13

Размер шрифта: - +

Глава тридцать шестая. Переломный момент

Вадим проснулся не от того, что ударился головой о стол, а потому что приснилась Мелоди.

Она едва слышно вскрикнула, когда пуля вошла ей в грудь. Но не отпустила заветную нить. Потому что это залог свободы маленького Тиля. А сына русалка любила с такой яростью, что могла проломить голову любому, кто представлял хоть какую-то опасность мальчику.

«Интересно, - подумал Вадим, - она выжила? Где они сейчас?» Об остальных ушедших Морш так не беспокоился, потому что уходили они хмурые или счастливые, но на своих двоих, а тут…

- Не спится?

К Вадиму подсел рослый рыжий мужчина с окладистой кучерявой бородой.

- Вы так и не поели, - вздохнул он. – Может принести чего-то другого?

- Не надо беспокоиться! – поспешил заверить его Вадим. – Я просто задумался. – Быстро что-то откусил. – Очень вкусно!

Хозяин улыбнулся. Отрезал себе ломоть хлеба.

- Ваша история такая странная! Но я думаю, вы рассказали правду.

- А зачем нам лгать? – удивился Вадим.

Морш был дико благодарен этому рослому рыжему человеку за то, что вопреки возражению всей общины, разрешил им остаться.

- Здесь много дурных людей, - ответил хозяин. – Но с вами были дети. Да и потом… - Хозяин вздохнул. – Все-таки вы сказали правду.

 

Их высоченные ворота, собранные из грубо обтесанных бревен, в тот момент показались спасением. Они уже несколько дней шли без отдыха, припасы подошли к окну. К тому же зарядил бесконечный дождь.

Впускать их не хотели.

- Прошу вас! – закричал Вадим. – С нами дети!

- Дети? – послышалось сверху.

Морш задрал голову, но из-за дождя ничего не увидел.

- Да! Вот, - указал на кучку дрожащих ребят.

- Пусть войдут! – и ворота открылись.

После, разомлев от усталости и внезапного тепла, Вадим как на духу рассказал, кто они, откуда, куда идут. Конечно, им не поверили. Захотели даже выгнать. Но этот рыжий человек велел накормить гостей и уложить спать.

 

- Простите, я забыл, как вас зовут, - виновато улыбаясь, сказал Вадим.

- Роберт, - ответил хозяин. – Не извиняйтесь! У вас до сих пор такой усталый вид, что странно, что вы свое-то имя помните.

Морш коротко рассмеялся.

- Поешьте и все-таки ложитесь спать.

Вадим в ответ устало мотнул головой.

- Что беспокоит вас? О чем таком тревожном вы сейчас думаете?

- Я думаю о ней…

 

* * *

 

Мариэтта спала тревожно. То и дело просыпалась, чтобы нащупать руку Реджса и снова уснуть. Мальчик от нее не отходил. А когда же, наконец, проснулась, долго сидела, смотря в одну точку, поджав ноги. Подойти к ней было страшно.

- Он дал о себе знать? – изредка спрашивала она.

Но нет, не давал.

- Он ведь не умер? – спросила она.

- Нет, - ответили ей, хотя наверняка никто не знал.

Прошла еще пара дней, и Вадим проснувшись рано по утру увидел на пороге дома крупного волка.

- Мари? – судорожно сглотнул он.

Волк мотнул головой.

- Идешь искать его?

Волк фыркнул. Подошел вплотную к Моршу, ткнул холодным носом в ладонь.

- Я позабочусь, - пообещал Вадим. – Иди!

После быстро поднялся в комнату, где спал Тарий. Растолкал его.

- Можешь полететь за ней? – рассказал о произошедшем.

- Хорошо, - согласился фейери, отстёгивая амулет.

Уменьшившись сантиметров до пяти, встряхнул крыльями и вылетел в окно.

 

Не было их достаточно долго. В первый день вернулись не с чем. Но был второй, третий, а на пятый вернулись возбужденные.

- Нашли! – с порога закричали оба. – Жив!

Мариэтта рассудила здраво: если Джарет все еще в городе, то там, где люди в черных куртках. В образе волка, осторожно кралась по улицам, принюхивалась, прислушивалась. На нее не обращали внимания, считали бродячей собакой. Пару раз даже бросили камнем, а один раз дали кость.

В каком-то разговоре услышала «тюремная больница». Насторожилась. Человек, произнесший это словосочетание, пах лекарствами и отчаяньем. Мариэтта последовала за ним и, действительно, вскоре вышла к мрачному зданию с зарешеченными окнами. Усиленная охрана на входе, но недостаточная для тюрьмы. Нет двора и вышек. Больница.



Мариэтта Роз

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: