1. Митрим. Cбежавшие из рая

8. О сборе камней и разбрасывании камней, снова о субординации и немного о живой природе

Утром Тьелпэ ждала у шатра странная картина. У тропы, уводившей, петляя между валунами, к ручью и дальше к кухне, сидел в развилке кривой берёзы Тинтаэле и с закрытыми глазами шарил в холщовом мешочке, постукивая чем-то внутри.

Молча остановившегося рядом Тьелпэ он не заметил, с головой уйдя в своё странное занятие. Наконец, решился, вытащил камешек, медленно раскрыл ладонь и посмотрел на добычу.

- Угадал? – с интересом спросил Тьелпэ.

- А? – Он поднял голову, смутился и вскочил на ноги, уронив камешек. - Извини, лорд, я не слышал, что ты подошёл.

- Я заметил. – Тьелпэ улыбнулся и посмотрел на белеющий в истоптанном мху кусочек известняка. - Как успехи?

Тинтаэле наклонился и быстро поднял его с подмёрзшей земли. Улыбнулся чуть смущённо.

- Не очень, если честно.

Ещё бы, с первой попытки, - подумал Тьелпэ. Вслух спросил, кивнув на поднятый Тинтаэле кусочек:

- Ну, известняк ты угадал?

Тинтаэле покачал головой.

- Даже близко нет. Я искал гранат.

- Но они же даже наощупь различаются, – недоумённо посмотрел Тьелпэ.

- Он там в куске породы, маленькие вкрапления совсем. И наощупь нечестно.

- А где ты нашёл гранат?

- Да это не я... Мне после вчерашнего рассказа интересно стало разные камни послушать. Я Вельвелоссэ спросил, что тут можно найти. А он собирал, оказывается. И вот, дал мне на время.

- Можно посмотреть? - Тьелпэ вопросительно протянул руку, и Тинтаэле кивнул.

Там оказалось не так много камней. Известняк вот, кусочек белой глины, обычный гранит. Такой же гранит, но с мелкими кристаллами берилла внутри, гладкий серый морион с острыми краями. Зелёная непрозрачная призма, названия которой Тьелпэ не знал. Серый кусок слюды с приросшими к нему белыми трубочками альбита. Ещё один кусок гранита, обкатанный водой и с ржавыми пятнами на боку, действительно совсем не похожими на ювелирный гранат.

- Для начала хватит, - сказал Тьелпэ, ссыпав камни обратно и возвращая мешочек. - Металлы ещё послушай. У тебя вот застёжка медная. Железо в гвоздях, ножи и кинжалы стальные...

- Металлы сложнее, наверное... - тоскливо вздохнул Тинтаэле.

- Почему?

- Не знаю... Они же... Ну как. Одинаковые.

- Как это – одинаковые?.. – удивился Тьелпэ. - Ты что, ртуть от золота не отличишь? Или олово от стали?

- Ну... - Тинтаэле совсем смутился. - Ртуть отличу, она же жидкая.

- Они же все разные, – продолжал недоумевать Тьелпэ. - Одни можно гнуть хоть руками, а другие хрупкие совсем, как марганец. У них и плотность разная, и температура плавления, и ковкость, и пластичность...

Тинтаэле пожал плечами.

- Я до сих пор металлы видел только в готовом виде. Ну вот, ножи, гвозди. Там разве что цвет отличается.

- Я тебе в таком виде и предлагаю послушать. Ты не обращал внимания, наверное, раз думаешь, что они одинаковые. В рудах их сложней услышать. – Задумался на мгновение. - Подожди минутку.

Он направился обратно к шатру, не дожидаясь кивка Тинтаэле, но с порога повернулся:

- Застёжку пока послушай.

- А... что слушать?

- Просто послушай, как она звучит.

Тинтаэле посмотрел непонимающе сначала на него, потом на застёжку, и Тьелпэ скрылся в шатре, чтобы через минуту вернуться с ещё одним камнем.

- Ну как? – спросил он, остановившись рядом. - Отличается же - от гранита хотя бы.

- Да, - кивнул Тинтаэле. - Да, конечно. И... я не знаю, как объяснить. Но тут как будто музыка... - Взъерошил волосы рукой. - Причёсанная. Ровная.

- Ты не объясняй, ты запоминай пока. – Тьелпэ протянул свой камень. - Вот здесь послушай теперь.

С первого взгляда камень был обычный, грязно-жёлтый и белый, тут такие часто попадались под ногами и вкраплениями в гранит. Но этот кое-где отдавал медным блеском.

Тинтаэле послушно прислушался. Поднял взгляд.

- Это... Похоже. Но не совсем.

- Конечно, не совсем. Тут больше грейзена, чем самой меди. И она необработанная. У тебя там есть грейзен отдельно. Сравни.

Тинтаэле послушно вывалил камешки на ладонь, нашёл похожий, нахмурился. Потом медленно кивнул:

- По-моему, я слышу разницу.

- Ну вот, - одобрительно кивнул Тьелпэ, думая, что лет через десять он, может, и правда чему-то научится.

- А зачем он тебе? – спросил Тинтаэле, повертев камешек в руке и неохотно возвращая.

- Я же говорил, на втором участке медь есть. Я ходил брать образцы, чтобы проверить, сколько её там и есть ли смысл потом вернуться разрабатывать.

- И как, есть смысл?

- Похоже. Надо ещё проверять. Я пока только убедился, что она там есть. Не знаю ещё точно, сколько. Но больше мы пока всё равно нигде меди не находили.

- Мы же туда сходим вечером? И ты покажешь, где она там? Или давай я сам попробую услышать.

- Давай сходим.

Тинтаэле кивнул, убирая камешки в мешочек. А Тьелпэ понял, что на завтрак они уже безнадёжно опоздали. К началу смены бы успеть.

 

***

Пласт гранита здесь лежал неровно, одним – длинным – краем высоко поднимаясь над ручьём, а другим – полого и глубоко врастая в мох и землю. Потому на него сперва и не обратили внимания: на глаз размер монолита под слоем грунта не определить, а послушать Тьелпэ тогда не успел. Сейчас результаты уточнили, но предстояло ещё немало потрудиться, расчищая место, прежде чем резать камень.

Двое опоздавших всё-таки успели до того, как Хесталассэ сказал начинать. Показались из-за валунов, запыхавшиеся, как после бега. Хесталассэ только покосился на них и кивнул, продолжая говорить:

- Камни складывать вот в эту расщелину. Заодно выровняем подходы. Потом снимаем грунт.

По прикидкам выходило никак не меньше полных трёх дней работы. Копать подмёрзший суглинок никому не хотелось, как и корчевать цепкие корни здешних берёзок и елей, но деваться было некуда. Пока что промёрз пока только верхний слой, и следовало поторопиться, пока не ударили настоящие морозы.



Мария Капшина

Отредактировано: 31.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться