"Книга тайн" Светланы Гольшанской

Автор: Джейн и Скарлетт Эйр / Добавлено: 26.05.19, 10:28:17

“Книга тайн” Светлана Гольшанская

Каждому – свой путь...

И у каждого костер свой и зола,

Но знай, что Дьявол обитает в мелочах,

И ничтожный – в прошлом – страх

Когда-нибудь мир обратит твой в прах!

Один только миг –

Промедлишь с ударом своим –

И враг жестокой рукой

Две жизни твои сплавит сам воедино!

Помни – ты Воин Света,

Воли, снегов и ветра,

Помни – живи не слепо,

А с верой в Любовь и Свет!

Catharsis –“Воин Света”

«Книга тайн» - роман в жанре героического фэнтези Светланы Гольшанской, с которого начинается её цикл «Сказание о Мёртвом боге», имеет приквел «Неторенными тропами» и продолжение – «Северный путь».

Название

Джейн: Название так и говорит о вместилищах божественных секретов и эзотерического знания. Ну, знаете “Книга мертвых”, почему бы не быть “Книге тайн”? Звучит в достаточной степени загадочно, взывая к читательскому любопытству.

Минус названия в том, что этих самых книг в интернете множество, и в них тайны на любой вкус - от ядерного оружия в древней Индии до праноедения и так далее.

Непосредственно в виде фолианта Книга тайн появится в тексте, вокруг нее сюжет вращается, но центром истории я бы её не назвала.

Скарлетт: У меня название ассоциируется с эпиком. Все эти «Песнь льда и пламени», «Туда и обратно» - так и представляешь летописца, который эту самую историю о великих деяниях записывает, а ты потом её читаешь.

Насчёт минуса согласна с Джейн: название достаточно клишированное. Однако любопытство будит, а что ещё нужно?

Сюжет

Скарлетт: Приготовьтесь к классическому героическому эпику: герой скрывается, растёт, потом возмужает, пройдёт Испытание и так далее.

Джейн: Ещё до рождения Николаса его папочка сболтнул лишнего, как результат – проклятие на сыне. Прибавьте к этому воз семейных тайн, яркий магический дар, который Николасу приходится скрывать, и вы поймёте, что живётся герою несладко.

Вдобавок нынешний мир приветствует одаренных только в виде восходящих на костёр смертников. Однако судьба Николаса – именно магия, охота на демонов. Предназначение и один павший бог ведут героя к борьбе не столько против демонов, сколько за спасение мира.

Павший бог с красноречивым именем Безликий взвалил на Николаса миссию поиска своего нового воплощения. Наивный герой не воспринимает намёков судьбы и до последнего не видит, что поиски Безликого – поиски самого себя.

Будущее всего мира зависит от того, отыщется ли Безликий, а вместе с ним его три брата, три сына повелителя ветров. Потому что именно им предстоит сойтись с великим злом в последней битве.

Великое зло тем временем не дремлет, распуская свои мерзсссские щупальца во все стороны, не гнушаясь никакими подлостями, очень умело облекается в светлые одежды. Плюс зло, особенно в белых тряпках, как обычно, выглядит привлекательнее добра. Именно поэтому один из братьев безликого бога добровольно пребывает в компании сил тьмы.

Завязка кажется обычной для канонического эпического фэнтези. Избранный герой, которому необходимо найти могучие артефакты и верных друзей, заручиться поддержкой союзников. Злобное зло, коварное и заинтересованное в скорейшем приходе конца света. Однако избранный герой не спешит осознавать свою избранность, не может обрести внутреннюю гармонию. Соратников-братьев ещё надо отыскать и убедить в необходимости выступления единым фронтом. Божественная помощь скорее похожа не божественные подлянки, а сил добра осталась даже не горсточка, а капелюшка. Зато силы зла сумели поставить себя так, что полностью завоевали симпатии простых жителей практически целого континента. Оцените размах, а? Вдобавок у вождя сил тьмы есть здоровенный, логичный и очень болезненный зуб на силы света.

Композиция романа поначалу очень схожа с другим романом этого же цикла. Снова вёльва с пророчеством-приказом, снова ребенок со сложной судьбой, квест-испытание и первая встреча с божественным как завершение испытания.

Вообще события романа - отличная прививка богоненавистничества в мире фэнтези. Боги накосячили в свое время везде, где только можно и нельзя. Потом, пытаясь исправить свои ошибки, эффектно пали, оставив смертным мир с повисшей над ним угрозой и традиционные пророчества о своем возвращении. Но источник моей неприязни к местным богам кроется не здесь, а в отношении богов к своим верным последователям, без которых не воплотиться. Откровенно потребительское, неблагодарное. Втравливая людей в невероятные испытания, тот же Безликий постоянно сливается с формулировкой “ну, ты пойди не знаю куда, найди меня там и я тебе помогу”. По идее, дорога к богам в случае главного героя романа - это дорога к самому себе, поиск Безликого в себе, но такого противного бога в себе обнаружить я бы не согласилась.

И да, я не могу простить Безликому судьбу героини прошлой трилогии, хоть это и был её выбор.

Скарлетт: Это был мёд. Я отвечаю за дёготь – щас всё будет.

На самом деле к сюжету у нас с Джейн вопросов нет. Да, он каноничный для героического эпика, да, по ходжу чтения преследует чувство, что всё это мы уже где-то читали и смотрели, но даже так (в идею о поиске себя и избранности автор нового не привносит, но мир зато авторский, интересный) всё это могло «выстрелить» и стать интересным.

Не стало – у автора просто не хватило писательского мастерства. Этот роман отличный пример того, как прекрасную идею и интересный сюжет автор не вытягивает. Если говорить именно о композиции, то большинство сцен романа хочется порезать. Вот даётся начало – привет, вёльва, давно не виделись. Что в этом начале главное? Целительница делает выбор: остаться без ребёнка и спасти чужое дитя, которое отец лично проклял, а теперь раскаивается. Или плюнуть на всё и жить долго и счастливо прямиком до местного апокалипсиса – моя хата с краю. Интересный выбор, согласны? А как читателя к себе прицепит – мама не горюй, смотрите та-а-акой эпик, прямо хлеще «Игры престолов», когда Дейнерис давила мужа подушкой. И автор уделит внимание метаниям целительницы, но мало – особенно если сравнить (извините, это странный, математический подход к тексту, но он часто работает) с объёмом описания, допустим, праздника, местного Самайна. Или вёльвы. Или других описаний. За всеми этими красивостями (любопытными, не спорю) тонет выбор целительницы. Это примерно как если бы камера в сцене с Дейнерис уехала на фиг от неё и подушки и переместилась на горы. Красивые же, блин, были горы! И кровь с пылью на доспехах Джораха – как классно сочеталась! Давайте ими полюбуемся. Ой, глядите: а Дени уже убила мужа. Всё.

Или конец сцены с той же целительницей, которая помогла-таки чужому ребёнку – и женщину просто убирают со сцены. Без лишних, так сказать, слов. Чёрт, она же выбор сделала, хоть одним предложением покажите, каково ей теперь. Короче, вывод для неё где? Но нет, складывается впечатление, что именно описывать автору нравится больше. Давать эпик, углубляться в мифологию – в этом нет ничего плохого, но если это всё, что есть в романе, то это скучный роман.

И поверьте, «Книга тайн» именно скучна. С целью и средствами у автора грандиозный разлад.

Герои

Джейн: Николас – Вечерний всадник, рыцарь печального образа, мастер самокопания, повелитель орды внутренних демонов, аватара Безликого. Герою досталось тяжёлое наследство – знаменитый дед с клеймом предателя, пророчества о великих совершениях, печать нежеланного ребёнка и вечные комплексы недолюбленного. Груз семейных печалей сковывает Николаса похлеще кандалов. Всю эту сцепку проблем герой, грохоча, волочет сквозь повествование. Комплекс вины у героя знатный, он винит себя чуть ли не во всех мировых бедах, гордо и молча пытаясь решить проблемы в одиночку. Получается не очень, потому что копаться в недрах подсознания он копается, но выкопать толком себе ничего не разрешает. Николас очень талантлив, свободолюбив и храбр. Он истинный рыцарь, самопожертвенный и готовый прийти на помочь. Однако внутренние проблемы его практически довели до ручки, разобраться в себе он страшится. Симпатизировать ему сложно именно из-за постоянного самоедства, почти подчистую себя съел. Вот пожалеть получается, да.

Ноэль – дедушкин внучок, великий вождь под каблуком у дедули-манипулятора, аватара одного из богов-ветров. Покорный, послушный, беспрекословный, ведомый, так и задаешься вопросом - как он сам за собой людей вести собирается? Всю жизнь проведший под стеклянным колпаком дедовой заботы, молодой человек слабо представляет себе жизнь простых людей в собственной стране, которую по идее должен защищать. Самые розовые очки во всем мире определённо принадлежат Ноэлю. Дед практически полностью подмял под себя волю внука, сделав его марионеточным талисманом организации. После встречи с Николасом персонаж начнёт худо-бедно бороться за своё мнение и робко бунтовать против воли деда. Получается пока что с переменным успехом, но вода камень точит. Поначалу производит впечатление наивного, внушаемого и довольно капризного парня, но постепенно начинает больше напоминать воина и вождя.

Вот с вызывающими симпатию героями в этот раз не задалось, зато снова появился бесивший меня до дрожи еще в прошлой трилогии книжник – дед Ноэля. Беспринципный, одержимый мессианскими комплексами манипулятор, ух, как меня он раздражает!

Так что в выводящих на эмоции героев автор могёт, только в этом романе они все что-то отрицательные.

Дружба между Николасом и Ноэлем - странный предмет, вроде есть, а вроде и нет. Ноэль с самого детства слышал песню про «единственного друга и защитника», который где-то далеко живёт, но однажды как приедет, как принесёт тебе клятву верности. Делая скидку на абсолютною доверчивость и отсутствие критического мышления у Ноэля, можно понять, почему в эту сказку герой поверил. Но когда встреча с другом и защитником таки состоялась, какой силы должен был быть шок. Свободолюбивый, упрямый, делающий все по-своему Николас совсем не похож на образ верной тени, который обещал дед. Оба молодых человека чувствуют родство душ – как-никак оба они воплощения братьев-ветров. Но люди-то они очень, ОЧЕНЬ разные, и столкновения и конфликты неминуемы. Ноэль смотрит на Николаса то ли как супруга-собственница, то ли как страдающая гиперопекой мамочка: «сиди со мной, и с тобой ничего не произойдёт». Угу, не произойдёт, вот только жизнь тоже мимо пройдёт. Деятельный Николас же потрясён пассивностью Ноэля, будущий вождь и спаситель, который слова поперёк деспотичному деду сказать не может. Словом, конфликт запланирован отличный – такие разные парни, как они притираться друг к другу будут. И вот тут для меня главный облом истории – я так наделась посмотреть долгий процесс возникновения дружбы. А они, божественным провидением, не иначе, задружились на диво быстро. Да, не без конфликтов, но неожиданно легко.

Про второстепенных героев – они снова скорее тени, позволяющие более выпукло показать героев главных. Что возлюбленные обоих персонажей, что спутники, наставники, все максимально функциональны и минимально конфликтны. В принципе, это уже можно назвать особенностью авторской манеры.

Скарлетт: Но без неё было бы лучше, имхо.

Джейн: В истории автор показывает трёх братьев-ветров из четырёх, ещё один пока пребывает за кадром. Вычисление аватары бога не вызывает проблем, над героем словно горит яркая красная стрелка с надписью «это он», но герои сами друг друга разглядеть толком не могут, то ли пелена у них на глазах, то ли просто туго соображают. На самом деле контраст очевидного для читателя и тёмного для героя немного печалит, потому что события истории дают персонажам настолько прозрачные намёки, что прозрачнее просто уже некуда. Так и хочется сгрести героев за грудки и заставить разуть глаза силком.

Скарлетт: В принципе, Джейн уже указала проблемы героев, я добавлю только одну: с самого начала с героями не происходит никакой связи, никакой симпатии к ним не чувствуешь. Они просто есть – и ты их терпишь, со стороны наблюдаешь, иногда удивляешься, много зеваешь, думаешь: «Ну когда же?» - и время от времени их ненавидишь (как с дедом Ноэля). То есть чувства-то они у читателя вызывают, но какие-то не те. Например, детство Николаса, местного короля Артура и Ланселота в одном лице. Он ещё маленький, и у него есть старший брат, который на восемьдесят процентов сволочь и «молчи, мелкий, я лучше знаю». Конечно, когда видишь, как этот брат говорит Николасу: «Ты колдун, отродье, и тебя на костре сожгут», читатель негодует («Мелких бьют!») Но что делает Николас: он подходит к главному инквизитору и интересуется: чё, правда сожжёте? Сцена любопытная, но странная, и инквизитор в ней показан колоритнее самого Николаса. Да, он был в приквеле истории, и автору явно нравится про него писать. Но главный герой Николас, может быть вывести на первый план всё-таки его? Что он чувствует? Какой внутри него обязан быть конфликт? Всё это автор пытается показать, но со стороны и очень отстранённо. Итог: симпатии нет, только любопытство: а что этот избранный малолетний чудак ещё отмочит?

Мир

Джейн: Поскольку подробно о космогонии авторской вселенной мы рассказывали в прошлом обзоре, сосредоточусь на том, что изменилось.

Во-первых, агония старого миропорядка завершилась, родился новый мир. Борцы с демонами-Сумеречники пали перед силами Единого бога. Отныне магические способности и профессия Сумеречника - верная дорога на костер. Автор потрясающе ярко показала, насколько коротка людская память, как быстро о вчерашних защитниках (пусть и порядком разленившихся и понесших репутационные потери) начинают ходить грязные истории. Сумеречники-де ели младенцев, приносили в жертву девственниц и все прочее, положенное заправским людоедам совершали.

Зато вера в Единого сулит людям благополучие, свет, процветание etc. Самая прелесть здесь заключается в том, что жреческая верхушка Единого - одержимые темными силами борцы за приближение конца света. Какая ирония, не правда ли?

Единственным мало-мальски серьезным противовесом для сил Единого выступает страна Норикия, где существует последний оплот старой магии - компания “Норн”. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить автора за создание настолько сильного образа норн, полностью заслонившего в моей памяти мифологических прях судеб, что каждый раз как вспомню - стадо мурашек по спине. Брр! Так вот, компания поставила своей целью помощь всем одаренным, и в перспективе - сражение за великое (а точнее, за хоть какое-нибудь) будущее с силами мрака. Но, естественно, помощь не бескорыстна, а глава компании сказочно неприятный тип с признаками мегаломании.

Норикия не выглядит чудесным царством магии, потому что маги, увлечённо пуская пыль в глаза правящей верхушке королевства, вгоняют простых людей во всё большую нищету. Подобное отношение в недалёком прошлом и стало основной причиной падения ордена Сумеречников. Как показывает текущее положение в Норикии, опыта из случившегося одарённые не извлекли.

Нынешний мир романа - мир, стоящий на грани апокалипсиса, который одни усиленно приближают, а другие остро понимают призрачность своих шансов его предотвратить. Знамений и всяких признаков последней битвы в мире хоть отбавляй, но простой народ их не замечает, грамотно введённый в заблуждение адептами Единого.

Последняя битва состоится на исходе текущей пятилетки, в ней сойдутся четыре брата-ветра и порождения мрака, и мир либо падет, либо обновится. Традиционный мифологический сюжет о конце света, воскресших перед решающей битвой павших героях и могучих силах тьмы.

Автор расширила географию мироздания, показав новые края. Край кельтов, местная Япония, арабский восток и буддистские монастыри. Герои посещают многие места в рамках своего квеста по поиску реликвий и прокачке главного персонажа. С одной стороны, добавилось множество локаций, читателю показан полноценный здоровенный мир, разный и бескрайний. С другой по-настоящему самобытных мест стало меньше.

Отдельно отмечу работу с матчастью, бытовыми деталями. Очень здорово.

Скарлетт: Соглашусь с Джейн: мат.частью автор владеет на уровне мастера. Только «впиливает» её в роман на уровне падавана. Если ты тоже читал все эти легенды, интересно будет находить тут отсылку к фейри, там к Китаю и так далее. Но всё вместе это выглядит довольно сумбурно. Не в смысле «давайте не будем смешивать мифы разных народов» - мешайте, интересно получится. Но давайте читателю всё-таки объясним, как они у вас так смешались, что вы изменили, и похожи ваши демоны с фейри, или это разные вещи (вроде разные, но чёрт знает, насколько). В общем, вкупе с проблемами выше получается, что мир у автора ого-го какой, но подан читателю по принципу «сам разберётся, а ещё у меня есть путеводитель».

Язык

Джейн: Грамотно, образно, насыщенно.

Первую четверть примерно я читала пыхтя и отдуваясь. Становление героя, учеба и все такое шли у меня на диво тяжко. Потом герой подрос, действие подхлестнули и дело пошло на лад. Но текст в целом тяжеловатый, правда для себя затрудняюсь ответить, в чем именно кроется главная тяжесть.

Великое множество отсылок и отсылочек, от классических сказочных сюжетов до мифических персонажей, от пушкинского анчара до ведьмака. Некоторые найдёт внимательный глаз, другие лежат на поверхности, только руку протяни.

Небольшой процент опечаток и мелких ошибок, так что вычитать набело будет не лишним.

Скарлетт: Роман читается действительно тяжело… скучно, но это не вина языка. С ним у автора всё в порядке.

Вывод

Джейн: Амбициозный эпический проект о крушении одного миропорядка и восхождении другого, о грядущем конце всего и шансе на возрождении. О павших богах и богах внутри себя, о дружбе и родстве душ.

Огромный масштабный интересный мир с яркой задумкой. Мятущиеся герои, которым надо разобраться в себе, и которым у меня сопереживать не получилось.

Тяжеловато читалось, местами просто с усилием.

Скарлетт: «Ну не шмогла!» Автор придумала интересный сюжет, невероятно хорошо прокачала мат.часть, дала отличную предпосылку для конфликта… Но писательского мастерства ей не хватило. Складывается впечатление, что важнее для неё что показывать, а не как. Это само по себе неплохо, но если о «как» не думать вообще, то «что» получается безумно скучным. Так вот, этот роман безумно скучен.

Плюсы:

  • Идея;
  • Мат.часть;
  • Сложный мир;
  • Сюжет;
  • Язык.

Минусы:

  • Композиция;
  • Второстепенные герои;
  • Подача главных героев;
  • Отношения главных героев друг с другом;
  • Подача мира;
  • Очень скучно всё это читать.

Оценка: 6 из 10.

Комментарии:

Всего веток: 0

Books language: