100 цитат от Зелены Крыж

61-70

61.

А то что же это будет, если каждый себе как захочет фантазировать начнет, каких хочет миры и героев придумывать, это будет уже… как его?..

Фэнтези?

НЕТ! Это будет вообще не фэнтези, а кавардак! А такого жанра в наших сериях пока не требуется. Нормальные нужны! Всё понятно? Как вы и я. Как он, и ещё он, и она тоже! Обычные! Но в необычных обстоятельствах. Чтобы интересно читать нормальным людям.

Понял, автор?

Ага.

Не "ага", а "так точно, господин генерал"! Кругом, шагом марш!

…И куда я пойду искать нормальных? Если для меня и моих знакомых норма то, что для других даже не фэнтези?

 

(48-й квартал Удачи: история одной писательницы)

 

62.

Над бразильским побережьем полыхал закат. Облака горели оранжевым и алым и не обугливались лишь потому, что бразильские сумерки коротки. Как и повсюду в тропиках. Если бы это величие огня и солнца продлилось на пять минут дольше, облака превратились бы в пепел и чёрным дождём осыпались в океан. А впрочем, так всегда и бывало. И потом, сквозь прожжённые дыры светили звёзды…"

 

(Флермондиана-6, Среди тропических орхидей)

 

63.

— Эй, ты! Это был мой хот-дог! Тебе это нельзя! — возмутился хозяин.

Береникса словно сразила молния.

Все шесть или восемь поколений, не бравших в рот ничего, кроме специализированного собачьего корма и ни разу не ступавшие на настоящую траву, не засеянную специально и аккуратно подстриженную косилкой, мигом дали себя знать. И обрушили гнев небес на своего потомка-отступника.

До Береникса совершенно неожиданно дошел смысл слова "хот-дог". И не только как названия специализированной человеческой еды, непригодной для собак, но и глубинный смысл того, что он съел. "Горячая собака"!

Он съел себе подобного?

И люди постоянно и без зазрения совести едят собак?!

Береникса постиг интеллектуальный шок. Он безвозвратно тронулся собачьим умом, и на опустевшем месте стал зарождаться, как следствие мощного стресса, неслыханный сверхинтеллект.

— Простите, хозяин, я не нарочно, — вежливо извинился Береникс, даже не удивляясь, как легко ему выражать свои мысли по-человечески. — Но позвольте выразить мое сомнение в том, что подобная субстанция со столь оскорбительным названием вообще пригодна для употребления в пищу мыслящим существам. Я бы хотел заметить…

Торговый представитель крупной Нью-Йоркской компьютерной фирмы истерически швырнул в собственного пса стаканчиком колы и разразился потоком нечленораздельных воплей, самым цензурным из которых было: "Мамочка!"

 

(Рыцарь ордена Панголин, книга 1 Хрустальный панголин)

 

64.

— Медовый месяц у вас закончился еще до выхода из Гавра, — напомнила Матиола.

— Я заметил! — отбил выпад зять. — Но по вашей милости мне полагается компенсация за три года строгого режима, так что медовый месяц у нас длится, минимум, до сентября! Запишите это в своем календаре!

 

(Флермондиана-2, Свадебное путешествие Гиацинта)

 

65.

— Приведи пример, чего не позволяет твоя честь?

— Причинять вред и страдания другим. Не заставляйте меня убивать лягушек, и мы договоримся. Меня нельзя заставить пить и есть, если не хочу, а также — любить, кого не желаю.

 

(Приключения Благородного Дика)

 

66.

— …Вчера нас много раз хотели убить, но сейчас я впервые столкнулся со смертельной опасностью, как ты выражаешься, глаза в глаза. Так, чтобы успел ее осознать… Гиацинт!

— М-м?

— У тебя это, наверное, не первый случай?

Тот равнодушно кивнул, не открывая глаз:

— Угу… Третий, за неделю. Хотя, возможно, и больше…

Граф Георгин покачал головой:

— Ужас!

— Спокойной ночи, — послышалось из темноты.

 

(Флермондиана-2, Свадебное путешествие Гиацинта)

 

67.

— Надежда умирает последней.

— Предпоследней. Последнее, что нам остается — черный юмор.



Эллин Крыж

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться