Литературный флэшмоб Почитайка или Киндер сюрприз)

Автор: Евгения Халь / Добавлено: 20.04.19, 16:23:06

Итак, Киндер сюрприз снова с вами) Почему Киндер сюрприз? Да потому, что разворачивая шоколадку, вы не знаете, какая игрушка прячется под вкусным слоем молочного шоколада. Так и с нашей Почитайкой. Вы читаете отрывок, и не знаете, кто его написал и как называется книга. И потому получается еще вкуснее)

Последняя синяя фраза  отрывка кликабельна и ведет на книгу

Итак, вооружаемся большой чашкой  кофе, печеньками и шоколадками и читаем)

Снова знакомая боль, тяжесть на спине и шуршание перьев. Глаза Джеремии непроизвольно поползли на лоб, после чего он почесал затылок и зашел ко мне со спины.

Возможно, мне стоило держаться прямо и гордиться собой. Но почему-то я почувствовала себя прокаженной.

Доктор тем временем сгибал и разгибал одно из моих крыльев. Что только усиливало дискомфорт.

– А вы летать на них пробовали? – вывел меня из размышлений его бодрый голос.

– Что? Нет. Пока нет.

– Почему? – с детским любопытством поинтересовался Джеремия.

– Когда я вернулась из Англии, мне пришлось жить в несколько стесненных условиях, – перед глазами тут же встал крохотный номер дешевого мотеля, который после особняка Барбары производил самое гнетущее впечатление.

– А вы попробуйте! – все также произнес доктор. – Здесь, в Бюро, на тренировочном полигоне.

– Спасибо, постараюсь, – пробубнила я себе под нос и вдруг почувствовала боль. – Ауч! Что вы делаете?!

Передо мной появился мистер Розенфельд, внимательно рассматривающий большое серое перо, понятно откуда выдернутое. Но не успела я начать возмущаться, как оно растворилось в руках доктора серебристой дымкой.

– Хм… – протянул глава лаборатории с усмешкой. – Кажется, этот материал невозможно анализировать. Что ж, поступим по-другому.

И он открыл еще один ящик стола, чтобы выудить оттуда ножницы.

– Зачем это?! – в страхе я машинально подтянула к себе обе ноги и обхватила их руками, что привело к неожиданному результату.

Крылья сложились вокруг меня. Перья закрыли всю нижнюю часть обзора и отрезали меня от лаборатории. Я сидела на каталке, как птица на жердочке, а из крыльев торчала только голова.

Доктор не удержался и прыснул со смеху.
 

– Нет, кха-кха, нет! Я просто хотел попросить у вас другой образец для исследования. Кусочка ногтя или пряди волос будет достаточно. 

 

Представляя дея Белена, я медленно провела полотенцем по груди и запрокинула голову. Словно ощущая на себе жалящий мужской взгляд, прикоснулась кончиком указательного пальца к губам. Интересно, почему он ночью ушёл? Испугался? Я сильно его ударила. 
Как бы он поступил сейчас, когда увидел бы меня? Я выгнулась и, медленно танцуя, гладила своё тело мягким влажным полотенцем, приближаясь к креслу. Представляла, как дей наклоняется вперёд, как его алые глаза становятся тёмно-бордовыми, как приоткрываются красиво очерченные губы. Ну почему у такого чудовища настолько потрясающая внешность? Когда увидела его, ещё без бородки, в нашем доме, словно с ума сошла. Даже захотелось научиться рисовать, чтобы запечатлеть миндалевидные глаза и нервную улыбку. 
Тот маг казался таким загадочным, лицо его порой искажало страдание, губы кривила горькая усмешка, глаза полыхали яростным холодом. Всё это покорило ту маленькую девочку… Ощутила, как по щеке скользнула слеза и, быстро протерев лицо полотенцем, резко отвернулась от кресла: чудовище! Как мог тот юноша превратиться в жестокого похотливого человека без каких-либо принципов? Одно то, что Белен притащил в академию куртизанок дочь дея, который приютил его когда-то, заставляло задыхаться от гнева. 
Зло отбросила мокрую тряпку и сжала челюсти: но здесь его, казалось, боготворят! Смотрят с обожанием, готовы броситься по первому же зову и удовлетворить самые низкие желания. Как же противно! Схватила тазик и, приблизившись к открытому окну, выплеснула воду. Тазик выскользнул из мокрых пальцев, и я испуганно прижала ладони ко рту: ох, как же это? Прижимая руки у обнажённой груди, осторожно выглянула и, заметив поблескивающую пропажу в кустах, тут же отпрыгнула от окна. И пусть! Завтра заберу. 
Задёрнула занавеску и решительно подошла к кровати. Осторожно расправив рубашку, медленно скользнула ладонью в рукав и, прикрыв глаза, с улыбкой наслаждалась прикосновением к коже нежной прохладной мягкости и удивительно приятной лёгкости. Словно закутываюсь в облако! Надела рубашку и, запахнув на груди, счастливо вздохнула: прямо как тогда! Ни одна ткань не даёт столько наслаждения. Хотелось двигаться, чтобы снова ощутить, как окутывающее невесомое тепло сменяется прохладными поглаживаниями. 
Дыхание участилось, под тонкой тканью резко обозначились острия груди, я провела кончиками пальцев по просвечивающей тёмной ареоле, и по коже пробежались мурашки наслаждения. 
Услышав шаги и голоса, вздрогнула и заметалась по комнате. Схватила платье, прижала к себе, понимая, что шум приближается. Мужские голоса! Тело пронзила крупная дрожь, во рту пересохло, щёки опалило жаром. Я не успею ни снять рубашку, ни тем более надеть платье! Даже натянуть его поверх шёлковой сорочки времени нет, дверь вот-вот откроется. И я умру от стыда на месте. Не отрывая испуганного взгляда от входа, отступила и, запутавшись в складках бархатной занавески, едва не рухнула на пол. С трудом разобравшись, где бархат портьеры, где жёсткая ткань платья, бросилась к окну. 
Когда скрипнула дверь, я уже притаилась за непрозрачной портьерой. Надеясь, что в полутьме комнаты меня не заметят.

Уверенные руки поднимают меня с кресла в первом ряду и бережно пересаживают на дальний диванчик – у самой стенки, куда не достает отсвет рампы и нечаянные взгляды. И в темноте раздается щелчок замка, запираемого изнутри.
– Не волнуйтесь, миледи, это похищение, – горячее, пахнущее шампанским и кофе дыхание щекочет мой висок, большая ладонь скользит по обнаженному плечу, пальцы ласкают ключицу.
– Вы негодяй, милорд! Ваши намерения!..
– Коварны и бесчестны, миледи.
Та же большая ладонь нежно ложится мне на губы, дыхание спускается ниже, ласкает скулу. Вслед за дыханием – прикосновение языка и губ, слегка прикушенная мочка уха. Коварный негодяй прокладывает дорожку поцелуями от уха по шее, по груди, сам опускается на колени между моих ног – ах, эти широкие летящие юбки, пособницы бесчестных соблазнителей! Мое сердце пытается выскочить из-за ребер, дыхание сбивается, и я пытаюсь оттолкнуть негодяя от своей груди – он уже успел добраться до сосков, прямо сквозь шелковый трикотаж платья. Он тихо смеется, и его рука, соскользнув с моего рта, уже тянет вниз замочек молнии на спине. Я выгибаюсь, позволяя стянуть платье вниз, обнажив мои груди – ах, эти платья, которые нужно носить без белья, пособники бесстыжих похитителей! Ах, эти бесстыжие похитители, которым совершенно плевать на все приличия!
– Если вы сейчас же не прекратите, коварный негодяй, я буду кричать! – мой шепот полон негодования, а пальцы зарылись в короткие пряди – разумеется, чтобы выразить всю глубину моего возмущения.
– Конечно, будете, миледи, – он прикусывает мой сосок и гладит ногу в чулке, снизу вверх. – Только тише, а то нам будет завидовать весь зал.
Чтобы не завидовал весь зал, мне пришлось зажать ладонью рот – потому что молчать совсем, когда коварный соблазнитель вылизывал меня между ног, было совершенно невозможно. Он делал это так медленно и томительно, так сладко и тягуче, что я готова была орать и требовать сейчас же, немедленно…
Но негодяй прервался на самом интересном месте, заставив меня прикусить собственные пальцы, чтобы сдержать разочарованный стон.
– Моя невинная голубка хочет чего-то еще? – он посмотрел на меня снизу вверх с выражением все того же аристократического снобизма, и облизнулся. В полутьме его глаза блестели, а мимика скорее угадывалась, но это было неважно. Он был по-прежнему полностью одет, в отличие от меня, и от этого я чувствовала себя еще большей бесстыдницей. Парижская опера, Верди, лирическая ария – и я, с задранной юбкой, без белья, моя нога в тончайшем телесного цвета чулке на плече милорда в смокинге и с розовым бутоном в петлице…
– Хочу. Продолжайте, милорд.
– Сейчас, миледи. Я совсем забыл, у меня есть для вас подарок… – светским тоном, с галантной прохладцей, действующей на меня сейчас, как прикосновения льда к разгоряченной коже.
Не вставая с колен и продолжая глядеть мне в глаза, он достал из кармана нечто… я не увидела, что именно, завороженная его обещающей, собственнической улыбкой, и вздрогнула, когда это нечто – прохладное, гладкое и округлое – оказалось внутри меня и завибрировало. И тут же – он кладет второй шарик себе в рот и тянется ко мне, лижет нижние губы, заталкивает второй шарик в меня языком…
Наверное, я все же застонала. Не знаю. Не помню. Мне показалось, что в зрительном зале вспыхнули все люстры, и случилось землетрясение – потому что кресло подо мной закачалось, провалилось куда-то, и единственной опорой остались сильные мужские руки, держащие меня за бедра. А потом… потом… он оказался во мне – огромный, горячий, твердый, вместе с чертовыми вибрирующими шариками, и он двигался во мне, вбивал в чертов диванчик, зажимая мне рот ладонью и шепча:
– Моя… леди… Благовоспитанность…

Ну и как в такой обстановке я могла разобрать, что за оперу дают нынче в Париже? Правильно, совершенно никак. По крайней мере, первый акт… черт, теперь при словах «первый акт» я всегда буду краснеть, да?

— Смотри как я могу! — смеясь, сказала Нерра, запрыгивая на парапет. 
Расставив руки в стороны, девочка уверенно пошла вперед, опасно накреняясь то в одну, то в другую сторону. Юная герцогиня смеялась, прыгала на одной ноге и дурачилась. А потом подул ветер и скинул отчаянную девочку вниз. 
На негнущихся ногах Ами подошла к бортику. Внизу лежала Нерри. Руки и ноги неестественно выгнуты, громкий крик слышен даже с высоты третьего этажа. Как выжила-то? Загадка… 
Дворовые псы подходили и обеспокоенно обнюхивали лежащую девочку. Они громко лаяли, привлекая внимание. 
Резкая боль пронзила тело Ами. Ей показалось, что это не сестра, а она упала на землю. Вцепившись в парапет, Амала пыталась не упасть следом. Голова кружилась, словно она не ела сутки, а то и больше. Во рту появился неприятный металлический привкус. Слабость наваливалась свинцовым покрывалом, придавливая к земле. 
Ей казалось, что сама жизнь вылетает с каждым выдохом. Надо было подняться, позвать на помощь, но даже мизинцем пошевелить было сложно. С трудом положив голову на парапет, Ами смотрела на лежащую на земле Нерриту и чувствовала вину. Она старше на две недели, она должна была предупредить, уберечь! По крайней мере, именно так говорила матушка. Настаивала на том, чтобы не отходила далеко от герцогской дочки, помогала во все… 
“Молодец, Ами, помогла”, — тоскливо подумала девочка и вздрогнула. 
Нерра дернулась, боль пронзила тело Амалы. Нерри воспарила над землей, поднимаясь все выше, а тошнота сильнее навалилась на ее молочную сестру. Жуткие переломы срастались на глазах, а Ами казалось, что ее кости дробит невидимый горняк. Спустя десять минут Нера снова стояла на парапете. 
— Ами, ты чего? Тебе плохо? — беззаботно спросила девочка. 

Амала смотрела на нее, не веря своим глазам. После такой травмы лекари обычно давали неутешительные прогнозы относительно того, выживет пациент или нет, а тут она продолжает прыгать как горная коза. 

- Воля ваша, госпожа Ларой, простите, госпожа Сотхас, но нынче такой вырез в моде. А вам не просто платье нужно, вас король увидит, - Тюлетта обвела карандашом глубокое декольте в форме сердца на эскизе наряда. И цвет я рекомендую яркий, сочный. Скажем, красный.
Леката только вздохнула. Еще не успела проснуться. Тюлетта пришла слишком рано даже для себя. Леката плохо помнила последние полтора дня. Все виделось какими-то вспышками света, будто все и не с ней происходило. Сначала она до рассвета гуляла вдоль берега моря, потом весь день ругалась с Карлином на стройке, под вечер послала служанку с запиской к портнихе. И вот, ни свет, ни заря та явилась снять мерки и обсудить фасон.
- Уговорили, Тюлетта, красное платье под названием "Охочусь на нового мужа", - сонно съязвила Леката, но портниха и ухом не повела.
- Пожалуй, часть декольте прикроем сеткой, - задумчиво произнесла она, взглянув на рубаху заказчицы в районе груди.
- Это еще почему? - возмутилась Леката. Отчего-то показалось, что Тюлетта посчитала ее грудь недостаточно подходящей для декольте.
- Мужа же ищем, а не любовника, - улыбнулась собеседница.
Леката рассмеялась. Рациональное зерно в словах Тюлетты было. Только крошечное. Потерла глаза, пытаясь проснуться окончательно. Нет, для приключений время неподходящее: сердце еще кровоточит после развода, разум никак не может принять мысль, что ее смерти хотели существа, которых она считала самыми близкими, а душа хочет свернуться калачиком в темном месте и забыться сном. Надолго. Года на два. Чтобы проснуться: а вокруг все совсем другое и хочешь -не хочешь, надо отсылать прошлое в страну воспоминаний и начинать все заново.
- Знаете что, Тюлетта, - улыбнулась Леката, - делайте как вам кажется подходящим. Оба ваших платья просто великолепны, уверена, третье будет еще лучше. Главное, успеть до праздника.
- Не волнуйтесь, госпожа Ларой, простите, госпожа Сотхас, уверяю, вы не пожалеете.

Леката кивнула. Тюлетта принялась собирать свои вещички. Закидывая сантиметр в сумку она подняла глаза на заказчицу и глубокомысленно заметила: - О мужчине, все-таки подумайте. Когда вы были замужем, вы выглядели веселее.


В холле слышится стук каблуков, мы с Русланом одновременно оборачиваемся и видим, как в гостиную входит женщина. Волосы собраны в идеальный пучок, на носу очки в тонкой оправе. На женщине белая с коротким рукавом блуза и тёмно-коричневая юбка-карандаш. В руках – поднос. Зайдя в комнату, женщина смотрит на меня, резко останавливается, разводит руки, как от испуга, и поднос летит на пол.
– О боже... – шепчет она, уставившись на меня.
Руслан хмурится, представляя:
– Это Нина, домработница.

Я киваю женщине, она повторяет мое движение.
– Простите, – женщина отводит взгляд и опускается на колени, чтобы собрать то, что уронила.
Собирает медленно, руки ее слегка трясутся. А ещё она изо всех сил сдерживается, чтобы не поднять глаза... Чтобы посмотреть на меня?
Почему такая странная реакция?
– Что-нибудь желаете? – собрав все уроненное на поднос, интересуется Нина и бросает взгляд на Руслана.
– Дана? – спрашивает у меня он. Нина слегка дёргается, услышав имя. А я негодую, не понимая.

– Нет, ничего не хочу, спасибо, – резко отворачиваюсь и заворожено смотрю в окно. Подхожу к балконной двери мансарды, выглядываю:
– Там сад?

- Да, – отзывается Руслан.

– Можно мне выйти и немного погулять?

– Конечно. Ты можешь делать все, что хочешь, не спрашивая меня...

Комментарии:

Всего веток: 10

Анна Пожарская 20.04.2019, 20:15:54

Спасибо!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 20:52:55

Всегда с радостью)

Татьяна 20.04.2019, 20:45:13

Спасибо большое!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 20:52:35

Вам спасибо!)

Оксана Глинина 20.04.2019, 19:03:11

Довольно интересный и оригинальный флэшмоб))) Спасибо!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 19:20:49

Оксана Глинина, Спасибо тебе)

Мария Шурухина 20.04.2019, 19:06:26

Классно и оригинально!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 19:20:36

Мария Шурухина, Спасибо большое!)

Юлия Николаева 20.04.2019, 16:26:12

Спасибо!)

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:07:14

Юлия Николаева, Спасибо вам!)

Rin Serizawa 20.04.2019, 16:33:44

Красота какая!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:06:59

Rin Serizawa, Спасибо!)

Роман Попов 20.04.2019, 16:54:41

Вот я только сел пить кофе с шоколадкой, а тут такое! Магия, не иначе :D
За любопытные отрывки спасибо, с ними вкуснее)

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:06:45

Роман Попов, точно, магия)) Спасибо вам!)

Ксения Каретникова 20.04.2019, 17:04:28

Спасибо!

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:06:26

Ксения Каретникова, всегда с радостью)

Тиана Тесса 20.04.2019, 18:04:33

Отличная подборка!)

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:04:46

Тиана Тесса, Спасибо!)

Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева 20.04.2019, 17:37:51

Ангел на жердочке... м... это завлекательно!))

Последний комментарий в ветке:

Евгения Халь 20.04.2019, 18:04:34

Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева, Спасибо) Мне тоже нравится)

Books language: