Как на Руси невест отбирали

Автор: Amalie Brook / Добавлено: 14.09.18, 19:55:12

Пока я продолжаю писать свой роман "Компаньонка для бастарда" об отборе невест в отдельно взятом фэнтезийном мире(да, снова отбор, набивший оскомину, тухлыми яйцами, чур, не кидаться), у меня возникла идея погуглить, были ли такие отборы в истории и, если да, то какие именно.

И вот, пожалуйста, для тех, кто интересует темой, размещаю вот такую статью, которая понравилась мне.

 

"Царская невеста"

Если вы думаете, что первый конкурс красоты в России (СССР) состоялся в 1988 году, то вы ошибаетесь. Лет так почти на пятьсот. Потому как подобные состязания на Руси проводили ещё при Рюриковичах. И корону победительнице надевали самую что ни на есть настоящую — царскую. Ибо главным призом дефиле в сарафанах и кокошниках был сам царь.

Три критерия красоты

1053.jpg

Фото: смотр невест

Справедливости ради надо признать, что в 16-го веке смотр девичьих прелестей именовался вовсе не конкурсом красоты, а смотром невест. И переняли его московские владыки от своих византийских коллег. Было время, когда Константинополь мог себе позволить такую роскошь, как отказ от династических браков. Обычай выбирать супругу главе государства появился там в 8-м веке. В 788 году императрица Ирина решила женить своего сына Константина.

С этой целью красавиц искали по всей стране — при этом их происхождение не имело никакого значения. Главный критерий — красота. А чтобы избежать вкусовщины, ведь красоту все воспринимают по-разному, были разработаны специальные критерии оценок женских прелестей. Гонцы, рассылаемые по всем городам и весям, перво-наперво смотрели на рост потенциальных царских невест, окружность головы и длину стопы. А потом уж из тех девушек, что подошли по этим трём параметрам, выбирали наиболее привлекательных.

В итоге ко двору явились 13 претенденток, из которых выбрали только одну—совсем незнатного происхождения. Ещё двух безродных красавиц выдали за придворных вельмож. А всех прочих щедро одарили и отправили восвояси. Правды ради надо заметить, что брак Константина с первой красавицей Византии счастливым не стал. Но «красивый» социальный лифт — ибо другого столь же стремительного способа подъёма снизу вверх доселе не знали — был запущен. И с тех пор вот уже несколько веков его механизм не знает сбоев.

Без оглядки на благородство и кровь

Немудрено, что Москва, объявившая себя Третьим Римом, во всем пыталась следовать примеру Рима Второго. В том числе — и в деле устройства царской личной жизни. Но, возможно, это просто была хорошая мина при плохой игре. Русским царям просто-напросто не светили династические браки с европейскими дворами. Даже самые захудалые иноземцы чурались Московского царства, а вслед за тем и России, полагая их варварскими краями, населенными дикарями. Да и различия в вере были столь велики, что делали невозможными подобные бракосочетания.

Однажды, впрочем, Иван Грозный собрался было жениться на сестре польского короля Екатерине, но за неё затребовали Псков, Смоленск и Новгород. И царь, справедливо рассудив, что овчинка выделки не стоит, объявил о начале смотра невест. Как до него уже поступал его отец, Василий. Вернее, его родители — Иван III и Софья Палеолог. Они решили, что, поскольку ровню своему сыну во всём государстве им всё равно не найти, надо насаждать византийский обычай. Так с 1505 года и понеслось!

Красивых девушек искали по всей Московии — и горе было тем родителям, которые пытались скрыть дочь от очей царевых наместников. Наказание за такой проступок — согласно указу Грозного — «великая опала» и даже казнь.

Отбор кандидаток шёл строжайший. Тут Московия пошла много дальше Византии. Смотрели не только на красоту и стать (чтобы и червлена губами, и бровьми союзна, и телом изобильна) потенциальной царицы, но и на её семью: как там обстоят дела со здоровьем и рождаемостью? Хворая да неплодная царю не нужна.

Происхождение девушки опять-таки роли не играло, отбор шёл без оглядки на благородство и кровь, во всяком случае, на словах лишь красота и здоровье имели значение. Сначала выбирали на местах — из тысяч, затем из сотен — уже в Москве. А те несколько десятков, что доходили до полуфинала, отправлялись в руки повивальных бабок: те проверяли, нет ли у девиц каких физических изъянов, действительно ли они девственницы и способны ли рожать детей.

На этом этапе тоже срезалось множество кандидаток. Но всё же в финале царю всегда было из кого выбирать. Он был главой жюри на этом конкурсе красоты — и решение выносил самолично (в теории, а как обстояли дела на практике, поговорим чуть позже). Правда, на это могло уйти изрядное количество времени. Потому царских невест — вместе с мамками да няньками — селили во дворце, где бы царь мог навещать их.

В историю вошло знакомство — если это можно так назвать — Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной, будущих родителей Петра I. На царский суд явились 60 красавиц. И у самодержца буквально разбежались глаза. Чтобы собрать их в кучу, ему понадобилось чуть ли не полгода: с 28 ноября 1669 года по 17 апреля 1670 года он обходил по ночам девичьи опочивальни — в сопровождении одного из старейших вельмож — и выбирал из якобы спавших красавиц (ибо от волнения, конечно же, никто из них не мог сомкнуть глаз) самую обаятельную и привлекательную. И в итоге вручил платок и кольцо — знак царского расположения — Наталье Нарышкиной, дочери мелкопоместного дворянина.

В лаптях ходила

Выбор Алексея Михайловича не понравился многим: знатные бояре ещё долго припоминали царице, как та в Смоленске в лаптях ходила. Впрочем, в лаптях в девичестве была замечена и супруга Михаила Фёдоровича — Евдокия Стрешнева. А Мария Милославская — первая жена Алексея Михайловича, даром что из хорошей семьи, вовсе девкой торговала грибами на базаре. Надо ли говорить, что собирала те грибы она тоже самостоятельно…

В тот миг, когда вчерашняя «барышня-крестьянка» становилась царской избранницей, круто менялась её судьба и жизнь её семьи. Отцы невест, какого бы ни были они захудалого рода-племени, становились боярами. А их многочисленные родственники — по-другому не бывало, ведь невесту традиционно выбирали из числа семей, отмеченных большим потомством, — заполняли царские хоромы.

Разумеется, такое положение вещей не могло устраивать по-настоящему родовитых бояр: страдала не только их фамильная гордость, но и положение при дворе. Потерять влияние — смерти подобно. Потому ни один конкурс красоты не обходился без интриг. И не всегда корона победительницы делала девушку счастливой. Как бы не наоборот.

Больная невеста

Наиболее показательна в этом отношении судьба Марии Хлоповой.
Когда первый из Романовых задумал жениться, ему было только 20. Как и полагается, устроили смотрины. Правда, мать царя — при поддержке влиятельных бояр — уже выбрала сыну суженую. Знатная боярышня заняла своё место среди других финалисток смотрин. Только и оставалось, что обратить на неё внимание Михаила Фёдоровича. А тот взял да и влюбился с первого взгляда в незнатную коломенскую боярышню Марию Хлопову. И не раздумывая вручил ей кольцо с ширинкой (вышитым полотенцем).

Маменька даже ахнуть не успела. Что делать? Марию объявили невестой и поселили во дворце. И что же? Девушка заболела, её постоянно тошнило, она жаловалась на слабость. Лекари вынесли заключение: «Плоду и чадородию оттого порухи не бывает». Да только царю донесли совсем иные сведения: мол, больна невеста, к браку непригодна. Напрасно отец её, новоявленный боярин Таврило Хлопов, бил челом: дескать, здорова Мария! Девушку разлучили с родителями и в сопровождении бабки и тётки сослали в Тобольск. Молодой царь, впрочем, невесты не забыл — и регулярно справлялся о её здоровье.

Меж тем Михаила Фёдоровича решили женить на какой-нибудь иноземной принцессе. Но все переговоры ни к чему не привели — от литовской наследницы царь отвернулся сам, а шведская княжна Екатерина отказалась креститься в православную веру. Тут-то Михаил и вспомнил вновь о своей несостоявшейся невесте. К девушке вновь были отправлены врачи — и после осмотра признали её совершенно здоровой. Но тут мать Михаила Фёдоровича — инокиня Марфа — разыграла козырную карту и заявила: «Если Хлопова будет царицей, не останусь я в царстве твоем». Чем ей так насолила несчастная девушка, история умалчивает. В итоге Иван Хлопов получил царскую грамоту: «Мы дочь твою Марью взять за себя не изволим».

Михаил ещё долго хранил верность любимой девушке — он проходил в холостяках аж до 29 лет, что было редкостью по тем временам и абсолютный нонсенс для царя, чья наипервейшая задача — оставить после себя наследника. Но потом всё-таки женился, опять спутав матери все карты. Ибо вместо нужной боярышни выбрал даже не «конкурсантку», а её наперсницу — «подругу для собеседования». Евдокия Стрешнева приходилась дальней родственницей девушке, приехавшей на смотрины. Её родственники, зная, какая участь постигла Марию, стерегли Евдокию днём и ночью, как бы с ней чего не случилось. К счастью, всё обошлось — брак состоялся и оказался на редкость удачным.

А что касается Марии, то она так и умерла в девичестве — в 1633 году в Нижнем Новгороде: вернуть из Сибири — только это и смог сделать её коронованный жених.

Смотрины невест проводили на Руси на протяжении почти двух веков. Последним царём, для которого устраивали этот конкурс красоты, стал Иван V. Это было в 1684 году. Ну а что случилось потом, все знают: Пётр I и его окно в Европу. С тех самых пор русские цари женились только на иностранках и смотрин более не было…

А что до конкурсов красоты, то о них забыли на 200 лет и вспомнили лишь в 1888 году: именно тогда в бельгийском курортном городке Спа состоялся первый всемирный конкурс красоты. Той первой победительнице выдали приз — 5000 франков. И с тех пор ставки в этой игре только растут…

Журнал: Загадки истории — №17 (54), август 2014 года
Рубрика: Русский феномен
Автор: Сергей Бородин

Взято с портала: http://www.20art.ru

Комментарии:

Всего веток: 4

Ирина Кочеткова 17.09.2018, 13:41:33

Хорошая статья)

Gala Kyznehik 17.09.2018, 13:32:20

Спасибо за структурированные факты

Светлана Асадова 14.09.2018, 23:41:45

Спасибо!

антонина 14.09.2018, 20:27:53

Спасибо, очень интересно и познавательно!

Books language: