"Ловец акул" и эмоций пост

Автор: Дария Беляева / Добавлено: 23.03.19, 11:05:20

1. Привет, ребята! Сами знаете, у каждого есть свой острый нож, который, как в песне СПБ, говорит "занеси себе над сердцем и (приемлемая для вас замена для очевидно матного слова)!". Так вот, я говорю этому ножу: не сегодня! И вы всегда, если у вас возникнет такая нужда, говорите этому ножу: не сегодня! Потому что Ван Гог прав, самые классные вещи на свете делаются только с любовью! Скажите ножу: не сегодня, а себе скажите, что то, что вы любите, то, что вы делаете, что бы это ни было - по-настоящему потрясно и важно! Потому что это так. 
2. А у меня новая книжка, которую я люблю больше всего на свете! Никогда такого не было, и вот опять. Но это, я считаю, только значит, что я на правильном пути. Не каждая книга открывает мне новые грани любви, нежности и радости, но если открывает, то это делает меня счастливой. И вот родилась еще одна книга, которая научила меня чему-то новому и показала, что любить можно еще сильнее. А это и есть то, чему я в этом мире учусь и ради чего стараюсь. Так что да, официально, я люблю свою новую книгу больше, чем любую предыдущую, по-новому, сильнее и ярче. 
3. Это эксперементец, причем самый большой за всю историю меня. Во-первых, она, Господи, реализмус! Реально, я думала, что никогда не смогу написать реализм, а оказалось, что написать его было моей заветной мечтой. Натурально, реализм пишется, будто со снятой кожей, все ощущения вдвойне сильней, и некуда спрятаться. Это страшно, круто и охренительно, все можно пощупать. Во-вторых, конечно, события разворачиваются в России, я долго подступалась к тому, чтобы писать о собственной стране, долго использовала всякие линзы, а на самом деле нет ничего проще любви к тому, что и есть твое, к людям, к природе, к культуре. Крутота! 
4. Опять же, больше всего в литературе меня всегда интересовало, кто как жил, кто кого убил, кто кого любил, кто чего никогда не забыл - просто жизнь, и здесь она самая в ее максимальном приближении, миллион страниц мыслей, чувств, значимых и незначимых событий. Это то, к чему я шла очень долго. 
5. Одной из моих принципиальных позиций является то, что я пишу (за всех авторов говорить не буду) себя саму, и я делаю это всегда. Писательство для меня это фантазия о том, что если бы. И если бы я была парнем из неблагополучной семьи в начале, середине и конце девяностых, я могла бы быть только Васей. Конечно, в первую очередь я говорю о себе, о ком же мне еще говорить, в самом-то деле? Но в то же время я стараюсь передать другие обстоятельства, другое время, я много работала над своими девяностыми, и хотя они все равно моя Внутренняя Монголия, я получила запредельное удовольствие от этой работы. Думаю, кайф писателя лежит именно в зазоре между тем, чтобы прожить другую жизнь и тем, чтобы придать этой жизни полнокровность и реальность, изучить себя, но изучить себя, если бы ты был совсем другим.
6. Спасибо моим прекрасным друзьям, без которых я не могла бы поверить в себя, которые огранили мою первобытную радость в настоящий радостный бриллиант идеальной KP57 1\1 А. Я посвящаю эту книгу им. 
7. И я посвящаю эту книгу моему ПАПОЧКЕ, потому что я фанатка своего ПАПОЧКИ и его времени, потому что он верит в меня, потому что из его воспоминания сделана едва ли не самая пронзительная и любимая сцена в романе, потому что я горжусь им, потому что он гордится мной.
8. И для тех, кому по какой-то странной причине интересно, почему Васю зовут Васей, текст Наутилуса: 

Васька-Кривой зарезал трех рыбаков 
Отточенным обрезком штыря. 
Вывернул карманы и набрал серебром, 
Без малого, четыре рубля. 

Вытряхнул рюкзак и нашел в рюкзаке 
Полбутылки дрянного вина. 
Выпил вино и уснул на песке, 
Стала красной речная волна. 

Эти реки текут в никуда, 
Текут никуда не впадая. 
Эти реки текут в никуда, 
Текут никуда не впадая. 

Ваську-Кривого повязали во сне 
И отправили в город на суд. 
Жарко нынче судейским, они, не таясь, 
Квас холодный стаканами пьют. 

А над ними засиженный мухами герб, 
Страшный герб из литого свинца. 
А на нем кровью пахаря залитый серп 
И молот в крови кузнеца. 

Эти реки текут в никуда, 
Текут никуда не впадая. 
Эти реки текут в никуда, 
Текут никуда не впадая. 

Ваську-Кривого, разбудив на заре, 
Без заправки ведут в коридор. 
Глухой коридор и чубатый кирпич, 
И кафелем выложен пол. 

Божья мамочка билась у входа в тюрьму 
О железную дверь головой. 
Но с кафельной плитки Васькину кровь 
Смыл водою из шлангов конвой. 

9. А текст о чем? Текст о том, что зло остается злом, даже когда его можно понять. И о том, что любое зло можно понять, даже когда оно реальное злое зло. О том, что люди разные и о том, что люди одинаковые. И вообще обо всем.

10. Я вообще-то хотела начать выставлять книгу в свой день рожденья, но из двух пороков, суеверности и нетерпеливости, победила нетерпеливость. В принципе, какая разница, ведь кто бы ни выиграл, человечество проиграет. Так что вместо поздравлений, вот вам картинка, которая мною двигала в этой фантазии. А на день рожденья выставлю, пожалуй, честный трейлер.

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: