1. Митрим. Cбежавшие из рая

10. Ценные рукописи, старые знакомые, новая луна и ночная рыбалка

Через несколько часов, когда они уткнулись в озеро и свернули вдоль берега на юг, к реке, снег перестал и теперь медленно таял под ногами. Всё пространство вокруг холма уже было перекопано, и снежное одеяло больше подчёркивало, чем сглаживало очертания, зияя прорехами на грудах земли и по краям котлованов.
Отряд миновал навес со сложенными в пирамиду гранитными блоками (неожиданно рыжими на белом фоне) и остановился у коновязи. Пока все спешивались и снимали сумки, прежде чем отдать лошадей конюхам, Тинто глазел по сторонам, высматривая знакомых, но прохожих было мало, голоса слышались дальше, за навесами с гранитом и досками. Туда вдоль реки тянулась тропа, петляя между деревьями. Почти чёрные стволы терялись в темноте, и казалось, что заснеженные кроны парят в воздухе, как низкие облака.
- Тинтаэле! – от неожиданного окрика Тинто вздрогнул, едва не уронив сумку с плеча, и обернулся, на всякий случай неосознанно втягивая голову в плечи. Куруфинвэ стоял в нескольких шагах вполоборота к нему, как будто вспомнил о чём-то, уже уходя. В руках он держал какие-то свитки и смотрел, скорей, благожелательно, чем раздражённо, но втягивать голову Тинто не перестал. Так и замер в неловкой позе, вцепившись одной рукой в сумку, как в оберег.
Подождав несколько мгновений, Куруфинвэ хмыкнул и пояснил:
- Когда тебя зовёт лорд, надо подходить.
Тинто отмер достаточно, чтобы послушно подойти, всё так же цепляясь за сумку и борясь с желанием развернуться и удрать. Вот что не так в этот раз? Заметил, что он подслушивал из кустов их разговор с Тьелперинкваро и Рингвайрэ? Или ещё к чему-то прицепится?
Не дождавшись помощи от Тьелперинкваро, стоявшего с обычным своим пустым лицом, Тинто перестал коситься, остановился за несколько шагов и неловко поклонился, чувствуя, как сумка предательски ползёт по плечу, норовя свалиться в истоптанный мокрый снег.
И опять вздрогнул, когда Куруфинвэ протянул ему свитки.
- Держи.
Ему пришлось ещё качнуть рукой приглашающе, прежде чем Тинто, наконец, сделал ещё два шага, чтобы опасливо взять предложенное.
- Здесь кое-какая информация по геологии, - продолжил Куруфинвэ, приветливо улыбаясь. – Если что-то будет непонятно, задавай вопросы Тьелперинкваро.
Тинто снова кивнул, совсем уж растерянно, бережно прижимая свитки к груди обеими руками.
Куруфинвэ удовлетворённо кивнул тоже, но вновь обернулся, прежде чем уходить, и строго нахмурился:
- Один из них написан рукой моего отца. Я надеюсь, ты отнесёшься к нему со всей возможной осторожностью.
- Я... - испуганно заморгал Тинто. - Я не посмею принять такую ценную вещь...
- Главное, не посмей её испортить, - многообещающе усмехнулся Куруфинвэ и всё-таки пошёл дальше, к шатрам.
Тинто остался стоять, непонимающе глядя ему вслед.
- Я просил его поискать учебники, - сообщил Тьелперинкваро, отвлекая его от удивительного зрелища. - Но ты правда смотри аккуратней.
Сразу Тинто не нашёлся с ответом, а потом Тьелперинкваро уже пошёл догонять отца.


***
На месте старого пожара ещё торчали из земли белые остовы деревьев со странно скрюченными ветвями. Одно изогнулось, протянув ветви не вверх, как всякому приличному дереву положено, а вниз, как будто сгорбилось и плечи опустило. И мелкие веточки - тоже белые - как пальцы, сжатые в кулаки. Рядом лежала огромная гранитная глыба, почти вся голая, только снизу по щиколотку покрытая мхом. Когда-то она треснула от жара, да так и осталась половинчатой. Только щель расширилась, проросла травой понизу и звёздным небом сверху, и на траве лежал ещё не растаявший вчерашний снег.
Делать здесь Рингвайрэ было решительно нечего. Ближайший участок, четвёртый, он уже оставил позади и бесцельно мерил шагами пустое плато – просто потому, что на карьерах его по-прежнему всё бесило, хотя со ссоры с лордом прошло уже два дня.
Возвращаться не хотелось.
Земля тихо похрустывала под ногами: корни деревьев, не в силах пробить толщу камня, змеились поверху, вплетаясь в тонкий слой дёрна. Теперь они тоже высохли и ломались под ногами, как птичьи косточки. Промёрзший дёрн тоже похрустывал, а вот снег лежал только в расщелинах: на ровном он под ветром не задерживался.
Со стороны карьеров послышались неспешные приближающиеся шаги, и Рингвайрэ раздражённо обернулся. И тут нашли.
Но вместо очередного мастера с тупыми вопросами увидел Айраутэ. Вот его, похоже, ничего не бесило: наоборот, довольно улыбался, подходя.
- Откуда ты здесь?
- С обозом приехали, сопровождением. Линталле сказала, что ты где-то за карьерами отлыниваешь от работы – я смотрю, не соврала.
Рингвайрэ глянул хмуро, но тему решил не развивать: и без того настроение отвратительное. Айраутэ тоже не настаивал, стал рядом, подставив лицо ветру и прислонясь к валуну, и охотно стал делиться новостями из главного лагеря. Точней, их отсутствием. Всё спокойно, Нинвен, к сожалению, продолжает общаться с верными Амбаруссар, а не с серьёзными эльдар, но это не так страшно, пока Амбаруссар сидят у целителей со сломанной ногой, а их верные приставлены к делу. Надо чаще ломать Амбаруссар ногу.
Рингвайрэ обычно переживал за дочь (как так, осталась там одна с матерью, которая даже не прикрикнет лишний раз!), но сейчас не стал ни спрашивать, ни отвечать на шутку.
- Ты, я смотрю, не в настроении, - не замедлил прокомментировать Айраутэ. - Что-то случилось?
- Если и случилось, то не сегодня, - поморщился Рингвайрэ. - Ты был прав.
- Само собой, - хмыкнул. - А в чём?
- Насчёт младших.
- Каких именно? Их тут много.
С точки зрения Айраутэ младшими были все, начиная с Феанаро.
- Тут - их немного.
- Так что случилось?
- Да ну их... Младший много о себе думает. А старший ему потакает. Был бы лорд жив... При нём все свое место знали.
Айраутэ покосился на друга и тут же сощурился от ветра, растрепавшего волосы.
- Мне уже интересно, - убирая прядь за ухо. - Что, Куруфинвэ опять мальчишку главным поставил? Судя по твоему настроению.
- Слушай, давай вот без этого!
- Ну так скажи прямо! – Хмыкнул. - Чего ты виляешь? Или поговорим о погоде?
 - Да поругались мы. Что тут рассказывать?
На скептический взгляд он только поморщился снова. Оба прекрасно знали, что Айраутэ, служивший королю Финвэ ещё до Великого похода, думает об этикете и почтительном отношении к лордам. Рингвайрэ хмуро надеялся, что обойдётся хотя бы без лекции. Айраутэ, посомневавшись, надежду всё-таки оправдал. Сказал только:
- Интересные у тебя отношения с лордом.
Рингвайрэ помолчал и выдал, резко:
- А больше нет у нас отношений.
Уточняющих вопросов не последовало, к мрачному удовольствию Рингвайрэ. И так, значит, всё ясно.
- Ну, может оно и к лучшему, - сказал Айраутэ наконец. - Своё мнение я тебе ещё тогда говорил.
- Он обвинил меня во лжи! – Рингвайрэ обернулся, возмущённый. - И ведь выяснилось, что я говорил правду! Но это неважно, потому что с той стороны его сынок! Ты можешь себе представить, чтобы Феанаро так поступил?
- А что ты сказал такого?
- Да ничего я не сказал. Этот пацан решил, что умнее всех, пришлось ему объяснить, что не дорос ещё. И Куруфинвэ узнал.
Вместо ответа Айраутэ покачал головой и отвернулся к камню. Тронул влажную верхушку, поскрёб ногтем бледно-серое пятно, но пятно оказалось лишайником и покидать насиженное место не спешило.
- Ну и чего ты молчишь? – раздражённо окликнул Рингвайрэ. - Давай, скажи, что я был неправ!
Айраутэ обернулся, оставив валун в покое.
- Ты поругался с сыном своего лорда и постарался показать ему, кто тут главный. Я правильно понимаю? Ты прав, Феанаро на такое отреагировал бы иначе.
Про разумность ссоры с мальчишкой, который раз в десять тебя младше и вообще от отца не отходил за всю свою долгую жизнь, он говорить не стал, но думал достаточно громко, чтобы Рингвайрэ снова вскинулся:
- Знаешь, что! Не я всё это придумал! Куруфинвэ сам его оставил у меня в подчинении! И что я должен был делать? Отпустить его цветочки собирать? Или позволить ему делать, что вздумается? 
- Да я не спорю, удачно всё сложилось. – Айраутэ обошёл глыбу и остановился, разглядывая пейзаж. - Так чем дело кончилось? Ты на карьере остаёшься или обратно едешь?
- Да вот чтоб я знал! Он ничего не сказал!
- Освободил тебя от присяги и уехал? А вас обоих так тут и оставил?
- Нет. Мальчишку забрал.
Снова повила пауза. Рингвайрэ и хотел выслушать мнение друга, и не хотел одновременно. Он, конечно, уважал Айраутэ, но уже успел понять, что мнение это сложилось не в его пользу. Но чем озвучивать очевидное, Айраутэ неспешно и аккуратно завязывал распустившийся шнурок на рукаве, ловко управляясь одной рукой.
- Знаешь... - сказал он, затягивая последнюю петлю. - Я всё равно думаю, что это к лучшему. Не надо было вообще ему присягать.
- Теперь-то… - Рингвайрэ хмыкнул. - Но тогда... Ты же помнишь.
- Помню.
После смерти Феанаро многие в лагере не представляли, что делать дальше. Лорды, кажется, в том числе. Кто-то из его верных присягнул Нэльяфинвэ Майтимо как новому королю. Другие – Куруфинвэ. Таких было меньше, мастера, по большей части. В общей растерянности это казалось логичным решением. Некоторым. Другие, как Айраутэ, считали это решение глупостью.
- Определился уже, что дальше делать? – спросил он.
- Пока что у меня есть задача. Этот карьер. – Рингвайрэ тряхнул головой и повернулся идти. - Пора бы, действительно, возвращаться.
Успокоиться разговор с другом не помог. Зато помог принять решение. Никаких новых присяг. Пока что Рингвайрэ не видел вокруг себя никого, достойного его верности.



Мария Капшина

Отредактировано: 31.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться