Мнение "Убежище. Дневник в письмах" Анна Франк

Автор: Ольга Воробей / Добавлено: 15.05.18, 22:53:59

   Дневник Анны Франк нам рассказывает о мире еврейской девочки-подростка, находящейся в самовольном заточении в период 12.06.1942-01.08.1944гг. Надеюсь, все знают, что это были за времена.  Единственный нюанс в том, что действия происходили в Амстердаме, Нидерланды.  В дневнике не будет про ужасы концлагерей.  Если провинился еврей, то все евреи должны ответить за это, если провинился человек другой нации, то отвечает только он. Анне представился случай проверить работу данного принципа на собственной шкуре.  Жизнь евреев в Амстердаме в сорок второй год  прошлого века можно описать так:

 «Так мы и жили в ожидании новых запретов. Джекки говорила: «Боюсь браться за что бы то ни было, а вдруг и это нельзя?» (c)

  Анне Франк тринадцать лет и она в силу обстоятельств добровольно с семьей переступает порог Убежища.  Это достаточно просторная задняя часть здания офиса ее отца. Дверью куда служит книжный шкаф. 

 «Когда я думаю о нашей жизни здесь, то каждый раз прихожу к выводу, что по сравнению с другими евреями мы живем здесь, как в раю» (c)

   Но так ли это? Восемь человек в замкнутом пространстве  (семья Анны: мать, отец, старшая сестра Марго и она, семья ван Даан: отец, мать и сын Петер, и еще стоматолог Дюссель). Они устанавливают правила, порядки и начинают жить.  Связью с внешним миром являются их «помощники», которые достают им продукты и другие нужные вещи на черном рынке, которые носят им книги и редкие новости извне. Еще у них есть радио, настроенное не только на немецкую волну. Главное цель восьмерых и их помощников: не быть обнаруженными. Но вернемся к Анне.

   Анна пишет в дневнике письма своей воображаемой подруге, Китти.  И сразу становится понятно, что в столь юном возрасте эта маленькая еврейская девочка отлично понимает жизнь и людей. У нее нет настоящих подруг, кому бы возможно было доверить все самое сокровенное. Она также понимает правила игры: взрослые -  дети. Да, порой она бунтует и отстаивает свое право на мнение, но взрослых много, они давят и гнобят ее, аргументируя правилами приличия и ее юным возрастом.  Анна умеет делать выводы.  И теперь ее две. Та, которой ее хотят видеть родители и та, которая пишет письма Китти. И в своих письмах она предельно откровенна.  Все недовольство, все оценки, рассуждения и прочее, все там.  Отсюда становится понятно, почему в первой редакции, многие страницы были не напечатаны. Там в дневнике она не щадила никого, и не только собственную мать, семью, соседей,  в первую очередь не щадила себя. Конечно, замкнутое пространство давало о себе знать, крыша периодически съезжала у каждого. Но так как откровенничать и говорить о своем состоянии не прилично, а зачастую опасно прежде всего для говорящего, то весь психоз выливался в странные действия и поведение. Для Анны спасением часто являлся дневник, изложив мысли на бумагу, становилось легче.  Часто настроение прыгало, от веселья  до глубокой печали, все потому что, было стыдно веселиться, когда в мире война. Однако мысли о войне угнетали, и загоняли в состояние ужаса и нервоза.  Иногда Анна размышляла так:

   «Но, наверно, вернувшись потом к нашей обычной жизни, мы с удивлением будем вспоминать, как мы здесь опустились — мы, в прошлом такие правильные и аккуратные. А сейчас наши манеры никуда не годятся» (c)

   Примечательно то, что ни один житель не думал, что может умереть во время войны, у всех у них были планы на жизнь: «вот, когда война закончится, тогда…».

  «Поэтому тебе будет интересно и забавно узнать, что мечтает сделать каждый из нас в первый день выхода на свободу.

   Марго и господин ван Даан мечтают залезть в горячую ванну и просидеть там не менее получаса, а госпожа ван Даан — наесться пирожных. Дюссель, разумеется, помчится к своей Шарлотте. Мама грезит о чашечке кофе, а папа немедленно навестит господина Фоскейла. Петер пойдет в кино. А я? Я буду так счастлива, что не знаю, что сделаю! Прежде всего, я так хочу оказаться в собственной квартире, снова быть свободной и пойти в школу!» 
(c)

   Все они там, внутри, много читали и учились.

   «Обычным людям не понять, что означают книги для жителей Убежища. Чтение, учеба и радио — только этим мы живем» (c)

 И пока другие дети ходили в школу, они восполняли пробелы, чтоб после войны не быть отставшими.  Анна также самозабвенно училась, порой так увлеченно, что времени на всё не хватало, а вернуть книги в библиотеку нужно было завтра….

   Анна – наблюдательный подросток, и наблюдая за жизнью собственных родителей,  четы ванДаанов, она четко формулировала представление о собственной семье, о воспитании своих детей. Естественно, когда война закончится. И я не скажу, что ее рассуждения детские и глупые, о, нет. Если бы эта девочка выжила, она бы устроила революцию.  Мне понравилось, как она удивлялась тому, что времена, когда мужчина был физически сильнее женщины, прошли, а привычка подчинять женщину и делать ее своим приложением осталась… Еще до Убежища Анна решила сделать себя независимой от кого бы то ни было. Свобода и независимость – вот что вдохновляло ее. И нужно понимать, какой вкус горечи имеют мечты, когда ты даже не можешь выйти на улицу и вдохнуть свежего воздуха…

   Анна- девочка уникальная, но это не мешает ей быть и просто любознательным подростком.  Это  проявляется на интимных страницах дневника, на страницах, где говорится о любви и увлеченности, где она говорит на темы, которые так старательно замалчиваются взрослыми. 

   Сквозь страницы можно также наблюдать, как меняется Анна. Здесь она люто ненавидит свою мать, а здесь она ее уже понимает. Здесь она почти влюблена в Петера, а вот здесь он уже глуповат и туповат для нее. И др.

   Много еще можно говорить о  дневнике, фактически – это жизнь человека. Это кусок истории. Это документальный факт…

   Не сразу оценили люди данное произведение. Ну, не удивительно, после войны никому о ней не хотелось вспоминать. Всем хотелось строить новую жизнь.  Да и если бы не одна из «помощников», которая чудом сохранила Дневник, то никто бы и не узнал о такой замечательной девочке, как Анна Франк, которая мечтала стать известной писательницей и изменить мир к лучшему.  Она стала известной, правда, посмертно. Единственный, кто выжил из «восьмерки» - это был отец Анны, который практически всю свою жизнь посвятил этому дневнику.

   Послесловие. Как-то у меня состоялся такой диалог: «Назови трех великих для тебя людей?». - «Великих? Ну вот Сергей Бодров, Анна Франк, моя мама - они великие?» Далее шли рассуждения о том, что, пожалуй, самым великим является мама, потому что… Великие люди – это не только те, которые вписали свои имена в историю,  которым ставят памятники, нет… Это по сути любой человек обладающий уникальностью, которую кто-то заметил.  Среди названных людей, меня заинтересовало имя Анны Франк. Я никогда и ничего о ней не слышала. Собственно, вы уже в курсе, что теперь я и вы знаете, кто она такая, и что дал по итогу ее дневник.

  Кстати, если величие человека определяется как наличие памятника в его честь, то у Анны Франк их: Мемориал сестёр Анны и Марго Франк на территории бывшего концлагеря Берген-Бельзен,  памятник в Амстердаме, памятная стела в честь сестёр Франк во Франкфурте-на-Майне.

   P.S. Не знаю почему, но так мне запомнилось, что в оккупированном Амстердаме сантехник приходил чинить канализацию на следующий день, после заявки. Я в современности жду сантехника неделями.

 

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: