13

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвёртая. Обратная сторона. Часть первая

Тишина прожигала кожу гостя. Прямо до костей. Вырисовывала узоры.

Неудачник!

Конечно, Джарет только посмялся над тяп-ляп слепленными гонмуклами. Но это была его идея! И этот белесый хлыщ, возомнивший себя величайшим королем и величайшим волшебником, не имел никакого права смеяться над ней!

 

- В защиту проекта замечу, - вдруг сказал сидящий рядом человек (а человек ли?) в смешной круглой шляпе, - что группа покинула лес.

«И что из этого?» - чуть не заорал гость.

И тут же понял: в лесу эти ублюдки со своими выродками могли отсиживаться как угодно долго! Вплоть до того, как самому младшему исполнится шестнадцать лет.

- Мы благодарны вам за участие! – обратились к гостю. – К сожалению, мы недооценили магические возможности его величества.

«Вы недооценили его возможности», - услышал гость.

- Да, да, - зашелестела комната многочисленными кивками.

 

Еще хорошо, что автобус с детьми заметили агенты! Хоть Вадим Морш и старался проехать город окраиной, но все равно! Кинулись догонять – не догнали. Голова городского надсмотрщика теперь лежит на блюде, улыбается наглазуренной улыбкой. Аккуратная такая, в кепочке. Только глазами в разные стороны зырк-зырк!

 

- Как это? – чуть не воскликнул гость, когда увидел это страшное вращение зрачков. – Разве он не мертв?

- Нет, - шепнул ему сосед в смешной шляпе. – Его разобрали для реструктуризации. Мы не можем позволить себе разбрасываться кадрами! Тем более что количество агентов вокруг приюта было увеличено, но, как оказалось, недостаточно.

 

* * *

 

Гость – тот самый волшебник, которого Джарет в сердцах назвал «криворуким», оказался в столь странном для дивного обществе не то, чтобы случайно, но и не так уж и намеренно.

В Их существование гость никогда не верил, хотя уже успел наслушаться разных историй. Но Им было всё равно, потому что в этом озлобленном, замкнутом юноше вдруг увидели союзника.

 

Джарет!

Он ходил за королём, словно тень. Воровал разные мелочи, после прятал их от слуг.

Поначалу наблюдатели не обратили на него внимания. Мало ли влюбленных мальчишек и девчонок шарахается за Королем домовых! Но тут вдруг гость предпринял попытку, на которую уже лет десять в Эльсидории вообще никто не решался!

Мариэтта.

Ох, и натерпелась она! Её домогались то нагло, то изящно. Часть желающих распустить руки делало это из желания отомстить Королю домовых за былые обиды и ветвистые рога, часть – просто из интереса, мол, а что в ней такого, что она уже столько лет вместе с самым скандальным красавцем Эльсидории. Если кто в нее и влюблялся, то их число терялось за многочисленными спинами прочих.

 

Правда, после того, как Джарет методично раздробил правую кисть наследному принцу Лонгли…

Причины произошедшего, как ни пытались сохранить в тайне – обсуждала вся Эльсидория. То ли Джарет этому поспособствовал, то ли слуги проболтались. В общем, в один из официальных визитов Короля домовых в Лонглию, принц решил воспользоваться тем фактом, что переговоры затянулись глубоко за полночь, и в окружении свиты ввалился в отведенные гостю покои, где в одиночестве готовилась ко сну Мариэтта…

А вот что именно там произошло – никто не знает. Но Джарета утром в Лонглии уже не было. А к вечеру следующего дня уже вся Эльсидория обсуждала череду жестоких убийств юношей из свиты принца и увечье самого принца: Король домовых каблуком раздробил его правую кисть.

Все замерли в ожидании войны, но ничего такого, к счастью, не произошло.

Эльфы потом долго лечили руку несчастного, но вернуть былую подвижность пальцам не смогли или же не захотели.

В итоге охотников даже бросить кривой взгляд на Мариэтту резко поубавилось, а за принцем (теперь уже королём) прикрепилось прозвище «Клешня».

 

* * *

 

И вот однажды, буквально за пару лет до рождения Реджса во время бала в Альфаре в честь принцессы Марты наблюдатели зафиксировали сцену, которую сочли весьма любопытной.

Мариэтта то ли устала от шума, танцев, то ли в очередной раз поссорилась с Джаретом – каковы бы не были причины, она решила уединиться в одной из дальних садовых беседок. Король домовых не спешил составить ей компанию – то ли они действительно поссорились, то ли его отвлекли государственно-важные дела.

А он, тот влюбленный мальчишка, щедро полил себя украденным одеколоном, натянул чужие перчатки, подкрался к ней сзади и закрыл лицо женщины ладонью.

- Джеррь! – рассмеялась Мариэтта. – Ой ты и надухарился! Пытаешься так приглушить запах алкоголя?



Мариэтта Роз

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: