13

Размер шрифта: - +

Глава 38. Другая сторона сказания. Часть четвертая

- Знаете, исходя из окончательных итогов, я бы не сказал, что эксперимент вообще не дал каких-либо результатов.

В ответ на это глазированное лицо профессора чуть треснуло в уголках рта. Конечно, он так выражал не радость – просто это была реакция на обращение непосредственно к нему. Академик об этом знал, но поскольку в нем ответная реакция не заложена, то просто разложил документы и принялся тыкать пальцем.

- После того, как детей изъяли, группа чистильщиков разобрала интернат, и их находки оказались весьма любопытны. Вы смотрели отчет?

- Нет, - ответил профессор. – Я не запрашиваю отчеты по закрытым проектам.

- Зря! На будущее: отметьте, что по своим проектам нужно смотреть полную документацию. В том числе и заключения чистильщиков. Они нашли гораздо больше, чем смогли рассказать воспитатели и многочисленные тесты, которым подвергались воспитанники интерната. Ознакомьтесь!

Профессор сел, принялся читать. Конечно, было бы проще, если бы данные сразу загрузили в его блок памяти, но чтение с листа заложено в модели его поведения – так требовала директива социальной мимикрии. Поэтому он покорно держал в руках бумагу и отводил каждой странице ровно две минуты.

 

Чистильщики являлись особой кастой их сообщества. Наделенные минимальным количеством функций, они тщательно разбирали, замывали и, если это нужно, закапывали все следы завершенных экспериментов. При этом каждую находку тщательно фиксировали. Обычно, конечно, они сводились к разного рода мелочам, но не в этот раз.

После того, как выходка с гомункулами не сработала, и было принято решение проект считать закрытым, в работу включилась группа чистильщиков. К тому времени интернат уже полностью опустел. Они спокойно разобрали всю мебель, книги, подобрали каждую соринку, простучали полы и стены.

То, что они нашли, всколыхнуло ум не только академика! Ящик с засохшими ростками, рисунки, поделки, невесомые перышки, засохшие корки и прочие находки особо не значимые по отдельности, но в комплексе свидетельствовали, что большая часть воспитанников уже на момент прибытия родственников обладали комплексом волшебных свойств.

 

Профессор замедлил чтение, вдумываясь в каждую строчку. Периодически сверялся со своими данными.

- Невероятно! – наконец высказался он.

- Верное слово, - согласился академик.

- Но все наши тесты…

- Вот именно! – академик даже ткнул пальцем в потолок. – Мы получали только то, что хотели получить. Мимикрия в высшем своем проявлении!

Профессор еще раз сверил данные.

- Получается, что все истории про шестнадцать лет – это не более чем сказки для чужих?

- Или же имеются в виду особенности подросткового периода. Кстати, следует поздравить вас, уважаемый!

- С чем? – удивился профессор.

- Эксперимент все-таки удался. Мы много десятилетий расщепляли генотипы, смешивали гибриды, пытались вычленить те или иные особенности, а оказалось, что не там искали. Все тесты данной группы детей мало чем отличались от аналогичных тестов других полукровок, а ведь по факту – надо же! – они все равно обладали волшебными свойствами своих народов. Разве что, кроме Реджса и Гума, с ними как раз ничего толком не ясно. Получается, что все дело не в генотипе, а в чем тогда?

- В магии?

- А что такое магия?

 

Вот это вопрос! В архивах, конечно же, хранились копии и даже оригиналы самых разных книг из библиотек волшебников всех мастей. Заклинания не раз читались разными голосами – ничего не получалось. Решили тогда, что все дело в том, кто произносит. Принялись караулить, несколько раз даже удалось записать, как сами волшебники произносят причудливые фразы. После разбирали аудидорожки и так, и сяк – тоже ничего интересного! Тем более что электронные диктофоны писали с большими помехами, решили попробовать ленточные проигрыватели.

Тут повезло – когда Джарет читал над беременной Анжелой заклятье огня. Запись оказалась весьма чистой, вот только копии почему-то не удавалось сделать: на них голос Короля домовых рассыпался шуршащими звуками.

Решили с точностью повторить обряд, даже специально для этого оплодотворили подопытную, прокрутили запись. Но изучить влияние магии на плод не удалось – как раз налетели драконы, спалили лабораторию. А потом оказалось, что та женщина стала матерью причудливых близнецов – Карма и Кармы. К сожалению, единственная удачная запись звучащего заклинания погибла.

Пробовали договорить с Советом магов, но те отнекивались. А если и читали, то что-то настолько простенькое, что изучать смысла не имело.

В общем, магия…

 

- Нам нужны объекты для исследований. Новые образцы звучащих заклинаний, - заявил академик, когда вернулся с совета с Перворожденными.

- Это не так-то и просто.

- Знаю! Поэтому принято решение поднять в Эльсидории смуту.



Мариэтта Роз

Отредактировано: 21.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться