1. Эннэлион. Наказание жизнью

Размер шрифта: - +

Глава 30: Тэйгейт

 

Корабль прибыл к берегам Тэйгейта, как и обещал, почивший в брюхе морского монстра, капитан, быстрее других.

Фрил взял командование на себя и весь путь до земли благодарил охотников за то, что помогли отбиться от морского демона. Мужчина до сих пор не верил, что им удалось унести свои задницы. Кадагония обрела нового капитана и вторую жизнь. Попрощавшись с Гилиамом и его отважными друзьями, корабль отбыл обратно в Айворию, там им смогут починить судно в несколько раз дешевле, чем в Тэйгейте.

Лилиит всё ещё плохо себя чувствовала после призыва силы охотника и потому вяло реагировала на происходящее. Мартон по-прежнему бурчал на воина за то, что не бережёт его ученицу. Леоф презрительно закатывал глаза, а Драдер просто сыпал шуточками, пытаясь ослабить обстановку.

Весна уже медленно перетекала в лето, но в северной провинции это почти не чувствовалось. Ледяные ветра прокатывались по равнинам и гнули тонкие деревья к самой земле.

– Холод собачий, – буркнула охотница, придвигаясь к костру и потягивая горячий отвар из деревянной чаши.

– Это где ты таких словечек нахваталась? – встрепенулся Осванд с интересом поглядывая на спутницу.

Но Лилиит отмахнулась от него.

– Вот потому нам и нужны утерянные знания, – опередил Мартона Гилиам. – Она использовала весь свой резерв только метнув два кинжала. Раньше охотников должны были обучать пользоваться силой разумно. Потому, Мартон, заткнись и слушай, – воин направил палец на злого охотника, – если ты хочешь, чтобы твоя ученица осталась жива и невредима, действуй вместе с нами, а не против.

– Я с вами тут мёрзну, если ты не заметил, – растирал задубевшие пальцы мужчина.

– С нами? Да ты даже лошади своей имя не дал, – возмутился Осванд, поглаживая свою серую кобылу. – Правда, Пепел, он плохой хозяин для коня?

– Хватит лизаться с лошадью, – фыркнул охотник из селения Гудрас и перевёл сердитый взгляд на Гилиама. – Хорошо, будь по твоему. Но если ты сгубишь Лилиит, я тебя на сук подвешу за язык длинный.

– Что же ты так обо мне печёшься? – хрипло заговорила охотница, не отводя взгляд от пламени. – При обучении, что назначил Орцед, ты меня чуть не угробил. Потом это испытание с плианорами. Да нас трое выжило из всего отряда. А теперь ты заботишься обо мне, как о дочери. Я тебя не понимаю.

– Я знал твоего отца, – тихо ответил Мартон. – Он очень хотел сына, я думаю, ты это знаешь. Но когда Фрида родила ему тебя, был вне себя от счастья. Хотя и злился на себя и богов. Каждый день после твоего рождения он приходил к нам, как начищенный медяк и хвалился. А потом его не стало из-за Орцеда. Это старейшина отобрал трёх охотников, которые погибли от оуксюков. А потом ты решила стать таким же, как он. И Орцед, – охотник запнулся, – он послал тебя на смертельно опасное испытание, будто мечтал избавиться от дитя Хельмунда. С тех пор, я не могу не оберегать тебя. Я вижу в тебе моего друга.

– Какая трогательная история, – испортил момент Драдер. – Когда в путь? Я всю жопу себе отсидел на мёрзлой земле.

Отряд специально огибал города и деревни, об их визите никто не должен был знать, таково было решение Гилиама. До водопада, о котором шла речь в «Сказании об Охотнике» было несколько дней пути. Оставался только один вопрос: идти к вершине водопада или к морю, в которое он впадает.

– Там ведь написано «разбился», значит, ваш хвалёный сын Охотника скинулся в море и погиб. Может, повторишь его путь? – Мартон презрительно покосился на воина, а тот только обречённо вздохнул.

– Но если он поступил именно так, то нужно искать нечто у подножья, – рассуждал Томас.

– Почему мы берём за ориентир водопад? – Леоф первый задал этот вопрос. – Что если знания он не уничтожал вместе с собой, а где-то надёжно схоронил?

– Давайте хотя бы водопад отыщем, – Гилиам массировал виски, голова раскалывалась.

Лошади шли шагом, позволяя наездникам вести беседу. Одна лишь Лилиит вцепилась в луку седла и расширившимися от ужаса глазами смотрела вниз.

Осванд подъехал к подруге:

– Ты чего так напряжена? Расслабься. Лошадь почувствует это и подчинится.

– Где ты научился на них ездить?

– Нигде. Я просто люблю животных. Они намного лучше людей. Моя Пепел прекрасно меня слушается. Правда, девочка?

Кобыла ударила копытом и своенравно дёрнула мордой, вырывая поводья из рук наездника.

– Шучу я, – усмехнулся охотник, поглаживая кобылу между ушей.

– У меня такое чувство, что я нахожусь на плечах у великана, – поделилась впечатлениями охотница.

– А ты не смотри вниз, – посоветовал Томас, подъезжая к друзьям. – Вперёд. Голову выше.

Девушка постаралась выровняться в седле. А Огонёк мотнул головой и стал в свечу, пытаясь сбросить наездницу.



Анна Минаева

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться