Ожидание на станции ожидания

Автор: Анастасия Татар / Добавлено: 13.10.18, 17:41:18

Здравствуйте, дорогие мои читатели и просто мимопроходимцы, которые откликнулись на что-то в этом посте!

Если вы знаете меня, в том смысле, что давно имеет со мной дело, - вы знаете, что единственная вещь, которую я делаю хорошо – бегство. Профессиональный беглец по жизни, и это большая удача, когда я предупреждаю о том, что собираюсь бежать. Но чаще всего я просто пропадаю. Раз – и нет меня.

То, что сейчас происходит в моей жизни похоже на  свалку нужных вещей, которые пришлось выбросить лишь потому, что они давно уже вышли из моды. Ну, знаете. Не имеет значения, делишься ты этим пониманием с людьми в инстаграме или пишешь подруге, все оно так и останется сидеть у тебя в голове, снося мозг. Тебе неприятно и неуютно, потому что ты не способен контролировать себя, да и в целом ведешь весьма идиотский образ жизни, от которого постоянно слетают тормоза, когда ты нуждаешься в них больше всего. Дело в том, что энергия не возникает в тебе, будь сакрал хоть сто раз определен транзитами, а сам ты никогда ничего не успеваешь сделать, даже когда в запасе двадцать четыре часа и целые сутки. Потому что успеть значит сделать что-то вовремя, а если ты даже не начал, процесс, естественно, никогда не дойдет до своего логического завершения.

Настя, внутри тебя всегда будет что-то, что ты будешь хотеть выразить, но не будешь знать, как. Ты же знаешь, что здесь речь не о том, что тебе не хватит слов. Здесь речь о хаосе, который никогда не прекращается, которому нет конца. Хаос. Хаос. Хаос.

Примерно полгода назад я познакомилась с наукой Дизайн Человека (humane design). Чтоб вы понимали, я учусь на первом курсе математического факультета, кафедра компьютерных наук. Программист я будущий, вот оно как получается. И уже как полтора месяца рву на себе волосы, потому что ЭТО НЕ ТО. Это совершенно НЕ ТО, чем я хочу заниматься. В чем есть я. Себя я нашла как раз в Дизайне (далее – ДЧ). И я готова терпеть учебу на матфаке исключительно для того, чтобы заработать деньги, обеспечить себя и получить уже другое образование – образование аналитика ДЧ. Я втягиваю в дизайн всех, кого встречаю. Ходячая инфекция. Если мы с вами будем ехать всю ночь в одной машине, я стану посвящать вас в эту науку всеми силами. Астрология? Нумерология? Эзотерика? Я бы не стала рассматривать это как что-то вытекающее их этих учений. ДЧ – это что-то другое, совсем другое. То, что дало мне хоть какие-то ответы. То, что реально работает в жизни, в людях. Только самые упертые скептики отрицают то, что они слышат о себе с точки зрения ДЧ, даже если знают, что это правда. Но проходит время и они говорят мне: «А помнишь, ты однажды спрашивала у меня время и место рождения, говорила, что мне надо откликаться и полагаться на интуицию…». Они не признают, но, возможно, готовы признать, что что-то в этом было.

Вы спросите, какое отношение это имеет к литературе и в частности к тому, что я пишу. Это вполне закономерный вопрос. Но если вы что-то знаете о Дизайне Человека, и знакомы, к примеру, с профилем 3/5 и с типом Манифестор, вы сразу просечете эту тему в главной героине «Королевской Десницы». У меня проблемы с тем, чтобы люди признавали её. Люди, которые читают эту дилогию. Я стараюсь чуть ли не в каждой главе выделить и донести, что это её природа. Такой она родилась и такой у неё путь развития, что человек и сам начинает распознавать себя далеко не сразу. Все ошибки и то, что случается с ней, в особенности её реакции, которые со временем мутируют и постоянно разные – это тоже реальность. Я не хочу лезть в массовость и выбирать «путь попроще». Я даже не заинтересована в том, чтобы найти тысячи читателей и позже продавать им любой текст, который напишу. И не хочу, чтобы мои книги просто расслабляли мозг. Да, они сложно читаются. Да, я признаю, что неидеальный изначально герой своей тупостью может легко спугнуть каждого второго читателя. Но я хочу заставить людей понять, что это есть природа человека. Заставить распознать мутацию, эволюцию и – частенько – даже революцию. Что все мы вынуждены были учиться ходить, говорить, писать и даже держать ложку в руках. И что социум регулярно воспроизводит над нами насилие, заставляя ходить в школу и выбирать профессию, хотя до двадцати восьми лет по своей природе ты ребенок, который должен просто учиться через восприятие, учиться всему, что подвернется под руку, но заинтересует. Система устарела и всем нам тяжело от того, что она все еще есть и будет лет десять точно, ведь все, что новое, пугает своей неопределенностью. Но это тот фактор, который не изменится, если один или десять человек скажет: «Это больше НЕ РАБОТАЕТ! ХВАТИТ! Мы все устали от этого, но нам нравится этот мир. Так почему бы нам просто не придумать что-то новое, ведь наш образ жизни – не истина, а привычка?».

Я еще очень молода, хотя ненавижу анархизм и не верю в социализм и прочие прелести вроде теории, созданной молодым и глупым еще К.Марксом, да и в целом я тот еще скептик и бунтарь, который первым делом будет искать ошибки и то, что у людей не работает. Встреча со мной всегда конфронтация, даже если я выгляжу, как ваша ходячая копия или (увы, бывает и такое) идеал. Первое, о чем я буду думать, разговаривая с вами, будет зациклено на поиске ваших проблем. Поиске того, что у вас там давно не работает. Но я не могу увидеть это в себе. Я никогда не вижу четко ошибки в себе и в своем (в том числе в книгах). Я могу догадываться, что не есть гарантией. И даже если вы ткнете меня мордой в эту лужу, скорее всего, я далеко не сразу признаю, что эта лужа моя.

Речь о том, что мне все чаще кажется в последнее время, что у меня нет базиса для написания того, что я хочу написать. Не смотря на богатый жизненный опыт и жажду творить, я не могу и слово написать, когда беру в руки ноутбук и по обычаю сажусь утром в выходной с чашечкой кофе в углу дивана. Потому как чувствую, что не готова и не имею пока права что-то говорить людям и приводить в их головах некоторые вещи в порядок, если сама я не знаю ничего, кроме хаоса. Кстати говоря, далеко от дома, без правильных людей, в общежитии я вообще не могу творить что бы то ни было. 12.10 в два часа ночи я приехала домой, на полгода раньше, чем планировалось. И сейчас я осознаю, что только здесь могу что-то выдать. Мой ум – программа – может что-то выдать, а разум – винчестер – заработать без помех и перебоев. Как сейчас.

Неправильные люди, неправильная геометрия их вокруг меня. Меня исказило, как на эффекте glitch в каком-нибудь старом фильме. Одна моя часть здесь, другая там, третья выглядит чудовищно нечеловечно. Никто не любит смотреть телик с помехами, шумом и пикселями, которые вызывают лишь беспокойное желание поскорее переключить. Никто не любит. Не надо лгать. Бессмысленность и пустота далеко не одно и то же. Я не знаю, о чем мне думать и откуда черпать вдохновение. Возможно, на самом деле именно поэтому меня так переключало на общение с одним человеком, потому что у него в голове совершенно обратная ситуация. Он думает всегда, бесконечно, везде. Он думает обо всем и о самом думании. Это процесс, который никогда не заканчивается. И в какой-то момент я осознаю, что внутри что-то орет бросить этого человека посреди дороги и бежать, не оглядываясь. Бежать и бежать, лишь бы не пускать человека внутрь себя. Не пускать его. Не становиться кем-то. Это ужасная дилемма, когда главное для тебя в жизни быть собой, а ты отражаешь все, что становится тебе по-настоящему близким. Ведь все, что множественно и нормально – ненавистно. Все, где нет чувства идентификации себя.

Это моя реальность и то, с чем мне приходится жить. Когда я начинала писать «Королевскую Десницу»  два – два! – года назад, и она сначала висела долго в черновиках, я писала не думая совсем. Я практически не чувствовала, что пишу. И поэтому разница между первой и второй частью очень бросается в глаза. Честно говоря, только месяца три назад я начала осознавать, что хочу большего от этой книги. Даже я сама не принимаю начало, а в особенности первые главы первой книги. Но во всем этом есть истина развития и мутации. Тот факт, что люди меняются каким бы то ни было образом после некоторых событий, совершенно очевиден, даже если по сети гуляет популярная «фаст-фуд» философия или психология, а то и психофилософия, что люди не меняются. Не меняются не люди, а их, стало быть, способ двигаться по жизни. К примеру, способ Нади – совершать ошибки. И я, как представитель того же архетипа неудачника, совершенно точно могу вам сказать, что такие люди существуют. Они стоят на месте, пока не споткнутся. Они просто не смогут увидеть правильный путь. Практики, а не теоретики.

Подумайте о начале целительства. Если бы не было этого потока или его аспектов, мы бы никогда не выяснили, что работает, а что нет. Два человека идут по полю и один из них видит какие-то грибы. Желание не имеет осознанности и не говорит ему: «Нет, если ты это съешь, ты можешь умереть». Желание тут же переходит к ожиданиям: «Если ты это съешь - кто знает, может быть, это будет замечательно? Может быть на вкус оно великолепно?! Может быть, у тебя будет фантастический опыт?!» Человек съедает пару грибов и падает замертво. Другой человек видит это и говорит другим: «Не ешьте эти грибы». Это и есть эмпирический путь человечества. Без дураков, которые спешат что-то попробовать сделать, невозможно было бы узнать, какие грибы как действуют, что лечит, а что нет. «А, это отравлено, положи это ей в чашку».

 

Посредством этого процесса мы учимся. Это на самом деле очень смешно, потому что тут слепой ведет слепого, а немой ведет немого. Те из вас, кто не имеет отношения к этому, могут это оценить. Вы можете съесть гриб, который, как вы знаете, вас не убьет, а доставит Вам удовольствие. Вас совершенно не заботят все эти мертвые солдаты позади. Это не важно. Сейчас понятно, как это работает.

Так вот, два дня назад, снова попытавшись что-то написать, сидя в общежитии на верхней койке в гостях у соседок, я вдруг психанула и почти что заорала: «Я занимаюсь не тем, чем нужно!». Они решили, что я о программировании. Но речь была о том, что в принципе все, что происходит вокруг меня сейчас – неправильно. Стало быть, если бы я занималась Дизайном, или поступила на философа или психолога, это тоже было бы чем-то неправильным для того момента. Все дело в том, что единственное правильное для меня – опыт, и только получив его достаточно, я могу им делиться. Я веду не туда, где правильно. Я веду оттуда, где неправильно. Откуда «воняет». Вот, что люди почему-то чувствуют во мне в жизни. Из десяти человек на остановке в 9 случаях из 10 именно ко мне подойдут с вопросом, как добраться до Дрожзавода или богом забытого микрорайона. Вся дилемма в том, что единственное место, куда люди доезжают со мной, надеясь укатить в светлое будущее – ближайший столп.

Так вот о книгах и обо всем, что я пишу. Это правильное и то, чем я хочу заниматься, но если я что-то делаю, оно обязательно не должно быть «зря». А если тебя прочитали, получили дозу наслаждения, а затем забыли на полке или в интернет-библиотеке, тогда то, что ты сделал – по определение своему уже будет «зря». Для меня так точно. Опыт – единственное имущество, которое никуда от тебя не денется. Как превратить книги в имущество? Как заставить их нести бремя опыта? Того, из чего изрекут знание?

Я пока еще не готова писать дальше, поэтому беру перерыв. Это сложно понять читателям, ведь для них выпуск продолжения – моя обязанность. Но я чувствую в этом обязанности. Я знаю, что меня невозможно заставить что-то сделать, потому что я тогда сделаю лишь во вред и плохо. Контроль – не то, что вам следует применять в отношении меня. Все на этом сильно лажают, и в первую очередь мои родители и близкие. Мое счастье в свободе и бытии собой. Но сейчас это лишь мечты. Кто знает, когда они станут реальностью.

Пожалуй, это все, что я хотела сказать. С натяжкой. Потому что есть еще много аспектов и колючих, как гвозди на учительском стуле, деталей.  

(без вычитки) 

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: