1. Пари на пятьдесят золотых

Размер шрифта: - +

Глава 15

- Вам придется говорить со мной, - де Риньи вытянул из-под рубашки цепочку с висевшем на нем кольцом. – Именем короля!

- Вот даже как, - граф де Ашкер отошел к небольшому столику, который, скорее всего, использовался для чаепития, налил в стакан воды из кувшина. Выпил.

Вид у него был не уставшим – измученным. В отличие от целителя, бодрого и пышущего энтузиазмом.

- Я нахожусь здесь по поручению герцога де Корсото, - де Ашкер резким движением вынул из внутреннего кармана свернутую грамоту, протянул, предлагая де Риньи подойти ближе.

Дав Жан Жаку знак не терять бдительности, Алекс приблизился к столу, взял бумагу.

- А он? – бегло пробежавшись по строчкам, начинающимся с хорошо знакомого: «Подателю сего…», кивнул он на представителя магического корпуса.

Был тот невысоким, худощавым, похожим скорее на юношу, чем на довольно известного, уже в годах, врачевателя. И, о чем было известно не так уж многим, не только тела.

- Имеет косвенное отношение к причине моего появления в Кентриле, но и о его присутствии здесь герцог осведомлен.

- Я все-таки могу узнать, кто вы и что именно происходит? – одарив Алекса еще одним уничижительным взглядом, уточнила стоявшая у окна молодая женщина.

Поверх темного платья, белоснежный фартук. На голове косынка.

Кларесса де Ашкер, старшая сестра Крайна де Ашкера. Ей – двадцать семь, ему – двадцать пять. В дальнем родстве с герцогом Безами, что не мешало им враждовать. Не так, чтобы явно, но как фактор учитывать стоило.

Прежде чем ответить – дальнейшее игнорирование этого вопроса выглядело бы совершеннейшей бестактностью, Алекс окинул кабинет еще одним быстрым взглядом.

Все идеально чисто и довольно скромно. Но не безлико. В шкафу книги, которые стояли там отнюдь не для красоты. На рабочем столе несколько исписанных листов, прижатых изображавшей дракона статуэткой. На спинке стула – шаль, на подоконнике – цветы в горшках, на стене – детские рисунки.

- Прошу нас простить, за столь неожиданное вторжение, - склонил Алекс голову, радуясь тому, что удалось уговорить Эдгара остаться дома. Эта красотка была во вкусе де Борея, что могло осложнить и без того уже ставшую сложной ситуацию, - но некоторые обстоятельства… - Он протянул паузу, давая ей проникнуться серьезностью произнесенных слов, и только после этого продолжил: - Я – маркграф Алекс де Риньи, ищейка его Величества при исполнении. Это, - указал он на очень вовремя появившегося в Кентриле Жан Жака, - господин Арлинг, мой сопровождающий. Я могу узнать ваше полное имя?

- Кларесса Ивания де Ашкер, - все так же холодно глядя на него, назвалась целительница. – Теперь я могу узнать о деле, которое привело вас сюда? – несколько в иной интерпретации повторила она свой вопрос. – Особенно, если учесть тот переполох, который вы устроили в моем отделении.

- Разве это был переполох? – едва ли не возмущенно вскинулся Алекс.

Хотел добавить, что переполох был бы, появись он здесь с отрядом стражи, но не успел, затянув с размышлениями о том, стоило ей об этом говорить или она достаточно знала о службе брата, чтобы самой обо всем догадаться.

- Здесь я нахожусь по просьбе сестры. Господин Лелей – тоже, - де Ашкер решил поставить точку в предисловии.

- И что же это за просьба? – тут же насторожился де Риньи.

Кого увидит в лекарском Доме, он понял, как только Марк, отправив вестника, сообщил о происшествии с Мишелем. Еще в первую встречу с мальчишкой сообразил, кого тот ему напоминает. Такой же хрупкий и вроде как беззащитный.

То, что этот беззащитный – ловец, каких поискать, в королевстве знали немногие. Если не сказать, что совсем немногие.

- Вы позволите мне объяснить, в чем деликатность того вопроса, о котором затрудняются поведать граф и его милейшая сестра? – мягко улыбнувшись, предложил свои услуги тот самый господин Лелей.

- Буду премного благодарен, - вновь склонил голову де Риньи. И неважно, что в его действиях можно было заметить легкую издевку. Кто ж не знал о вечном противостоянии магического корпуса и прочих служб королевства.

- Дело в том, ваше сиятельство, - поднявшись с кресла, в котором сидел, менторским тоном начал господин Лелей.

- Можете называть меня просто Алекс, - тут же сбил его с напыщенности де Риньи.

- Так вот, Алекс, - тут же сменил интонации целитель, но язвительности в них было не меньше, - госпожа Кларесса сообщила своему брату о появлении в их отделении очень необычного ребенка. Его привезли из небольшой гостиницы в старом городе. Кто мать – неизвестно, женщина, которая снимала номер, назвалась явно вымышленным именем.

- Родила и бросила ребенка? – нахмурился Алекс. Причина для интереса, конечно, существенная, но не именно этого господина.

- Никто не видел, как она покинула гостиницу, - подал голос Крайн. – Опрос ничего не дал. Ее словно не существовало.

- А повитуха? К ней кто-нибудь приходил? – уточнил продолжавший стоять у двери Жан Жак.

- Видели пожилую женщину, но описать весьма расплывчато, - продолжил де Ашкер. – Ребенка обнаружили случайно, над ним стоял полог тишины. Если бы хозяин не отправил горничную узнать, не случилось ли чего с постоялицей, которая уже долгое время не покидала номера, там бы и умер.

- Но странность его явно не в этом, - Алек перевел взгляд на целителя, предлагая вернуться к тому главному, с чего начали.

- Вам известно, как проявляет себя кровь деркари в детях, рожденных от соития с человеческой женщиной? – голос господина Лелея перестал быть мягким, обволакивающим. Когда Алекс качнул головой – он знал, но был настолько шокирован вопросом, что только и смог отрицать свою осведомленность, продолжил все так же жестко: - Вертикальный зрачок и черного цвета радужка, которые приобретают обычную форму и цвет через сутки после рождения. И, так называемый пушок на уровне лопаток, который скатывается на третий-четвертый день.



Тата Орлова

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться