1. Эннэлион. Наказание жизнью

Размер шрифта: - +

Глава 16: Переход

 

­

– Роща Первородных простилается на северо-востоке Айвории. Но на самой границе с Землями Мёртвых есть полоса леса, тянущаяся от Рощи до берега реки Каланта. – Гилиам, разложил на своём столе карту. – Предполагают, что там может быть так же опасно. Не понимаю почему селение Гудрас не обнесли частоколом из-за столь опасной близости. Это чудо, что существа, скрывающиеся в той чащи, не порвали всех на куски.

Мартон, которого назначили командиром отряда охотников, усмехнулся. Он точно знал, кто защищал их деревню. И помнил, чем Орцед расплачивался с ведьмой за безопасность селения.

Баннереты окружили главнокомандующего и пытались рассмотреть подробности местности при скудном освещении.

– Такое чувство, что она растёт вдоль границы специально, – поделился наблюдениями мужчина с русыми волосами до плеч.

– Может, ты в чём-то и прав Ферт, – улыбнулся его брат, закладывая руки за голову. – Разные легенды ходят. На что мы рассчитываем, мастер Гилиам, что Роща так просто пропустит наших людей?

– Нет. Потому я и пригласил сюда командира отряда охотников. Их заданием будет обезопасить армию при пересечении границы.

Мартон поймал на себе несколько недоверчивых взглядов.

– Предлагаешь растянуть армию и проводить её группами несколько дней? Или растянуться самим охотникам по отряду?

– Мне больше нравится второй вариант. Терять людей не хочется. Но и тратить много времени на пересечение небольшой полосы леса плохая идея.

– Начинается метель, – поделился наблюдениями Азард. – Стоит переждать, продержав лагерь здесь.

­– Мы на открытой местности. Ни холмов, ни лесов. Сдует и не заметит никто, что армия была. – Велд Конви обратился к Гилиаму. – Стоит сдвинуться с места хоть немного.

– До самой опушки Рощи никаких изменений ландшафта не предвидится. А туда ещё два дня пути по хорошей погоде.

– Ты ведь понимаешь, мастер Гилиам, – презрительно поджав губы, заговорил Ферт Конви, – что стоит дать слабину, как мои люди засядут в шатре у шлюх, а простолюдины сопьются? Тут или двигаться вперёд, или забыть, что у тебя армия была.

– Вот это дисциплина. – Мартон напомнил о себе. – Предлагаю устроить в эти дни тренировки? Метель метелью, но, если расположить несколько шатров вокруг предполагаемой арены, можно и от ветра со снегом укрыться и людей поднатаскать. А то слышал я по пути сюда, как один из воинов спрашивал у другого, для чего нужны точильные камни. И мечи точить научим и держаться за них с нужной стороны. А простому люду, как вы выражаетесь, зрелища. И выпивка цела и воины, наконец, при деле.

Баннереты переглянулись, но промолчали. Гилиам, не дождавшись от них мнения, вынес вердикт:

– Вот ты этим и займись.

 

 

 

Лилиит бродила по лагерю. Ей казалось, что размером он никак не меньше её родной деревни. То тут, то там она натыкалась на патрулирующих мужчин с оружием наперевес. Они провожали девушку настолько недвусмысленными взглядами, что ей пришлось накинуть на голову капюшон и спрятать под плащ волосы.

Ноги вынесли охотницу к высокому цветастому шатру. Полог был опущен, а из-за плотных тканевых стен раздавался женский смех.

Лилиит потопталась на месте, решая, стоит ли беспокоить незнакомых людей своим присутствием или лучше вернуться к охотникам и послушать истории о диких и ни на что не похожих существах.

Но решение приняли за неё. Полог палатки откинулся, выпуская на улицу высокую дородную женщину, закутанную в красную шаль. Она повернула голову в сторону тощей фигурки, стоящей на ветру, и грудным голосом поинтересовалась:

– Новенький, да? Прости, но мы только конных воинов приглашаем внутрь. Пехоту запрещено.

– Да я и не собиралась, – отозвалась Лилиит, не до конца понимая, о чём говорила эта женщина.

– Стой! – большая ладонь легла на плечо и дёрнула Лил назад. Капюшон стянули и ахнули ещё раз. – Что такая малышка делает тут? Тебя похитили? Или родители тебя сами продали? Ты хоть знаешь, чем тебя тут заставят заниматься?

– Защищать своих и убивать врагов, – ответила охотница, наконец, понимая, к чьему шатру привела её дорога.

– Воин? – скептически изогнула бровь шлюха. – А как давно берут женщин на войну?

– С тех пор как судьбы охотников предписываются им богинями.

Ладонь слетела с плеча. Женщина вытерла её о подол тёплой юбки и убрала за спину длинные чёрные волосы:

– Так вот почему ты тут. Сколько лет, тебе, охотница?

– Через полгода совершеннолетие.

– Даже так, – удивилась женщина, ощупывая взглядом фигурку Лилиит. – В таком случае, если тебя прогонят можешь приходить ко мне. Я приму тебя, как родную.



Анна Минаева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться