103 принцессы

Размер шрифта: - +

Ч10

   Что еще могла делать плененная принцесса, ожидающая своей незавидной участи и находящаяся в полном уединении во дворце (не считая стерегущих ее сотен душ)? Правильно! Помыться, причесаться и найти себе более подходящий наряд. Не умирать же некрасивой, в конце-то концов: в разодранном платье и с взлохмаченной шевелюрой на голове.

   Бессовестно раскидав по грязному, туманному полу одежду, которую выпотрошила из чемодана какой-то из принцесс, приехавших на бал вместе с нами (спешно покидая замок, все побросали свои личные вещи), я выбрала себе удобное платье с рукавами и без пышных подолов. Мужскую одежду примерять категорически отказалась. Себя и волосы тщательно помыла, причесалась, перебинтовала рану и теперь была совершенно довольна собой. Даже почувствовала тягу к жизни, которая, впрочем, улетучилась моментально, как только мысли вернулись к Владыке, жадному до власти, и Альниру.

   Как он мог ничего мне не сказать? Да такие вещи надо сразу же сообщать, с первых минут знакомства! Чуть ли не с транспарантом вокруг меня скакать!

   Грозно отпнув в сторону какой-то предмет гардероба, гневно сдавила кулаки. А ведь я с ним целовалась! Подумать только! Ладно разбойник, но сам наследник Мертвенной Тиши? Ни в какие рамки приличия не влезает!

   Пискнув, я закусила губу. Открыла невысокий шкафчик и к своему растерянному удивлению обнаружила в нем бутылку вина. Кажется, в Тилее готовят самые лучшие хмельные напитки? Ну хоть напьюсь от безысходности!

   Так я провела возле открытого окна с полупустой бутылкой и робко наполненным бокалом два дня, с тоской всматриваясь в темный горизонт, по которому шныряли безликие души умерших. После тридцать шестой попытки сбежать я, наконец, усвоила, что это действительно бесполезно, и смирилась со своим постоянным амплуа узницы. Кажется, призракам был дан приказ ни на кого пока не нападать, раз даже умопомрачительные, жаждущие крови стоны прекратились. В общем и целом, можно было даже подумать, что вокруг - безмятежность и спокойствие. За одним исключением: скоро всему этому может прийти конец.

   - Скучаете, Ваше Высочество? - раздался голос со спины, и я лениво развернулась вполоборота. Даже устрашающий вид Эйгарда, внезапно нарисовавшегося в моих временных покоях, не сумел удивить в полной мере. Альнир - наследник Бездонной обители, Владыка скоро порушит весь окружающий мир, ну а я, если бандит не решит примкнуть к его рядам (чего бы я очень-очень не хотела), через денек превращусь в воспоминание. По-моему, еще один настырный претендент на мою руку и сердце - самое меньшее из всех зол. И так я думала чуть ли не до самого победного конца.

   - А ты решил шутом побыть? - вяло поинтересовалась, устало подперев рукой щеку.

   Начальник стражи короля фривольной походкой прошествовал внутрь комнаты и встал рядом, осматривая меня таким вожделенным взглядом, что, не будь мне уже все равно, я бы раскраснелась.

   - Король с принцем вчера вернулись, - сообщил он так, словно должен был передо мной отчитываться. - Жаль, что без Вашей сестры.

   - Кому как, - отмахнулась я. Эйгард явно не понял моего сарказма и пожал широкими плечами. Подошел ко мне и, взяв за руки, уверенно сжал их, приложив к своей груди. Я даже смутилась.

   - Арринар обещал тебя мне, - страстным шепотом проговорил он, и я поморщилась от скверного чувства, промелькнувшего в сердце. Попыталась отодвинуться и отнять руки, но мужчина с чернильными волосами лишь сильнее прижал меня к себе. Моя талия уперлась в холодный доспех, покореженный Альниром.

   - А Владыка еще не сообщил радостных новостей? - поняв, что сила королевского стража в несколько раз превышает силу принцессы, я сдалась и просто расхохоталась. Отчасти тому виной была накатывающая на сознание истерия.

   - Каких новостей? - приподнял кустистую бровь Эйгард, пристально всматриваясь в выражение моего лица.

   - Что жить мне осталось один день, - возвестила я. Про непреемственность Финота решила не сообщать. Пусть уж Владыка сам обрадует наследного толстопуза и его ненормального папашу.

   Кажется, начальник стражи не воспринял всерьез моих вестей. Впрочем, растерянность в глазах сменилась пламенной страстью, внезапно воспылавшей в сердце Эйгарда, и он привлек меня еще ближе. Осталось лишь выгравировать меня на его броне, впечатав в нее.

   - В таком случае, - черные глаза заиграли хитринками, и мне резко стало не по себе, - не будем медлить и тратить время на формальности!

   - Чего-о-о? - протянула я, но властный мужчина не дал мне опомниться. Швырнул на кровать, что стояла неподалеку, и бросился на меня, словно дикий зверь.

   Забрыкавшись, я испуганно заверещала. Даже удалось перекувыркнуться в порыве сражения за собственную честь, однако вскоре тело Эйгарда снова оказалось на мне, а мои запястья - сжаты и придавлены к перине под весом этого похотливого самца.

   - Слезь с меня, балбес! - гневно прошипела я, с остервенелой злостью всматриваясь в черные глаза мужчины, нависшего надо мной.

   - Как только закончим, - клятвенно пообещал он, и меня окатила новая волна паники. Губы начальника королевской стражи приблизились к моей шее, и меня обдало жаром. Неприятным таким, мерзким. Снова задергалась, извиваясь, как змея.

   - Вот и верь после этого девушкам, - раздалось где-то сверху ехидное замечание, и следом тело Эйгарда слетело с меня и с кровати, брякаясь на пол и гремя доспехами.

   Альнир, недовольно сложив руки на груди, таращился на меня, а Торан, со всей дури двинув моему "обольстителю" в челюсть, оборвал связь того с реальностью. Лария, стоявшая рядышком, злобно сверкала глазками (она-то что здесь вообще забыла?), а королева Нелдея криво усмехалась - видимо, вспомнила инцидент на балу и в который раз усомнилась в благочестии моего принцессового воспитания.



Марина Симочкина

Отредактировано: 04.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: