13

Размер шрифта: - +

Глава тридцатая. Вадим. Часть первая

Какое облегчение – наконец-то стянуть сапоги! И носки. Вон даже пальцы опухли. «Как сосиски», - подумал Вадим, устраивая ступни поближе к очагу.

Живительное тепло быстро растеклось по коже и внезапно игольчатой болью аукнулось под ногтями. Вадим ойкнул. Быстро закинул правую ногу на левую, пальцы рук переплел с пальцами ног. Посидел так с минуту, затем то же самое проделал с левой ногой. Полегчало.

«Помыться бы еще! – вздохнул Вадим. – И рубашку сменить».

Надо ждать своей очереди. Сейчас Тукки в соседней комнате, тоже у камина, огромных лоханях отдраивает оставшихся ребятишек. Те ворчат, фыркают – даже здесь слышно. Особенно Грег! Мол, большой и так далее.

Большой – не большой, Тукки это не интересно. Столько дней ведь толком не мылись! В ушах уже огород сажать можно. Еще и волосы подстричь, ногти. После маленький богл бережно закутает подопечного в одеяло и вынесет в общую комнату, усадит за стол.

Вон уже пятеро сидят, болтают в воздухе розовыми пятками. Тихо переговариваются. Ждут остальных. И ужина. Но кормить будет только после того, как все помоются.

Вернее, детей покормят в первую очередь. Взрослых – потом.

«Не страшно, – устало подумал Вадим. – Лишь бы не уснуть». Уснуть охота на соломенном тюфяке, который выделили ему гостеприимные хозяева.

Вот, наконец, пришлепал Грег. Сел. Тут же на столе появились тарелки, чашки.

 

- Пойдешь? – Тарий положил руку на плечо Вадима.

Рядом стоит Линэро, как обычно, широко улыбается.

- Неа! – вяло отвечает Морш. – Я потом. Фильку позовите.

- Он… - улыбка Линэро чуть угасла. – Он не хочет. Говорит, что вода слишком горячая, для крыльев вредно.

Вадим кивнул в ответ, а сам подумал: - «Хочет один побыть».

Линэро кивнул и удалился в сопровождении эльфа.

«Интересно, когда они успели так сдружиться? – подумал Вадим. – Хотя… То. Что мы все уже пережили, сближает».

Стук ложек усилился. Морш перевел взгляд – увидел, что шестеро фигур, закутанных в гигантские махровые полотенца, разбавились местными ребятишками. Они все с любопытством переглядывались и негромко переговаривались.

«Как они изменились», - подумал Морш.

 

Первое впечатление – стайка волчат – давно стерлось. Быстро стало понятно, что они друг для друга – семья. Молчаливая, странная, но все-таки семья. Это ведь и понятно! Росли же вместе.

«Наверное, поэтому были такие одинаковые», - подумал Вадим.

«Нет, - тут же возразил сам себе. – Реджс…»

 

Мальчик ел спокойно, как будто всю жизнь наедался. Чуть наклонял голову, когда его спрашивали. Отвечал, не отводя глаз. В нем чувствовалось что-то как и от отца, так и от матери. А еще – гордость, которой не было в самом начале. Гордость королевского сына.

Вспышка смеха. Это Тин и Гум.

Тин вообще быстро привык к новым взрослым. Способствовала этому и доброта его отца, Линэро. Конечно, поначалу мальчик шарахался от протянутой руки, опасаясь удара. Но вскоре и сам стал активно ластиться.

Гум поначалу показался Вадиму заторможенным, даже недоразвитым каким-то. но Морш быстро понял, что это растерянности. Еще бы! Так все переменилось. Сейчас он настолько полон здорового задора, что готов со всеми делиться! Он и делится.

А Грег сидит, уткнувшись в тарелку – демонстративно выискивает семена. Но это не от того, что собрался чего-то садить. Просто напротив сидит рыженькая девушка его лет. Каждый раз, когда она встряхивает огненными локонами, что-то говорит – шея Грега предательски покрывается пятнами. Вон, даже от сюда видно.

Ромус на фоне ребячьих головок выглядит черным пятном. Что-то разгребает в тарелке, не ест. Его не трогают, понимают. Рядом сидит Ром. Тоже бледный, тоже не ест.

 

Резануло в памяти.

Перья внезапно ощетиниваются. Взмах! Вишневые капельки россыпью падают на пол. Фигура падает на колени, прижимает кулаки к груди.

Все вскакивают, испуганно переглядываются.

А фигура все раскачивается. По лицу бегут черные слезы. Надрывный шепот:

- Костя… Костя…

 

Вадим поначалу нахмурился, чтобы прогнать ненавистное воспоминание. Но не стал.

Глубоко вдохнул. Эмоции, чувства потоком нахлынули и отступили, словно волна.

«Дурацкая шутка», - подумал Морш.

Хранитель еще раз вздохнул и уснул.



Мариэтта Роз

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: