13

Размер шрифта: - +

Глава сорок пятая. Третья сторона сказания. Часть первая

Джарет бы очень удивился бы, если бы узнал, что того мальчишку с цыплячий шеей зовут Евгений…

Но в остальном Король домовых оказался прав. Жил он с матерью в крохотной квартирке, спал на кухне на раскладушке. Каждое утро вставал, сворачивал постель, делал гимнастику. Далее – водные процедуры. За это время мать успевала собрать завтрак, бедный и скудный, как и само их жилище. Перед выходом Евгений тщательно расчёсывал жидкие белесые волосы, долгим взглядом прощался с портретом, висевшим тут же в прихожей. На портрете был изображен отец, хмурый и суровый, как и полагалось быть человеку его ранга.

Это была не фотография – рисунок цветными мелками. Сделал его сам Евгений на годовщину смерти отца. Уж слишком юношу угнетал тот факт, что нет хорошей большой фотографии, которую можно повесить в рамочку. В принципе и рамочки долго не было: вручили в честь успешного окончания школы.

На обратной стороне грамоты Евгений и нарисовал отца. Сперва тщательно перенес его черты на картон, а потом раскрасил. Работал долго. Мать похвалила. И стало как-то легче.

Но в то утро отец смотрел не строго, а беспокойно. Евгению это выражение лица не понравилось. Он снял потрет, осторожно достал рисунок. После пошарил в тумбочке, нашел мелки – чуть подправил. Теперь лицо отца улыбалось.

- Все будет хорошо, - пообещал Евгений, возвращая портрет на место.

После тщательно провел щеткой по жиденьким волосам и вышел.

 

За порогом дома его ждало множество маршрутов. Но сперва в контору. Там он написал несколько отчетов, переложил кипы бумаг – все это с большей тщательностью, чем обычно.

После обеда поехал в тюрьму.

Ехать пришлось долго, почти за город. Можно было, конечно, вызвать машину, но Евгений предпочел автобус. Там его пихали, наступали на ноги, но он лишь кротко извинялся. На самом деле он вообще не замечал, что его пихают и наступают на ноги.

Уже в тюрьме заполнил бланки, долго ждал в приемной печати. После его отвели в допросную.

- Что-то нужно? – спросили Евгения.

Больше скорее для порядка, чем для чего-то другого.

- Нет, - ответил Евгений. – Просто мелкие недочеты.

 

Оставшись один, Евгений снял кепку. Потом снова одел. Снова снял. Рассердился, смял кепку и запихал в карман. После достал, расправил и положил на стол.

Встал. Сел. Встал. Сел. Сел. Встал.

 

Наконец, вошел арестант. Если бы не табличка на груди, Евгений его бы даже не узнал, хотя в свое время изучил лицо человека наизусть. Правда, по фотографии, вживую они видятся впервые.

Сели.

Арестант сразу же уставил в пол, сжал плечи. Он не выглядел ни грозным, ни опасным – просто несчастный человек.

Евгений открыл рот. И закрыл.

- И что? – буркнул заключенный. – Долго молчать будем.

- Да… - это подействовало.

Евгений засуетился, полез в портфель. Достал толстую папку.

- Я уже осужден по этому делу, - так же ворчливо сказал человек.

- Я знаю, - быстро ответил Евгений. – Я перечитывал дело и кое-что заметил…

- Зачем?

- Что зачем? – не понял Евгений.

- Зачем перечитывали? Что тут не ясно?

- Это мой отец, - сказал Евгений.

- Понятно, - ответил заключенный и еще больше скукожился. – Извините…

- Ничего.

Евгений открыл папку, разложил фотографии. Едва устроившись на работу в контору, он первым делом запросил в архиве это дело. Унес домой, хотя это запрещалось, но в конторе не та атмосфера. Дома же дождался, когда уснет мать, зажег настольную лампу и долго рыдал в кулак над сухими фразами и страшными фотографиями. Вернуть дело в архив так и не смог.

И вот теперь вдруг у него появились вопросы.

- Вы работали водителем, - начал Евгений, но арестант его перебил:

- К чему все это? Ну работал, и что?

- Вот, - Евгений ткнул пальцем в фотографию, где отец лежал на земле, раскинув руки и ноги, а в груди зияла огромная дыра. – Вы на первом допросе заявили, что это сделал высокий человек с красными глазами. Сделал руками.

- Пьян был, - буркнул арестант, отводя взгляд.

Евгений суетно залез в портфель, достал листок, на котором накануне мелками нарисовал лицо.

- Это ведь был он? Мне надо знать!

Арестант долго смотрел на рисунок. Наконец, коротко кивнул. Осторожно спросил:

- Где… где вы его видели?

- В лесу, - Евгений сглотнул. – Он хотел похитить… кое-кого… Он умер.

Тут арестант вскинул голову, всем телом дернулся к мальчишке.



Мариэтта Роз

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: