1. Эннэлион. Наказание жизнью

Размер шрифта: - +

Глава 14: Время расставаний

Отведённые две недели подходили к концу. Лилиит старалась как можно больше времени уделить Рэйнеру и тренировкам. Потому ежедневные спарринги между этими двумя стали привычным зрелищем. Девушка долго привыкала к тяжести нового оружия и тренировала взмахи. Охотники, иногда заходившие во двор кузнеца, с завистью поглядывали на настоящий меч в руках молодой охотницы.

Рукоять, обмотанная тонкой кожаной полоской, натирала ладони. И каждый вечер девушка втирала в них купленную у Эфрикс заживляющую мазь. Она приятно холодила кожу, но ладони ещё долго оставались маслянистыми и ужасно пахли. Рэйнер недовольно качал головой, когда видел страдания подруги, но ничего не говорил. Парень понимал, что Лили таким образом избавляется от страха перед дорогой.

В один из последних вечеров, когда светило уже исчезло за горизонтом, охотница вышла на улицу. Чернеющее небо казалось пастью дикого животного, которое вот-вот поглотит весь мир. Метель, что бушевала последние два дня улеглась и теперь в свете небольшой свечи, захваченной из дома, поблескивали белоснежные сугробы.

Девушка не понимала, как можно путешествовать и что-то завоёвывать в это время года. Ведь даже ноги переставлять по рыхлому снегу было сложно. Порыв ветра загасил свечу, оставив Лилиит в кромешной тьме. В эти мгновения она очень скучала по луне, которую можно было наблюдать в том мире. У младшего брата Солнца не было ночной спутницы, а звёздами небо усыпалось лишь весной. Пропустив через лёгкие ледяной воздух, охотница побрела обратно к дому. Окоченевшие пальцы нашли ручку, но дверь не поддалась.

– Думаешь, сбежать от меня таким образом? – послышалось сзади.

Лил обернулась, но никого не смогла разглядеть.

– У тебя так просто это не получится. – прошипел голос Сэлис и дверь в дом распахнулась сама.

 

 

 

Середина зимы на северо-востоке Айвории в этом году была слишком суровой. Снега намело столько, что лошади передвигались, высоко поднимая копыта. А пехота каждый вечер сушила у костров насквозь промокшие сапоги и портянки.

Гилиам отошёл от лагеря, поставленного неподалёку от деревни Гудрас, и всмотрелся в ночную тьму. Несколько часов шагом, и он может добраться до поселения, забрать трёх последних охотников и отправляться на верную гибель с более чем тремя тысячами людей. Мужчина обречённо вздохнул:

– Как же я тебя ненавижу, Йосфрин.

– Нехорошо так о короле, мастер Гилиам. – произнесли за спиной полководца.

Воин не слышал, как подошёл баннерет.

– А тебе чего не спится, Азард?

– Чем ближе к границе, тем тревожнее, – признался он начальнику. – Не могу уснуть. Уже несколько часов проворочался. Мои парни уже давно в пятьдесят голосов храпят так, что и палатки развалятся скоро.

– А остальные?

– Конница? – уточнил Азард и продолжил, не дожидаясь ответа, – Отряд Велда остался на привал ниже по течению реки. А Ферт нагонит нас через два дня. У него под командованием сотня воинов. Не все успели доспехи забрать у кузнецов.

– Папенькины сынки не успели приодеться, – голос собеседника сквозил ненавистью – Кто бы так простолюдинам, собранным по деревням, оружие и доспехи выдавал.

– Так, ведь выдали, мастер Гилиам.

– Ты про тот обоз ржавых мечей, луков без тетивы и ломающихся от удара щитов?

– Там ещё копья и булавы есть, – смутился баннерет, понимая, что полководца ему не убедить в щедрости нынешнего короля.

– Копья без наконечников, а булавы без шипов? Ладно, не будем об этом. – Гилиаму и самому не хотелось думать, сколько людей он потеряет в боях с неизведанными тварями Мёртвых земель. Мужчина не понимал, как люди умудрялись жить на самой границе и не подвергаться нападкам с той стороны. Неужели легенды, вычитанные в библиотеке отца, лгут и там ничего и никого нет. А что если это край мира, и он отправит своих людей на гибель?

– Мастер Гилиам, – окликнул его подчинённый. – Я вот, что спросить хотел… Конницы у нас достаточно, свыше двухсот голов. Пехоты около трёх тысяч. А вот охотников мы собрали не больше пятидесяти. Смогут ли они прокормить нас всех? И зачем нам эта обуза?

– Собрать отряд из охотников была моя идея. И они рассчитаны не столько на добычу пропитания, сколько на саму войну. Это отряд воинов, в первую очередь, готовых не только добыть мяса, но и разобраться с известными им тварями. Это отряд охраны. К сожалению, сейчас мало кому Сэлис преподносит судьбу охотника. Ещё двадцать лет назад с каждой деревни можно было собрать по двадцать, а то и тридцать молодых здоровых мужчин, готовых идти хоть на край света, будь у них оружие и цель. А что теперь мы имеем? В лучшем случае пятеро. Из Гудраса трое. И если я правильно понял присланное мне письмо, один из охотников – женщина.

– И такое бывает? – присвистнул баннерет. – Не боитесь бури в своём отряде, которая последует с появлением женщины у которой будет не разведённые ноги, а меч?

– Нам нужны охотники. Пойми, эти люди знают с какой стороны браться за оружие. Сколько парней из твоего отряда впервые село в седло? А сколько из них держали в руках меч?



Анна Минаева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться