не ждет!

– Так что мы тут все-таки делаем? – Фай встал с кресла и странной походкой, будто в заднице у него был кукурузный початок, поклыпал за коллегой.

– Узнаешь, не спеши, у нас еще впереди долгая и упорная работа по рафинации бреда.

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: