Лишняя сценка... практически миниатюра

Автор: Таня Гуркало / Добавлено: 13.09.18, 18:07:57

Эта минька должна была быть где-то в конце "Неудачницы и некроманта", но она, увы, не вписалась. Да и хитроумного юношу я, подумав, решила заменить на другого перса (того, с которым Григорий пил). Поэтому я и не очень люблю писать кусочки наперед, потом вечно что-то оказывается лишним))

 

Семь дней

 

 

— Семь дней, семь дней, семь дней, — жизнерадостно напевал Аркул Змеевич, взбивая хвостом пыль на дорожке.

Он всегда любил кельтские праздники. А то, что Сайман совпал с юбилеем академии… да так, ерунда. Традиции важнее каких-то новомодных ритуалов. Правда, была одна проблема, она же препятствие, то есть ректор. Но ее можно задобрить, как ту священную корову.

Хотя священные коровы кажется не из кельтской культуры.

Змеевич немного подумал, сам себе кивнул, а потом пошел задабривать Мерлих. Хотела она от него скульптурную лепку, ее и получит.

В конце-концов, гадать на суженных можно по-разному.

 

 

Первая проблема возникла в виде резко поумневшей Василисы. Суженные ей теперь были не нужны, она желала учиться и познавать новое. И чем больше Змеевич пытался ее убедить в необходимости суженных в жизни каждой уважающей себя девушки, тем сильнее она злилась. Мол, современные женщины — натуры полноценные и во всяких подпорках, без которых не могли обходиться прабабки, не нуждаются.

Впрочем, это препятствие Змеевич преодолел. Он разозлил Василису до такой степени, что ей захотелось отомстить всему мужскому роду в его лице. А так как ненавистный препод предлагал с помощью пауков из теста поискать суженных, решение Василиса приняла быстро. Пауков ведь, как те пирожки, можно начинить чем угодно, начиная от кислющей клюквы, и заканчивая приворотными и проносными зельями.

На этом они и разошлись. Змеевич в одну сторону – устранять препятствия. А девушка в другую – лепить пауков и готовить сюрпризы.

 

 

Вторым препятствием для Змеевича, на пути к празднику его мечты, стала ректор, она же Леопольдина Мерлих. Сия, приятная в некоторых выпуклых местах дама, ни за что не соглашалась поучаствовать в жертвоприношении и не желала идти на костер. Мол, огонь и прическу попортит, и репутацию. Да и не годится целой главе академии изображать из себя жертву. Не комильфо.

Слово-то какое чудное.

Где-то Змеевич его слышал, но вспоминать где, особо не желал. Поэтому решил пока и Мерлих, и слово оставить в покое. Авось на празднике выпьют чего-то алкогольного и подобреют. А может, расхрабрятся. Как повезет.

 

 

Препятствие в виде коллеги Дария Демонсфеновича Змеевич устранил быстро. Поколдовал, пока коллега спал.

Что бывшему богу ментальная защита какого-то мага? Пускай даже хорошего мага? Так, пшик, отодвинул в сторону, а потом аккуратно поставил на место. И никто ничего не заметил.

Нет, коллег Змеевич обычно уважал, но в этом случае был вынужден поступиться принципами. А все потому, что Дарий мог предвидеть. У него иногда случалось спонтанное предвидение и от желаний самого Даия оно не зависело. А предвидев, он мог испортить праздник.

— Ничего, потом сниму блок с дара, — пообещал сам себе Змеевич и напевая про семь дней, отправился дальше.

Впрочем, дар у коллеги оказался сильным и даже через блок пробился. Правда понять, что именно там пробилось и по какому поводу, Дарий не смог. И стал чудить. Из-за чего стало только веселее.

 

 

За праздником Змеевич наблюдал с высокого дерева. Богам вообще положено смотреть на смертных с высоты. А он давно не позволял себе такой вольности.

Василисины пауки из теста, внесли немного сумятицы и проредили ряды гостей. Видимо приворотное зелье ей показалось интереснее проносного и теперь те, кому не повезло с выпечкой, весело гоняли друг друга по кустам, пугая признаниями в любви и немузыкальными балладами.

Ничего интереснее банального приворотного зелья Премудрая так и не придумала. Увы. Видимо молва преувеличивала эту премудрость. В общем, ничего путного из этой красавицы или умницы, в зависимости от фазы луны, так и не выйдет.

А праздник шел своим чередом. Кулинарные шедевры Василисы честно пытались кого-то пугать, но были съедены. Вино лилось рекой. А коллега Дарий проводил какой-то ритуал, испугавшись видений вырвавшихся из-за блока. И вот это была действительно жуть, достойная древнего праздника. Пить и не пьянеть, как не стараешься, что может быть страшнее? Особенно для студентов? Особенно на празднике с дармовой выпивкой?

Удовлетворенно выдохнув, Змеевич спустился с дерева и пошел готовить жертвенный костер. Ректор как раз дошла до кондиции и была готова огласиться на многое. Если ее хорошо попросить.

 

— Хи-хи, — говорила Мерлих, спотыкаясь и повисая на руке спутника.

— Сюда-сюда, — приговаривал Змеевич. — Осторожно ножку, давайте, придержу вашу ручку, переступайте… Традиции ведь должны быть соблюдены. Вы ведь понимаете?

Мерлих понимала и с готовностью шла. Быть самой красивой женщиной на этом празднике ей нравилось.

И на костер она взошла с такой же готовностью. Правда, наложить на себя огнеупорные щиты не забыла. Зараза.

Впрочем, Змеевич не сильно надеялся, что жертва получится настоящая, а не шуточная, каковые приносили долгие годы.

— Может те боги из-за такого неуважения и ушли? — философски спросил сам у себя Змеевич, любуясь женщиной среди огненных языков.

— И что вы здесь делаете? — тоном строгой учительницы спросила Василиса, совсем уж не вовремя вываливаясь из кустов.

Была она отвратительно трезва, еще более отвратительно недовольна и явно желала испортить кому-нибудь настроение. А преподаватель ведь не может позволить, чтобы какая-то пигалица портила праздник приехавшим в школу гостям? Правильно, не может.

Змеевич клыкасто улыбнулся, взял девушку под локоток и отвел в сторону, пока она не рассмотрела кто там принимает гордые позы в жертвенном костре.

— Мы проводим эксперимент, — поделился сокровенным Змеевич.

Василиса ответила скептическим взглядом.

— Ох, чуть не забыл! — воскликнул окончательно разочаровавшийся в этой девушке Змеевич. Была бы действительно мудрая, подыграла бы преподавателю. — Я имел честь этим вечером разговаривать с коллегой с востока, и он восхищен вашими талантами. Настолько восхищен, что желает помочь вам их развить. А у нас есть программа по обмену студентами и опытом, и вам выпала честь…

Василиса расцвела и задрала нос, вообразив себя лучшей студенткой академии.

Возможно в каком-нибудь гареме она действительно станет лучшей. А Абырджи Абусай довезет ее до места, восхищаясь умом, красотой и вообще всем на свете.

 

 

И только хитроумный юноша мудро не сокрушался о судьбе, не пытался доказать всем вокруг, что умен и неотразим, и даже не брался расследовать происшедшее недоразумение. Он тихо и скромно фотографировал выплясывающую в костре женщину, которая щиты от огня на себя поставила, а защитить одежду как-то позабыла.

Компромат дело такое, обязательно пригодится.

 

 

Комментарии:

Всего веток: 2

Оля Черненко 13.09.2018, 19:47:15

Ой, ой, вот такие вот тихие и пью кровь, едят мозг и выносят нервы!

Спасибо! ))

В ветке 4 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Таня Гуркало 14.09.2018, 08:21:30

Одно другому не мешает))
Хотя да, опасный и на открытый конфликт не пойдёт.

Mrina Gor 14.09.2018, 01:33:47

:)))

В ветке 2 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Таня Гуркало 14.09.2018, 08:19:43

:))

Books language: