Ведьма, дружба, психбольница

Автор: Джейн и Скарлетт Эйр / Добавлено: 11.11.18, 09:56:00

«Автопортрет с отрезанным ухом» Марии Потоцкой

 

I find it hard to tell you, I find it hard to take

When people run in circles it's a very very

Mad world, mad world

Gary Jules, Michael Andrews “Mad World”

 

«Автопортрет с отрезанным ухом» Марии Потоцкой – роман-однотомник с капелькой городского фэнтези.

Название

Джейн: Название показалось мне жирным таким спойлером.

Скарлетт: Нам обеим. Было смешно: зачем автор заранее рассказывает концовку? Мелькнула, конечно, мысль, что всё это неспроста, и это авторская игра такая… Но она так редко в последнее время встречается! Да, решили, что спойлер.

Джейн: Ну правда, у нас тут роман про художника, а название грозит автопортретом без одного уха. И ты берёшься читать, думая об авторской наивности, о собственной проницательности. В чем тут прелесть, так это в том, что такое «спойлерное» название – часть авторской игры с читателем. Хорошо смеётся последним автор, да.

Скарлетт: Да, это оказалась всё-таки она, игра. Бывает же!

Джейн: Любой мало-мальски знакомый с историей искусства человек, прочитав заглавие, сразу подумает о Ван Гоге. И художник присутствует тут, неявно, намёками, но влияя на сюжет.

Название броское, цепляющее. Сложно пройти мимо, когда книга тебе с ходу даёт такой вызов.

Скарлетт: Но сразу настраивает на нужный лад: тёплого, доброго и светлого от этого романа ждать не стоит. Любители позитива, проходите мимо.

Сюжет

Джейн: Стремление во что бы то ни стало найти себе девушку определённой внешности может привести к неожиданным последствиям, если по пьяни подойти познакомиться в тёмном дворе к барышне, волокущей что-то тяжелое. Тяжёлое окажется половиной козла, а барышня – не очень-то дружелюбной ведьмой, жаждущей выдать квест.

Так Женя и девушку не нашёл, и проклятием обзавёлся. У него есть два месяца, чтобы найти мочку уха безумца, иначе – смерть.

Напоивший Женю друг Аркадий, подспудно чувствуя вину, не иначе, пытается помочь с поисками.

И он таскает Женю по своим друзьям, подходящим под определение безумцев, с той же целеустремлённостью, с какой Вергилий вёл Данте по кругам ада. Разные грани безумия открываются словно очередные круги.

Перед парнями проходит целый фрик-парад. Скряга, наркоман, жертва ПТСР, суицидник, тихий сумасшедший. Каждый сходит с ума по-своему. Жене нужно просто выбрать.

Однако полагаться только на помощь друга герой не готов. И ему в голову приходит элегантное решение – искать безумца в больнице для психически нездоровых. Так Женя устраивается работать санитаром в интернат. Там его ждёт женское отделение.

Говоря об интернате нельзя не провести параллели с чеховской «Палатой №6», но чувство гнетущей безысходности и тоски интернат не порождает. Хотя светлого – лично для меня – он тоже несёт очень мало. Но в нем жизнь продолжается, и ее биение ощутимо.

Все два месяца поисков герой мучительно выбирает-перебирает свой «список жертв», примеряясь к разным ушам. Женское, мужское, маленькое, оттопыренное – чье же? Этот готов пожертвовать собой за каких-то двести пятьдесят тысяч, эта вряд ли даже сообразит, что лишилась мочки, а этой осталось так мало, какая ей уже разница. Жажда жить, страх смерти, моральные установки, совесть, гнев – как много всего сплетаются воедино в голове охотящегося за ухом Жени. Чем пожертвовать – собственной совестью, материальными благами? Чем поступиться ради себя любимого?

В итоге к финалу Женя приходит опустошенный, утомленный, понявший и вынесший для себя очень многое.

Вот только решение ушной проблемы, задуманное изящно, получилось скорее в духе внезапного рояля. К нему есть ряд предпосылок, но из-за того, что автор не подчеркнул их немного ярче, они не привлекают внимания героев в первую очередь. Решение приходится доверить волшебнику в голубом вертолёте. Это не плохо, но для истории такого уровня, несколько мелковато.

Скарлетт: У меня много вопросов к сюжетной композиции романа.

Во-первых, чувствуется, что интернат затягивает Женю куда сильнее охоты за ухом. Сцены там яркие, интересные, но совершенно никак не преломлённые сквозь призму конфликта. Я бы сравнила роман с увядшим цветком, когда от середины отлетают лепестки. Эти лепестки – ещё красивые, ещё интересные – интернат. А засохшая середина – тот самый конфликт, который так бледненько идёт на периферии. Роман распадается на отдельные куски, и это композиционный жирный минус.

Во-вторых, герою грозит смерть, если он не найдёт ухо. Пока Женя устраивается в интернат, пару раз встречается с друзьями Аркадия, этот дамоклов меч ещё чувствуется. А потом… А потом автора увлёк интернат, и про смерть Женя почти не думает. Этому должно быть объяснение, ведь дни идут, а к решению свое проблемы герой не приблизился ни на шаг. О том, что он вот-вот умрёт Женя вспоминает, когда до конца отведённого срока остаётся всего ничего – и лишь тогда начинает вести себя достоверно. А до этого мы любуемся интернатом. Оно, конечно, интересно, но читатель в недоумении: в романе же такой сильный конфликт, почему главный герой о нём забыл?

В-третьих, как уже писала Джейн, концовка подъезжает к нам, гремя клавишами. Как говорится, ничто не предвещало. Да, с её помощью автору удалось изящно обыграть название, но и только. События такого рода стоит готовить, а не вываливать на читателя с бухты-барахты. Тогда не будет ощущения, будто автор уже насладился интернатом, и теперь нужно заканчивать текст побыстрее, а на-ка, читатель, тебе рояль. Или бога из машины. В этом тексте это одно и то же.

Джейн: Общее впечатление от истории получилось неоднозначным. Она, несомненно, провоцирует сильный отклик.

Скарлетт: Сквозь призму скуки, потому что такие «игры» с композицией обязательно аукнутся потерей интереса, каким бы лихим не был сюжет и яркими – герои.

Джейн: У меня осталось в первую очередь опустошение. Выгорание. История, вкладывая в тебя, очень много забирает взамен. Мы даже при обсуждении сравнили её с энергетическим вампиром. Это на самом деле требовательная к читателю вещь.

Её не назовёшь мрачной или беспросветной. Но что-то гнетущее в ней есть. Отчасти это связано с интернатом, показанным с совершенно потрясающей четкостью и реальностью. Отчасти – с внутренним одиночеством героя, которое в будущем будет побеждено, но сейчас он почти как чёрная дыра забирает читателя в себя.

Что иронично – вся каша заварилась из-за стремления показать уехавшему другу, что герой тут не скучает без него. Ну, скучать не пришлось, это верно.

Последний эпизод, как раз встреча с уехавшим другом, обмен впечатлениями, рассказы о том, как прошли каникулы. И приключения героя как самое невероятное сочинение на тему «как я провёл лето».

Скарлетт: Подытожу – чёрная дыра и вампир здесь герой. К нему сложно привыкнуть, он странный, с одной стороны это интересно, но с другой – читать постоянно о нём (а текст дан от первого лица), видеть всё через его впечатления и чувства – тяжело. Стоило бы дать читателю «качели» или дополнительного к нему персонажа для отдыха. Аркадий с этой задачей не справляется.

Герои

Джейн: Или, что будет правильнее, Герой.

Роман – история одного человека. Остальные видятся нам через призму его взгляда, и они настолько преломляются восприятием Жени, что говорить о них как о самостоятельных персонажах, пожалуй, не стоит.

Мы смотрим его глазами.

Женя буквально с первых слов покажется инфантильным, фантастически эгоцентричным и не очень-то зрелым. Он возмущён тем, что друзья разъехались, оставили его одного, предатели. И возмущение это выглядит так, словно от героя вероломно сбежали нога с рукой как минимум. А потом Женя знакомится с множеством людей, от просто своеобразных до откровенно сумасшедших. И эти знакомства его преображают. Не махом, неочевидно и незаметно для самого героя, новые знакомые делают Женю другим. Он оказывается заботлив, эмпатичен, добр, открыт и даже как-то светел, что ли? И это совершенно удивительно, смотреть, как толстокожий, увлечённый только собой балбес неловко дарит куклу навсегда застрявшей в детстве пациентке интерната. Как он старается порадовать каждую из пациенток, угадывая их желания и мечты. И как Женя в итоге учится понимать других людей.

Скарлетт: Да, Женя растёт над собой, правда в конце мы не увидим логического завершения этого роста. Герой понимает, что зря злился на отца – и уходит от него. Герой понимает, что любимая девушка постоянно была рядом – и лишается её. К герою возвращается друг – но не очень-то он уже и нужен. В конце герой остаётся с чистым листом у разбитого корыта. На завершение его истории это не очень похоже, не хватает финальной черты – для этого были все приключения Жени? К такому результату вёл его автор? Скажите об этом тогда прямее. Хотя бы чуть-чуть.

Джейн: Друзья Жени очень разные люди, необычные, интересные.

Яркость и харизма некоторых разит наповал. Таков Аркадий – будущий журналист, либеральный блогер, сын художника.

Друг детства, невзрачная девочка-отличница, столь явно влюблённая в Женю, вдруг преображается в яркую, свободную, необычную. Но понимание приходит слишком поздно, увы.

Изучающий песцов на Камчатке лучший друг-предатель, косвенная причина всех событий.

И главные люди – пациентки интерната. Разные судьбы, разные беды, разные болезни. Читать про них – испытание. Не потому что они ужасны или плохи. Нет, Женя полон симпатии и сопереживания, абсолютно искренен и готов помочь. И его жалость, накладывалось на внутреннюю жалость читателя, резонирует, порождая совершенно убойные эмоции. Поэтому под конец ты, выгоревший, опустошенный, переживший вместе с героем два месяца дежурств, задумываешься о вечном.

Работа с героем, характером очень хороша. О нем можно говорить очень много, как складывается его образ из взглядов на дружбу, окружающих, как дополняется работой, и как финальный штрих встреча с отцом, у которого давно другая семья. Психология персонажа создана очень достоверно, тут просто надо впечатлиться умению автора.

Скарлетт: Здесь я с Джейн соглашусь. Что главный герой, что второстепенные – ярче некуда. И это отлично, это плюс.

Мир

Джейн: Летняя Москва-2018, столица только-только отшумевшего чемпионата, узнаваемая, ещё не успевшая запрятаться в память глубоко.

Вот оно, это лето, вот все модные словечки, кафешки, игры, все-все самое свежее, все то, что о чем читаешь в интернете, мимо чего проходишь каждый день. Только закончилось, только смахнули с летней обуви пыль перед уборкой в шкаф.

От этой временной близости как-то сильнее соприкасаешься с героями. Получается, от этой истории тебя отделяют считанные недели. Она ещё свежа в памяти ее участников.

Мегаполис богат фриками всех мастей. И немножко магией. Тут тебе и классическая ведьма с половиной козла (передней), и путешественник во времени, и ещё черт знает кто встретиться может. Сложно увязать магическую составляющую с повседневностью. Чудеса немного абсурдны, немного чужды. Может быть оттого, что сталкиваются герои с ними чаще всего находясь в подпитии?

Скарлетт: Или потому, что у автора сбоит композиция, и с напряжённостью он не очень дружит.

Джейн: Большой пласт мира, отделённый, обособленный представляет собой интернат. Как и любое закрытое заведение, оторванный от «большой земли» за воротами. И этот мирок в несколько этажей заставит вас пережить массу эмоций. Он вас оскальпирует и натрет раны солью. Затянет в болото страхов, заставит испытывать жалость, бессилие, и ещё добрый десяток разных чувств. Разбудит в голове тихий голосок, который прошепчет «какое счастье не быть психически больным». Интернат описан мастерски, как будто на самом деле ходил по этим этажам. Это тяжёлые моменты, но автор не давит на жалость, не сводит все к страданиям. Он показывает жизнь, которая продолжается. Всюду жизнь, как название картины.

Скарлетт: И здесь я с Джейн тоже соглашусь: мир, как и герои, выписан мастерски ярко. Так держать!

Джейн: Но основной мир повествования – внутренний мир героя. Он, повествователь и ту же Москву мы видим его глазами.

Мир меняется вместе с самим персонажем. Перемены эти не разительны, но ощутимы. В соответствии со старой парадигмой, когда желающему изменить весь мир бунтарю предлагают для начала изменить себя. Герой меняется, и мир меняется с ним. И, что самое прекрасное, меняется к лучшему.

Язык

Джейн: Автор хорош. Крепок, силён и мощи хватает.

Немало вычурных фраз, ради которых можно прерваться и перечесть строчку ещё пару раз, вдумываясь, разбирая. Интересные сравнения, небанальные, неизбитые.

Поскольку повествователь молодой человек, то и история изложена соответственно манере говорить, подходящей его возрасту. Сленговыми словечками герой не сыпет, но молодость персонажей подчёркивает их речь. Отлично заметен контраст в речи героев. Девушка-филолог, парень-журналист говорят немного иначе, чем студент-программист.

Когда я читала роман, мне в голову постоянно приходила мысль о том, что стиль повествования похож скорее не на фэнтези или фантастику в моем привычном понимании, а на интеллектуальную современную прозу.

Скарлетт: И мне – судя по работе автора с конфликтом, фантастическое допущение здесь вообще кажется лишним.

Но язык и правда хорош. Предлагаем отрывок из начала романа, оцените сами.

«Все дело было в песцах. Было бы нехорошо представлять, будто все полярные лисицы умерли. Лучше вообще не воображать чью-то смерть, тем более массовую, всем известно, что это заканчивается плохо. Поэтому предположим, что песцов не существовало никогда. Древняя лиса, их прародительница, решила не заходить так далеко на север. Холодно, подумала она, зачем лапы морозить? Песцы бы не появились, во льдах бы жили только белые медведи, пингвины и зайцы-русаки, а эта история никогда бы не случилась. Но так уж вышло, что лисицам не сидится на месте, они бродят по свету и становятся полярными, а потом к ним приезжают ученые, которым тоже не сидится на месте. Марат всегда был с придурью, но я никогда не думал, что он может оказаться в числе этих ученых.

Честно признаться, я вообще никогда не думал об ученых, изучающих песцов.

Марат был моим лучшим другом. То есть, сначала у меня было два лучших друга, затем один, а потом и вовсе не осталось ни одного. Я, Никита Алифанов и Марат Шимаев были вместе всю школу, с самого первого класса».

Вывод

Джейн: Это роман, который можно сравнить с сильным ударом под дых.

Это книга, на которую придётся дать сильный эмоциональный отклик. Не факт, что светлый, но сильный. И да, после неё найдётся над чем поразмыслить, порефлексировать. И в чем-то вы после прочтения изменитесь.

Хороший язык, филигранная работа с развитием героя, несколько внезапная развязка.

Скарлетт: И забытый конфликт. И сцены с интернатом тянут одеяло на себя. Если бы с композицией автор так не намутила, если бы дала напряжение, где оно нужно, если бы довела героя до нужного конца (буквально добавила пару ярких фраз в завершение), это был бы шедевр.

А пока:

 

Плюсы:

Яркие герои;

Узнаваемый, детальный мир;

Грамотный, лёгкий язык.

 

Минусы

К чему пришёл герой? Недожато.

Сцены с интернатом ярче, чем всё остальное.

Конфликт забыт в середине романа.

Композиция распадается.

 

Оценка: 7,5 из 10.

____________________

Наше интервью с автором

Группа автора ВК

Наша группа ВК

Комментарии:

Всего веток: 3

Агнесса Шизоид 11.11.2018, 19:21:38

Звучит очень круто!

В ветке 2 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Джейн и Скарлетт Эйр 12.11.2018, 11:52:36

Агнесса Шизоид, Попробуйте ;)

Дарья Шаповалова 11.11.2018, 10:13:22

Отличный обзор! Сразу захотелось почитать книгу.

В ветке 2 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Джейн и Скарлетт Эйр 11.11.2018, 11:15:26

Дарья Шаповалова, Советуем, что-то в ней есть. И, пожалуй, даже очень много ;)

Мария Потоцкая 11.11.2018, 11:14:22

Большое спасибо вам за обзор!

В ветке 2 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Джейн и Скарлетт Эйр 11.11.2018, 11:15:03

Мария Потоцкая, И вам за книгу! :)

Books language: