1. Эннэлион. Наказание жизнью

Размер шрифта: - +

Глава 27: Охотники

 

Лилиит стояла ровно, расправив плечи и закрыв глаза. А Мартон наклонялся к земле, подбирал камни и метал их в сторону девушки. Булыжники пролетали мимо со свистом. Охотница в очередной раз вздрогнула за что получила камнем по руке.

– Ты не должна реагировать! – зарычал учитель и запустил еще один камешек, который пребольно ударил в бедро.

– Чего ты хочешь добиться, закидав меня камнями?

– Ты должна научится забывать о внешнем мире, чтобы владеть собой. Тогда мы перейдем к тренировкам с мечом.

– Такое чувство, что ты умеешь все, – буркнула охотница.

– Нет. Я просто хорошо притворяюсь.

Отпустил мужчина свою ученицу уже глубокой ночью. Все тело девушки было покрыто синяками и ссадинами, ведь когда она отвлекалась, камни уже летели в цель. Дойдя до лагеря, Лилиит легла на траву и, укрывшись плащом, моментально нырнула в сон.

– Жестоко ты с ней, – покачал головой Драдер, жуя вяленое мясо.

– Ты тоже хочешь? – Мартон бросил взгляд на своего спутника.

Отрицательно помотав головой, младший из двух охотников отправился спать.

Мартон еще долго сидел у костра и подбрасывал в него ветки, всматриваясь в звездное небо. Он гладил древко своего копья и мечтал обрести цель.

 

 

 

Гилиам покинул столицу через полторы недели после того, как добыл фолиант. Он не стал заезжать в замок, понимая, что там ему не рады. Ураган резво переставлял ноги и нес хозяина на север.

После того как городская стена осталась позади, конь сбавил скорость. Охотник потянулся, сидя в седле, и зевнул. Последние несколько дней ему не удавалось выспаться.

До реки Мэшел, что проходит через Брасирин и Нулбанар, а после впадает в Касамское море, оставалось не более суток пути.

– Как думаешь, хоть кто-то придёт? – потрепал мужчина своего коня за ухом.

Ураган в ответ недовольно фыркнул.

– Ты-то меня не бросишь, малыш?

Конь повернул морду к хозяину, будто чувствовал настроение и лязгнул зубами.

– Мой боевой товарищ, – погладил по шее он животное и направил на северо-запад.

Мелькали холмы и небольшие зеленеющие рощи. На закате дня мужчина разбил лагерь недалеко от берега и направился к шумной неглубокой реке. Ураган ни в какую не захотел заходить в воду, сколько бы хозяин ни тянул его за собой. Конь сиротливо косился на траву и седло, что лежало неподалеку.

– Воняешь, как тот жеребец из конюшни отца, – принял последнюю попытку Гилиам, стоя по щиколотку в воде.

Ураган заржал и поскакал в реку, разрезая грудью воду. Воин рассмеялся и направился вслед за верным другом.

Долго плескались человек и лошадь, забыв обо всём. Уже давно стемнело, когда конь стряхивал с себя тяжелые капли, а мужчина, стуча зубами от холода, разжигал пламя. Над костром он повесил свою одежду и, закутавшись в плащ, наблюдал за тем, как огонь пожирает ветви.

– Даже если я буду один против всего мира, то найду способ возродить истинных. Я выбрал себе свой путь.

Сон накинулся на него, как дикий зверь, обрывая мысли и погружая в беспокойные сновидения.

А уже на следующее утро он проснулся от вежливого покашливания. Знакомый парень со шрамом на щеке учтиво наклонил голову:

– Светлых дней, тёплых звёзд, мастер Гилиам.

– Тихих ночей, попутных ветров, – отозвался только что проснувшийся мужчина.

Ураган обнюхивал парня с обстриженными почти под корень светлыми волосами.

– Моё имя Леоф и я отправлюсь с вами хоть в мир Старшего светила, чтобы обрести силу.

– Приятно видеть рвение, – воин потянулся и зевнул. – Откуда ты, Леоф?

– Из Кэймора.

– Большой город. И почему юношу из такого места потянуло в ряды охотников?

Собеседник поджал тонкие губы и устремил взгляд светло-серых глаз куда-то вдаль. Гилиам его не торопил с ответом. Когда уже воин не ожидал получить признание, парень заговорил:

– Мой прадед был бароном. Имя рода не произнесу, но он был богат и наделен привилегиями. Я ещё под стол ходил, когда почти всю мою семью вырезали. Мы остались со старшей сестрой одни. Эти изверги пощадили детей, которые еще не получили свои имена. Тогда-то я и решил, что выберу путь сильных и отомщу.

– Почему охотник, а не воин? – продолжал допрос мужчина. – Ты мог бы стать наёмником, убийцей, вступить в армию, но выбрал проклятый путь. Ответишь?

– Это была последняя просьба моего отца. Я не мог ослушаться.

– Даже так? Интересная у тебя история. Что ж, милости прошу в наш немногочисленный отряд.



Анна Минаева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться