Отрывки

Автор: Екатерина Радион / Добавлено: 06.12.18, 11:36:14

Когда-то давно, когда электронные книги были совсем в диковинку, я выбирала бумажные издания странным, но очень действенным способом: открывала на случайной странице и начинала читать. Зацепило - моя книга. Не зацепило - не моя.

Сегодня я выбрала несколько отрывков из книг друзей. Названия и авторов не скажу. В конце отрывка ссылка на книгу. Читайте, переходите, если книга зацепила. Делитесь в комментариях тем, какие отрывки понравились больше. Если акция понравится, буду иногда приносить что-нибудь вкусное.

Пожалуйста, не раскрывайте инкогнито книг. Отрывки пронумерованы, комментируйте при помощи номеров)

1

Пока она плещется, я от греха подальше выхожу в кухню. Суп-пюре с креветками самое то, чтобы на ноги ее поставить. Оценит ли? Да мне все равно, лишь бы ласты не склеила. Медуза рыжая. А глазища какие, умели бы резать – давно бы из меня морскую капусту сделали. 
Когда возвращаюсь назад, вода еще льется. Долго что-то. А вдруг девке плохо стало? 
Жду еще несколько минут, а они тянутся, как корабль на северном полюсе, когда лед пробивает. Медленно, спокойно. Тьфу ты! Да где там спокойно?! 
Хожу по каюте, стирая дорогой сирвийский ковер, а вода все течет, течет… 
Так, хватит! 
Распахиваю дверь в душевую. 
Девчонка дергается и бьется больной рукой об выпирающий из стены кран. Морщится от боли и только через секунду понимает, что на ней ни единой нитки, а я пялюсь во все глаза. Внутри возбуждение смешивается с глухой злостью. На нее, на самого себя. Взгляд скользит по белой коже и застывает на тонком узоре, тянущемся по ключицам. Ветка цветущего папоротника. Настолько искусная, что мне кажется листики сейчас зашевелятся. 
– Я уж подумал, ты тут утонула, фурия. Скорость явно не твоя сильная сторона. 
Она обхватывает себя руками и сжимается, как еж, что готовится выпустить колючки. 
Скрываю с крючка у двери полотенце и бросаю в нее. Прикрылась бы уже скорее, ради всего святого! Зажмуриваюсь, всего на мгновение, а перед глазами волосы алые и соблазнительный изгиб молочно-белого бедра. 
– Заканчивай! – рявкаю, а голос предательски ломается, – поешь и поговорим. 
А когда выхожу, хочется пол каюты разгромить. 
Заноза мелкая, я же тебя вытравлю из головы, из натянуто-напряженных жил и жара в паху. Всего лишь смазливое личико, всего лишь я голоден, всего лишь несносный запах ландышей. Как яд проникает в кровь и заставляет дергаться в последних конвульсиях. 
Все-таки грохаю по стене ботинком, отчего люнны тревожно разлетаются и забиваются в углу, будто живые светляки. Становится мрачно, как в склепе. Как в моем сердце. 
Ария выходит из душа вся такая смущенная и свежая, как весенний ветер. Завернутая в мягкое полотенце. Еда уже ждет ее на столе, потому что, видит богиня, я просто не мог подойти к ней близко и не свихнуться от цветочного запаха, окутывающего ее невидимым облаком. 
Встаю у противоположной стены и скрещиваю руки на груди. Лицо предельно суровое и мрачное. Ничто не должно выдать моего волнения. 
Девчонка устраиваться за столом и берет ложку дрожащей рукой. Ест медленно и аккуратно, хотя заметно, как ей сложно сдерживать бушующее желание наброситься на еду жадно, как голодный зверь. 
Поднимает на меня взгляд и застывает, как статуя. 
– Что тебе нужно, пират? Давай сразу к делу. 
Говорит спокойно, спина прямая, как палка, но одну руку под столом держит, сжимая край полотенца. Одежку я ей не дал. Пленникам не положено чувствовать себя комфортно. Пусть краснеет и трясется. И думает, насколько она беззащитна. 
Сажусь, потому что моё волнение и злость скоро станут заметны невооруженным глазом. Какие цветы? Откуда она девчачье мыло взяла в моей каюте? 
Или мне запах ландыша уже мерещится? 
– А то ты не знаешь? – царапаю её розовые плечи взглядом и от резкого удушья утыкаюсь в свою тарелку. Закипаю, но, сдерживаясь, беру спокойно вилку и хладнокровно протыкаю мясо зубьями. 
– Без понятия! – она вдруг бьет кулаком по столу и в глазах ярость дикая, – ты захватил нас! Ты убил папу! И теперь я еще и знать должна, почему?! 
– Утихни, фурия, – голос звенит, наши взгляды сталкиваются, как два клиника, – или выброшу тебя обратно в трюм, на пару дней! 
А она не слышит меня совершенно, вскакивает с грохотом роняя тяжелый стул. 
– Что тебе надо?! – она не просто кричит – воет раненым зверем. Взгляд мечется из стороны в сторону и падает на острую спицу, что приютилась на кресле справа. 
Какой я идиот! 
Рывок, и сталь в ее здоровой руке, губы растянулись в безумной усмешке, но секундного промедления достаточно, чтобы я успел выхватить клинок. 
Скольжу вперед, короткий взмах, и полотенце расходится точно посередине. Девка сдавлено вскрикивает, когда впечатываю ее в стену. Прижимаю всем телом, и вырываю спицу из дрожащей руки. Она не утихает иметит ногтями в глаза, но я успеваю отклонить голову. На горле и груди остаются алые отметины-царапины, а фурия обмякает, как кукла. За ее спиной расплывается кровавое пятно. 

2

- Я забочусь о вашей безопасности, - ледяным тоном сказал Даррелл. 
- Запирая меня в комнате как в тюрьме? 
- Это временная необходимая мера. 
- Да? 
- Совершенно точно. 
- Так, может быть, мне еще тут сидеть и крестиком вышивать?
Он сузил глаза. 
- Какого цвета нитки и полотно вы предпочитаете? 
Я надулась. 
- Не нужны мне нитки и полотно, - пробурчала я. 
- А что нужно? 
- Ничего мне от вас не нужно! Мне нужна воля! Я ведьма, мои силы зависят от единения с природой. 
- Это не обсуждается, - твердо сказал Властелин. 
- Хорошо! Тогда я не буду есть до тех пор, пока не получу свободу! – Я демонстративно сложила руки на груди. 
- Вот как? – протянул он. – В таком случае, я не уйду отсюда, пока ваши тарелки не будут пусты! 
- Да без проблем! 
Я отошла от окна, приблизилась к столу, Даррелл не сводил с меня глаз. Взяла в руки поднос и стремительно вышла на балкон. Миг и еда полетела в пропасть. Развернулась и в упор посмотрела на вышедшего за мной Властелина. 
- Это у вас уже привычка такая? – насмешливо спросил он, - Вы теперь все будете выбрасывать в море? 
Я, глядя ему в глаза, бросила через плечо оставшийся в руках пустой поднос. 
- А вот такая я ненормальная человека, что с меня взять? Вас что-то не устраивает? 
Я собралась уходить, но он заступил мне дорогу. На секунду мне показалось, что сейчас он меня ударит. Столько ярости плескалось в его серебристых глазах! Даррелл схватил меня за руку. 
- Меня не устраивает, что из всех людей демиурги выбрали именно вас, для того чтобы прислать в мой мир! – зло проговорил он. 
- А меня не устраивает, что я оказалась пленницей такого заносчивого, надменного, самовлюбленного… 
В следующее мгновение он резко притянул меня к себе, и мои губы обожгло поцелуем. От неожиданности я даже не сопротивлялась первое время, потом уперлась руками ему в грудь в слабой попытке оттолкнуть. Но куда там! С таким же успехом могла бы толкать стены замка. 
Целовал Даррелл зло и неистово, словно наказывая меня за что-то. На миг я растворилась в этом безумии, позволяя ласкать свои губы. Когда он меня отпустил, я, словно очнулась, а, потом, совершенно не отдавая отчета, тому, что делаю, со всей силы ударила его по лицу. 
Звук пощечины получился громкий, в наступившей тишине. Рука горела от удара, а осознание только что содеянного медленно наваливалось на меня. Посмотрела на Даррелла и пришла в ужас. Его глаза горели яростью. Я отступила назад, потом сделала еще один шаг и уперлась спиной в ограждение. Он резко развернулся и сделал шаг к выходу с балкона. Я облегченно вздохнула, прислонившись к перилам. В следующий миг по ним прокатился зеленый всполох, я перестала ощущать опору, взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие. 
- Даррелл! – в отчаянии закричала я, падая вниз. 
Я стремительно падала в бездну, глядя на балкон, на котором стояла всего миг назад. Даррелл подбежал к краю и прыгнул за мной, расставив в разные стороны руки. Один удар сердца, теперь ко мне стремительно приближался огромный дракон.

3

Не знаю, что отвлекло меня. Возможно, какое-то странное предчувствие, которому я не могла дать название. Просто в один миг сердце заколотилось чаще, а воздух показался разреженным и липким. Меня словно за крючок потянули! Да так, что я, как зачарованная, рванула к окну у вешалок, уселась на подоконник и прилипла к стеклу. 
На заднем дворе, под навесом хищных древесных лап, Рэм разжигал свои намино. Всё тот же: разве что, костюм поменял цвет с чёрного на тёмно-зелёный. Улыбка сама родилась на моих губах, когда он ловко отвёл руку в сторону, раскручивая цепь. Огненные шары завертелись над головой Рэма, раскидывая по воздуху искры. 
Намино вертелись, качались, описывали в воздухе круги и размашистые линии. А Рэм стоял, словно солдатик, отлитый из металла: недвижимо, непоколебимо, смело. Даже когда Рэм вскинул руку вперёд, и мощная цепь с огненными шарами полетела в манекена на пружине, сбив его навзничь, он оставался спокойным. Он словно чувствовал себя королём. Нет – кем-то выше короля. 
Закончив упражняться, Рэм задрал голову в небо. Меня едва не откинуло на пол, и я едва удержалась на подоконнике. И тут же поймала его взгляд: на этот раз серьёзный и вдумчивый. 
Заметил! Что же делать?! 
Рэм изучал меня долго и внимательно. Так смотрят на писанный образ Богини. И я глаз отвести не могла: будто я и есть та самая Богиня, нарисованная красками на каменной дощечке. Да и как отвернёшься, если от этого взгляда перехватывает дыхание?! Даже стрелу в него выпустить захотелось: лишь бы не чувствовать себя зависимой. 
А потом Рэм поднял ладонь и помахал мне. И я почти нарисовала в воображении его улыбку под толстой тканью наххара. 
И помахала ему в ответ.

4

Терпкая настойка щиплет язык и греет живот, но я пьян не от спиртного, а от прямого и светлого взгляда гостьи, что будто вытягивает меня настоящего. Я не могу удержаться и проговариваю: 
– Ты очень красивая, Элен. 
Она смотрит на меня с удивлением и лёгким испугом. Проводит пальцами по виску, откидывая назад белокурую прядь, и говорит с улыбкой: 
– Вы тоже, глубокоуважаемый роан! 
Она считает меня красивым? Я не ослышался? Даже мой специфический цвет глаз? Жена вечно смеялась, что я косой, я и не отрицал: любил её до безумия. Верил. Глупец. Все они говорят ласково, когда им что-то нужно, да больно потом кусаются, когда тебе предложить нечего, кроме себя. 
Элен улыбается. Так тепло и светло, что я готов сквозь землю провалиться: 
– Ты так смутился. Тебе редко делают комплименты? 
– Не нужно это, – веду плечом, смахивая холод и напряжение. Стараюсь говорить бодрее: – Почему ты не ешь? 
Элен разводит руками и показывает на пустую тарелку в разводах мясного бульона. А потом, усмехнувшись, берёт вилку и тянется к моей трапезе. Ворует кусочек мяса и с аппетитом пережёвывает. 
Нет, ну, могу я хотя бы поцеловать её? До чего же хочется, но колется. 
Смотрю и, кажется, взглядом дыру скоро прожгу на её молочной коже. Я не знаю, что говорить, не знаю, как себя вести. Как мальчишка стушевался и прячусь под своей толстой шкуркой. 
Перебрасываю ногу на ногу, чтобы скрыть возбуждение. Не могу отвести глаз от её малиновых губ, а на кончиках пальцев просыпаются воспоминания: мягкая упругая грудь под моей ладонью. С ума схожу, не иначе. Обрываю взгляд и утыкаюсь в свою тарелку. И есть не хочется: не лезет ничего в горло. Залпом выпиваю настойку и добавляю ещё. 
– Сладкое любишь? – говорю и откашливаюсь, потому что голос свистит, будто я простыл. 
– Люблю, – говорит Элен. – Но боюсь, что завтра утром не влезу в обновки. 
– Тогда пойдём отдыхать? – так страшно, что она скажет «да», но и невыносимо находиться рядом. Я же разорвусь, если её язычок ещё хоть раз скользнет по пальцам. 
Она кивает, и жар расплывается по моим щекам. Сердце колотится, словно гонг, и я никак не могу его обуздать. 
– А как вы отдыхаете? – спрашивает Элен, вставая и складывая тарелки друг на друга. – У вас есть кино? Музыка? 
Звук воды и звона тарелок отдаётся в сердце неприятными воспоминаниями. Отряхиваюсь, прогоняя мрак. Это было в прошлой жизни: нужно жить сегодня и сейчас. Я должен жить сейчас! Должен. Довольно страхов. 
Поднимаюсь, хотя даётся с трудом, и иду к Элен. Встаю за спиной и протягиваю руки в мойку, скользя по худенькой талии гостьи. Мне кажется, что по прикосновению моих бёдер к её спине, она уже всё поняла. 
Моем тарелки вместе, и мой тёмный мир пускает трещины. 

 

5

Я отступила, увидев, что дракон собирается приземляться. Его глаза, желтые, с узкими вертикальными зрачками, безотрывно смотрели на меня, тем самым лишая последней возможности скрыться. От вспышки, полыхнувшей в следующий миг, я инстинктивно зажмурилась, когда же вновь открыла глаза, передо мной уже стоял Император. Все-таки он. 
– Сента Мэриндж? – его голос звучал тихо и вкрадчиво. 
– Да, Ваше Величество, это я, – внутри все задребезжало от необъяснимого волнения. Это был не страх, нет, и даже не смущение, скорее, ожидание. Только чего? Я пока сама не могла понять. – Извините за мой вид, я не думала, что кого-то встречу… 
– Что вы здесь делаете? – Аллен Варрлей медленно приближался ко мне, точно хищник, не желающий спугнуть добычу. 
– Выгуливаю своего пигриона, – сказала чистую правду. 
– Пигриона? – он стоял уже совсем близко, на расстоянии, меньшем вытянутой руки. На его губах играла улыбка, а глаза пытались удержать мой взгляд. 
– Да, – я тоже улыбнулась, чуть расслабившись. – Он летает где-то рядом, а я жду… 
– К счастью, моего пигриона не надо выгуливать, – Император продолжал усмехаться. – Он делает это сам… 
– О, у вас тоже есть пигрион…– вырвалось у меня. И только потом поняла, что сморозила глупость: питомцы-драконы ведь есть у всех грионов. 
– Конечно, – подтвердил Император, весело прищурившись, – а как иначе? 
– Действительно, – теперь моя улыбка выражала неловкость. – Что это я?.. 
– Может, от того, что вам холодно? – он коснулся моей щеки, а я от неожиданности выпустила из пальцев края одеяла, и то тут же поехало вниз. 
Я ойкнула, одной рукой спешно прикрывая открывшееся декольте, а другой пытаясь удержать свое покрывало, но Императору последнее удалось сделать быстрее. Он не дал одеялу упасть на землю, вот только я как-то незаметно оказалась в кольце его рук. Одеяло вернулось мне на плечи, однако из случайных объятий меня выпускать не спешили. Я подняла на Императора взгляд, и у меня перехватило дыхание: его глаза вновь стали бездонными омутами, влекущими и лишающими разума. Ладонь Рубинового Короля скользнула вверх по моему плечу, шее, затем легла на затылок… От этих нежных прикосновений по спине пробежали мурашки, а в груди что-то сладко заныло, затрепетало, страшась и одновременно предвкушая продолжение. Еще мгновение – и мои губы оказались во власти его губ, опалили, разжигая ответное пламя. Голова кружилась, точно пьяная, а в животе вспыхивали сотни огненных бабочек. Объятия Императора стали теснее, я и сама стремилась к еще больше близости, обвила его шею руками. Одеяло вновь съехало на землю, но я уже не замечала этого.

6

Вежливо попрощавшись со своим собеседником, я положила трубку. Тут с потолка книга снова рухнула мне на голову. Так вот какая зараза меня разбудила! 
Не знаю, каким образом, но томик вовремя сообразил, что на него крайне озлоблены, и отлетел в сторону, чем довёл меня до крайнего бешенства. 
Вместо страха и горя мною овладел гнев. Вскочив с постели, я принялась скакать по комнате, пытаясь схватить ненавистную книгу, но это никак не удавалось. Тогда рассудок подсказал, что галлюцинацию поймать невозможно. Вот только для галлюцинации эта штука больно дерётся. 
Этот цирк безмерно надоел, и я решила, что при первой же возможности необходимо посетить психиатра. А потом с досадой махнула рукой на книжку: 
«Пошёл вон, глюк проклятый! Заколебал уже!» 
Повернувшись спиной к наваждению, я отправилась обратно в постель с таким видом, будто забыла про его существование. 
Книга, похоже, обиделась, когда её обозвали «глюком», и с разгона прицельно ударила меня по заднице. Я взвыла от боли и рухнула на пол. Гадкий книжный «НЛО» продолжал парить надо мной. Нет, галлюцинации не причиняют вреда, но может, это какой-то неправильный глюк? 
— Чего тебе от меня надо?! — чуть ли не в слезах взмолилась я. 

7

Услышав далёкое ржание, Алиса обернулась и едва сдержала вскрик: за ней, приближаясь, увы, слишком быстро, скакал Твэл, к спине которого приникла фигура Светлого господина. Похолодев от страха, Алиса сжала поводья и изо всех сил принялась стучать Розамунду по бокам, но на все попытки перевести её в галоп, вредная кобыла лишь мотала головой. А до замка ещё путь неблизкий. 
Обернулась, посмотрела на догоняющего её господина: кажется, уже можно разглядеть его пылающие холодной яростью глаза и сжатые в линию губы. Нет, это лишь воображение! Но оно придало Алисе решимости, она склонилась к Розамунде и прошипела: 
– Пущу на колбасу! 
Вряд ли кобыла знала, что такое колбаса, но угроза волшебным образом сработала: лошадь немедленно перешла в галоп, а Алиса, завизжав, испуганно прижалась к её шее. Обернуться на такой скорости она откровенно боялась, молясь лишь чтобы расстояние между ней и Клодом не сокращалось так быстро, а Чёрный замок, наоборот, приближался поскорее. Алиса старалась не обращать внимания на боль, пронзающую всё тело. Главное сейчас – оторваться, добраться до ворот, скрыться за ними, вновь стать Тёмной госпожой… 
Ощутив на талии жёсткую хватку, Алиса невольно вскрикнула и испуганно вскинула руки, лишившись опоры в виде спины Розамунды, засучила ногами, плюхнулась животом на твёрдую спину коня и, застонав от боли в рёбрах, посмотрела на мужскую ногу свободную от стремени. Клод, перетащивший её, остановил Твэла и, хлопнул ладонью по её ягодицам, жёстко спросил: 
– И куда же ты так спешил, стервец? 
Алиса ойкнула и попыталась вывернуться, но лишь ощутила ещё один шлепок. Мягкое место немного горело от боли, щёки от стыда ещё сильнее, а господин приложился ещё разок и с удовольствием проговорил: 
– Давно хотел тебя отшлёпать, поганец! – Алиса ощутила, как он оглаживает её бёдра и снова дёрнулась, Клод засмеялся: – Даже останавливаться не хочется! 
Отпустил её, и Алиса соскользнула с коня, да мешком плюхнулась на землю. Светлый господин спрыгнул и отпустил Твэла. Алиса застонала: догнал её даже без седла! Клод присел на корточки и с холодной усмешкой вгляделся в её лицо: 
– Что? – Она молча посмотрела на его лицо: по лбу тоненькой струйкой стекала кровь. Господин, заметив её взгляд, потёр лоб и, посмотрев на окровавленную ладонь, широко улыбнулся: – Меня не так просто убить, Хоум. Иначе я бы давно проиграл Тёмной госпоже. 
– Это была случайность, – пытаясь сдержать дрожь, глухо проговорила Алиса. 
– Да? – ухмыльнулся Клод. – А я думал, что это была гитара. – Покосился на неё и, не выдержав, расхохотался: – Ты прекрасно владеешь инструментом! – Опустив лицо, покачал головой: – Кстати, ты был прав, глупая девчонка влюбилась в музыканта. Представляешь, она бросилась под копыта, чтобы выиграть для тебя время, не дать тебя нагнать… 
Алиса, охнув, прижала руку ко рту, улыбка сползла с губ Светлого господина: 
– Не переживай, жива она. Дурочка кричала, чтобы я убил её вместо тебя, – мрачно усмехнулся он: – Никогда не верил в любовь с первого взгляда, но сегодня слегка усомнился... 
Алиса тоскливо посмотрела на его лицо, болезненно осознавая, что у неё-то сомнений уже не осталось: эта проклятая любовь существует и ранит больнее меча. Взгляд Клода потемнел, кадык дёрнулся, он хрипло произнёс: 
– Убивать тебя я не намерен, но наказать всё равно надо. 
Алиса сжалась, боясь новых шлепков, но Клод бросился на неё быстрой коброй и, прижав телом к земле, завладел губами. Мир словно взорвался на миллион разноцветных осколков, грудь опалило так, что стало невозможно дышать, по щекам покатились слёзы. Светлый господин намеренно причинял боль на грани сладости, сминая губы, покусывал язык. Услышав его глухое рычание, Алиса затрепетала и, обвив его шею руками, прижалась так крепко, насколько только способна, будто стремясь слиться с ним, раствориться. Грудь Клода вздымалась, ладони обхватили её лицо, господин впивался в неё, словно жаждал выпить саму жизнь. Потеряв контроль, Алиса стонала в его губы, подрагивала всем телом, скользила ладонями по его мощным плечам. 
– Папа, папа, – услышала Алиса высокий детский голос: – Смотри, там благородный господин мальчика ест! 

Комментарии:

Всего веток: 10

Криста 06.12.2018, 20:49:27

1 и4 в библ, спасибо!

Ольга Коротаева 06.12.2018, 20:47:23

Идея супер!

Veta 06.12.2018, 13:20:54

Здравствуйте!) Спасибо, у меня, кроме одной, все в библиотеке *)) Здорово придумали, с электронками, очень хочется продолжение "банкета":))

В ветке 3 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

Veta 06.12.2018, 18:14:53

Ещё как удалась :)) Не секрет "6", но уже исправила багажника, книга в библиотеке ;))

Валентин Волков 06.12.2018, 15:59:11

Спасибо! Замечательная идея. Буду рад, если будет время от времени повторятся. У вас отличный вкус)

Мария Бородина 06.12.2018, 14:16:51

Какие клёвые отрывки )))))

Алиса Квин 06.12.2018, 12:18:35

Очень здорово!

Жанна Сакеева 06.12.2018, 12:05:37

Номера 5 и 7 для меня открытие. Спасибо)

Раиса Маркова 06.12.2018, 11:59:25

1 и5 заинтересовали, забрала в библиотеку! Спасибо! Ответить

Диана Билык 06.12.2018, 11:48:07

Ухты!

Rin Serizawa 06.12.2018, 11:45:33

Красотища)

Books language: