1. Эннэлион. Наказание жизнью

Размер шрифта: - +

Глава 11: ***

– Эфрикс, хоть ты мне объясни, зачем мне вернули память? Допустим, душа может переродиться. Сама или с помощью высшего существа. Но зачем мучить воспоминанием о прошлом? О том прошлом, которое я, вообще, никак изменить не могу. Да, чёрт возьми, я запуталась. Другие слова, чуждые мне мысли. Кто я? Я сейчас уже сама неуверена кем являюсь. И как теперь мне жить? Эштус сказал фильтровать. Но у меня не получается. Я путаюсь в простых понятиях. Боюсь того, что до этого любила.

– Что значит это странное слово? – ведунья наморщила лоб, будто пыталась разгадать старинную тайну.

– Какое именно? – между бровей девушка залегла морщинка, они силилась вспомнить что такого сказала.

– Фильр…фитр…Обратная сторона светила, как ты это выговариваешь?!

– Отделить жизни и воспоминания друг от друга, – постаралась подобрать слова Лилиит. – Эштус сказал, что иначе я не выживу. Зачем мне прошлая жизнь, если там я была никем? Если я совершила ужасную ошибку, но исправить её не могу!

Старуха вздохнула и потёрла виски. Она совсем не ожидала такого поворота. Хотя, тогда это всё объясняет. Или почти всё. Ох уж, Сэлис!

– Эфрикс, ты же можешь приготовить какое-нибудь варево, которое сотрёт часть моей памяти? Я не смогу жить, зная, что не такая как все. Я не смогу быть собой прежней. Я уже не я, – взмолилась гостья.

Ведунья вздохнула и покачала головой:

– Такие снадобья под запретом. И никто не сможет отконтролировать, что именно из твоих воспоминаний сотрётся, – она умолчала о том, что если уж боги что-то затеяли, то доведут это до конца.

– Ты совсем не можешь мне ничем помочь?

– Я могу изготовить амулет для ясного разума. Есть шанс, что он тебе поможет, но я ничего не обещаю. Одна проблема – создать его смогу только весной. Мне потребуется аназема для выкипячивания ядовитого вещества из амулета. А такие травы я никогда не заготавливала на зиму.

– А разве она сама не ядовита?

– Запрещённая основа под яды, – кивнула головой женщина. – Ну а что ты хотела?

– И то правда. Вот, знаешь, у наших миров столько похожего и столько разного, – Лилиит опустилась на лавку и приложила ладони к гудящей голове. – А я только думаю о том, как бы не свихнуться: не выдать себя и не запутаться в том, кто я сейчас на самом деле. Ведь я там и я тут – два разных человека. Другой характер, другая внешность, увлечения. Как мне собрать себя по частям? Что подумают люди, если я расскажу им правду? Что я сумасшедшая? Убьют ли они меня за такую правду?

– Держи, – ведунья протянула чашу с холодным снадобьем, – выпей. Успокоит.

– Спасибо, – девушка приняла чарку и вдохнула приторный запах, отдалённо напоминающий валерьянку. – Даже сейчас я сравниваю все с прошлой жизнью, – усмехнулась она и сделала глоток.

Эфрикс покачала головой и мысленно отругала нерадивую племянницу за то, что не предупредила.

 

 

У дома ведуньи, переминаясь с ноги на ногу, девушку ждал Рэйнер. Хлопнула дверь. Лилиит спустилась к другу и совсем другим взглядом посмотрела на него. Высок, строен, широк в плечах. Парень улыбнулся и на щеках появлялись ямочки.

– Привет, – девушка не знала, как теперь себя с ним вести. Всплывали сцены с недавнего праздника. Она вела себя как полная идиотка. Так же, как вела себя с мужчинами в той – прошлой – жизни. Хоть что-то стабильно. Но теперь она моложе, она постарается не допустить тех же ошибок. Хоть что-то хорошо в этой внезапно всплывшей памяти. Если только над ней не насмехнулись и не подсунули липовые воспоминания.

– Хорошо выглядишь, – сын кузнеца вновь улыбнулся и, переплетя свои пальцы с её, потащил в противоположную сторону от деревни. – Рассказывай, что заявил Мартон?

И только сейчас Лилиит осознала всю опасность, которую на себя навлекала. Какая охота? Какое оружие? Она же простая слабая девушка! Что руководило ею при выборе тропы? Сделав глубокий вдох и собравшись с мыслями, Лилиит ответила:

– Что как только ляжет снег – идём на охоту. Это будет моим испытанием.

– Ты чего так напряжена? Ты же этого добивалась чуть ли не с самого рождения.

«Какого именно рождения?» – хотелось уточнить девушке, но она смолчала и покорно шла за другом.

Щеки Рэйнера алели и, только спустя время, Лилиит осознала, это из-за того, что они идут, взявшись за руки. Девушка вздохнула и постаралась загнать воспоминания из того мира подальше.

– Куда мы идём?

– Я нашёл одно сказочное место, – улыбнулся сын кузнеца, сильнее сжимая ладошку подруги.

Снег застилал посеревшее небо, покрывая землю и укутывая деревья. Садился на волосы двух идущих по лесу подростков. Подныривал под ветви и норовил мазнуть одного из людей по лицу, будто крича: «Зима! Зима пришла! Обратите на меня внимание!». Но недолго жили они на тёплой коже и таяли, соскальзывая по щекам, как слезы.



Анна Минаева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться