1.Анклав

18 глава

Рррчак-су осторожной поступью передвигался вдоль коридора. Слегка позади, контролируя тылы, следовала его жена, красавица Ирр-гон. Изредка оборачиваясь, Рррчак-су наталкивался на ее полный нежности взгляд. Она, чувствуя, что на нее смотрит муж, всегда оглядывалась, ее сосредоточенное лицо расплывалось в мягкой улыбке, а в глазах пробегал хитрый огонек.

- Как же мне повезло, что меня любит эта красавица, - думал Рррчак-су, - ведь такая умница была бы украшением любой семьи, но КОНТАКТ с ней, есть только у него.

Уже минут десять они медленно двигались по коридору, внимательно оглядывая каждый закуток, ведь там мог прятаться один из их врагов. Мерзкие паукообразные насекомые, называемые Арахнами, с недавних пор облюбовали себе эту территорию, и никак их отсюда не удавалось вытравить. Хорошо хоть аура Великой матери не позволяла им приблизиться к поселению.

Вот Ирр-гон заглянула в пыльную кладовку, внимательно ее осмотрела. Показав большой палец - «все чисто» двинулась ко мне, но, уже поворачиваясь, я вдруг заметил тень, метнувшуюся из-за притолоки на спину жене. Я резко развернулся и, вскинув к плечу автомат, выстрелил, но не успел, жвала Арахны прокусили ее шею.

Дальнейшие события произошли за несколько секунд, но мне они показались вечностью: тело проклятого паука покрывается рядом дырочек, от пуль моего автомата; любимая Ирр-гон, падает на пол и начинает содрогаться всем телом; я падаю рядом, оплакивая любимую, мое сердце разрывается от горя; а еще в моей голове, что-то рвется и она взрывается от резкой головной боли, связанной с разрывом КОНТАКТА.

***

Я очнулся на полу. Голова гудела, но собравшись, я заставил себя встать. Не понимая, кто я и где, я помнил, что только что убили мою любимую… Какую еще любимую? Я вскочил и стал оглядываться - неподалеку лежал издохший огромный паук, рядом скрючилась еще одна тварь. Ноги с шипами, жвала, фасеточные глаза и длинные усики-антенны, выдавали в нем еще одного насекомого. Моей мнимой любимой нигде не было, а пыльная поверхность пола нарушалась лишь странными отпечатками, видимо следами арахн, этих здоровых насекомых, ну и моих, конечно. Несмотря на несуразность ситуации, что-то говорило мне, что нужно спешить. Подобрав автомат, я заставил себя броситься по своим следам. К счастью, долго идти не пришлось, уже через несколько минут я взялся за ручку самой обыкновенной двери, и тут на мое сознание накатила вязкая пелена. Я пошатнулся и облокотился на стену, тут же из-за двери послышался чей-то раскатистый голос:

- Что за черт, что происходит?

Пелена исчезла, а «голос» охнул и прервался. Я ворвался в комнату, и моему взору предстало странное зрелище: в центре сидело несколько людей, вокруг стояло столько же существ, их антенны были направлены на людей. При моем появлении одно существо повернулось ко мне, но прежде чем на меня навалилась уже знакомая пелена, я успел поднять оружие и ранить ближайшее ко мне существо. И теряя себя, заметил, что сразу двое из людей вырвались из-под контроля насекомых, и после некоторого замешательства, открыли стрельбу. Спустя несколько минут, все было кончено. Пришло время успокоиться и подумать. Память быстро возвращалась. Меня зовут Виталий Иванович Сулагин, по прозвищу «Тень», а эти люди мои друзья. Позже, мы решили, что убитые нами существа были телепатами. Федор Михайлович даже предположил, что они умели вытаскивать из нашей памяти самые дорогие нам образы и проецировали их на себя, добиваясь тем самым послушания. Как ни горько мне было осознавать, моя жена еще очень далеко, и увижусь я с ней не раньше, чем мы придем в Анклав, вот только непонятно с чего вдруг такие имена-то, неужели они разумны настолько, что дают друг другу имена? Но времени на раздумья, как обычно, не было.

Еще не придя в себя после телепатического вмешательства, Федор Михайлович стал высматривать детей, а не найдя Митю, стал его звать, но тот не откликался. Решено было отправляться на поиски. Отец не решился делить отряд, так как понимал, что большую угрозу несут ментальные атаки существ, и чем больше отряд, тем тяжелее им осуществить захват.

Комплекс был невелик, по меркам людей, живущих до Катастрофы, но для небольшой команды он казался огромным. Вскоре, одни раньше, другие позже, почувствовали тяжесть в голове, а еще через несколько метров Хохол принял решение возвращаться. Но им не дали этого шанса – все члены отряда были погружены в состояние между сном и явью, их тела теперь им не подчинялись.

***

Еще ни разу опытнейший командир группы спецназа, собранной из лучших бойцов Анклава, Александр Иванович Сулагин, так не попадал впросак. Сопровождаемые имели особую ценность. Все сопровождаемые обязаны были добраться до Анклава любой ценой. Но, несмотря на все предосторожности в группе появились раненые, а теперь непонятная сила тянула отряд по коридорам. А ведь совсем недавно комплекс был пуст, он самолично проходил по всем коридорам, или его заставили так думать? Хохол периодически вываливался из-под контроля чужой силы, но практически сразу, опять попадал под него. Иногда, в моменты просветления, он замечал, что его люди так же, то оживают, то опять превращаются в кукол. Вдруг он почувствовал укол, сразу стало легче, чужая воля все еще была в его голове, но управлять им больше не могла. Хохол стал оглядываться и заметил вполне бодрого Колдуна, он был приклеен чем-то вязким к стене. Оказывается, они уже не шли, а находились в огромном помещении, вроде спортзала. В центре помещения располагалась какая-то громадная тварь, похожая на толстого червяка или гусеницу, несколько глаз рассматривало людей. Вдоль стен были приклеены различные существа, часть еще трепыхалась, но большинство висело безжизненными мумиями.

Но вот по телу твари прошла мелкая дрожь и она, сокращаясь и растягиваясь, двинулась в их сторону. Хохол начал действовать.

 

***



Максим Касьянов

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться