1.Анклав

5 глава

Бросившись в темноту тоннеля, я снова подхватил Мишу на руки, а Дима тянул сестру.  Так мы пробежали около двухсот метров. Вдруг от тюбингов отделились три темные фигуры и в ту же секунду нас ослепил яркий свет мощных фонарей.

- Стоять, Колдун! Пацана на землю!  Только медленно, иначе вы трупы.

Я наклонился, поставил малыша на землю и затолкал его себе за спину. Затем засунул руки в рукава балахона и распрямился.

- А ну, покажи ладони!  Тихо-тихо, не спеша, – раздалась следующая команда.

- Вы свет - то уберите, а то детей пугаете, - посетовал я.

- Здесь командовать буду я! – раздалось в ответ. Но все же говорящий направил фонарь в пол, за ним то же сделали и его напарники. – А теперь мы присядем и тихонечко дождемся Коршуна.

- Черт!  Вот блин, ежики сраные, - выругался я, – догнал все-таки.

- Ты что там бормочешь? – рыкнул главарь.

- Да вот, заклятье хочу на вас троих наложить, - сказал я тихо.  Затем, увидев, что задрожали два из трех фонарей, я уже крикнул следующую фразу, уставив палец на главаря. – Вы хоть знаете, на кого напали?!

- А ну сел, - приказал главарь, - я тебя не боюсь.

- Тогда ты умрешь первым.

Я резко развернул руку так, как будто вцепился ему в глотку.  Главарь выронил пистолет и фонарь, схватился за горло и захрипел. Его лицо посинело, он упал на колени, а затем завалился на бок и после непродолжительных судорог затих. Его напарники дрожали, и, кажется, даже обмочились. Я перевел взгляд на них и грозным голосом спросил:

- Есть еще желающие перечить Великому и Ужасному?

Те икая и всхлипывая от ужаса затрясли головами.

- Стали на колени лицом к стене, - приказал я.

Они моментально подчинились. Подняв пистолет, я подошел и огрел каждого рукоятью по черепу от чего они, естественно, потеряли сознание.

- Ты что, действительно колдун? – испуганно пропищала Вика.

- Ну конечно милая, только — добрый, – улыбнулся я. - Вы же мне верите? Мне и тому, что я хочу вам только добра?

- Мы верим, - по обыкновению ответил за всех Митя. Миша и Вика согласно закивали.

- Ну что ж, побежали дальше.

Почти через час пути я свернул в боковое ответвление, ведущее в небольшую каморку. Раньше в ней стояло какое-то оборудование, но теперь остались только крепления, да кучи мусора. Я снял вентиляционную решетку и открыл за ней темный лаз.

- Быстро забирайтесь и ползите вперед, – сказал я, – Не бойтесь, там никого нет.  Вот тебе, Митя, фонарь. Ползи первым, а я тут немножко замету следы - и за вами. Как доползешь до следующей решетки - жди меня.

Я подсадил ребят, и они, один за другим, скрылись в проеме. Разметав следы старой тряпкой и присыпав их пылью из мятой консервной банки, стоящей в углу, я залез в лаз ногами вперед, и, поставив на место решетку, пополз за ребятами. Ползти ногами вперед было очень неудобно, но теперь спешить было уже никуда не нужно. Теперь нужно было только соблюдать тишину и осторожность. 

Ногами я наткнулся на что-то мягкое и кто-то голосом Миши тихонько пискнул.

- Что там? – испугался за брата Митя.

- Все в порядке, это я.  Митя, за решеткой что-нибудь видно или слышно?

- Нет.

- Ну конечно, там же никого нет, - усмехнулся я с облегчением.

- Тихонько вытолкни решетку, но не роняй ее. И вылезай. Не бойся удариться, под лазом расстелен матрац.

Я услышал, как скрипнула решетка и что-то глухо стукнуло.

- Я внизу, - прошептал мальчик.

- Вика, Миша, ползите к брату.

Я тоже вылез из лаза за ними и заткнул его мешком, а затем и решеткой. Нашел выключатель и щелкнув им осветил помещение.

- Ну, добро пожаловать в мою берлогу, - улыбнулся я, обводя руками помещение.

- Теперь вы нас съедите? – прижав руки к груди пропищала Вика.

- Ну что вы, мы же договорились. К тому же, я не ем таких хорошеньких детишек, а только гадких хулиганов, - притворно обижаясь, сказал я и вдруг за клацал у Миши зубами над ухом.

Тот взвизгнул и спрятался за брата. Я захохотал, через несколько минут ко мне робко присоединилась Вика, а потом и мальчишки. Напряжение и страх последних часов быстро таяли в веселом смехе. И в смеющихся ребятах стало заметно, как из сжавшихся в тугой комочек страха и ужаса человечков, начинает выглядывать их детская непосредственность и желание верить всему, чему иногда так хочется верить.

Вскоре мы уже сидели на ящиках. Мы поели каши и теперь пили горячий чай. Дети хрустели галетами и пытали меня разными вопросами.

- Дедушка Колдун, а Коршун нас не найдет?

- Во всяком случае, не сейчас. А когда найдет убежище, нас здесь уже не будет.

- А мы здесь надолго?

- Нет, только отдохнем и соберемся в дальнейшую дорогу.

- А куда мы идем?

- В одно волшебное место. Я и мои друзья называем его Анклав, но вы можете сами придумать ему название.

- Расскажи нам о нем, ну пожалуйста.

Я укрыл уснувшего Мишу одеялом и стал вспоминать и рассказывать, не столько притихшим детям, сколько самому себе:

- Давным-давно, на поверхности земли, в городе Москва, чьи руины сейчас над нами, жило много людей.  Все они работали и жили в огромных домах, ездили на машинах и поездах, летали на самолетах и плавали на кораблях, а метро для них было лишь способом побыстрее доехать в другую часть города. Они радовались и огорчались, пели и плакали, но даже самые несчастные из них могли поднять голову и посмотреть на яркие звезды или на голубое небо, они могли полежать на травке и искупаться в реке. И вот наступили черные времена. Те, у кого все было, но кому всегда всего было мало, не поделили между собой деньги и власть. Правители различных стран щупали друг друга, ища слабые места, террористы и фанатики устраивали теракты и погромы, а простые люди выживали как могли. Напряженность росла, и вот-вот что-то должно было случиться.



Максим Касьянов

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться