1.Анклав

19 глава

Бронефургон ехал по широкой улице. За баранкой сидел Лом, рядом с ним максимально откинувшись в кресле, пристроился Васятка, он помогал водителю ориентироваться в лабиринте улиц, завалов и проездов. Маленький занял позицию у амбразуры в задней дверце фургона, а Соболь влез в люльку, подвешенную к пулеметному гнезду. Дети жались к дедушке и испуганно поглядывали то на мрачное лицо командира отряда, то на обескровленное тело его бойца, лежащее у их ног. Никто не разговаривал с момента выезда из гаража. Взрослые, нахмурив брови, вновь и вновь переживали недавние события и смерть товарища, дети же были напуганы. И пугало их не только прошлое, больше всего их пугало настоящее. Некогда веселые и хорошие дядьки, вдруг превратились в мрачных, насупленных человекоподобных страшил. Их вид внушал ужас в детские сердца, им хотелось, как можно скорее спрятаться в какой ни будь норе, прижаться друг к другу и плакать.

- Кхм, это, Учитель, - подал голос Маленький, - а как ты нас вытащил из этого морока?

- Колдовством конечно, - попробовал пошутить я, но все так пристально смотрели на меня, даже Васятка обернулся, превозмогая боль. - Есть в моем стреломете дротики, смазанные составом, который тонизирует организм, ускоряет все процессы, в том числе скорость кровообращения. Состав слабо изучен, поэтому мне его дали, только для пробы на животных, но вот, пришлось на себе испытать. В один из моментов «пробуждения», я обнаружил в своей руке этот дротик и немедля ни секунды вогнал себе в ногу. Сердце забилось как сумасшедшее, до сих пор болит, видимо кровь, так сильно насытила мозг кислородом и усилила мозговые функции, что он смог вырваться из-под стороннего контроля. Но не полностью, будучи заторможенным, мне с трудом удавалось сконцентрироваться на поставленной задаче. И все же мне удалось зарядить стреломет и встряхнуть Александра Ивановича, больше дротиков не было. Когда тварь убила Виталика, она немного ослабила общий контроль, а когда Александр Иванович начал стрелять, она ударилась в панику, и контроль исчез полностью. Дальше вы уже знаете, совместный огонь добил тварь и пытавшихся ей помочь помощников, кем бы они небыли. После возвращения в Анклав, нужно обязательно направить сюда группу зачистки. Нужно собрать образцы и изучить этих существ, а также выработать приемы защиты от них.

Мы еще немного проехали в тишине, переваривая информацию. И вот, кода дети уже устали бояться и начали клевать носом, Лом закричал:

- Псы-мутанты, на десять часов!

Это было очень-очень плохо. Псы мутанты поодиночке не самые страшные существа в городе, но когда они собираются в стаи от них очень сложно отбиться. Соболь повернулся в указанном направлении и передернул затвор пулемета. Я посмотрел на Хохла, но тот молчал, не отрывая глаз от сына, потом я обвел взглядом бойцов, внуков и, вздохнув, взял командование на себя.

- Что делаем, Федор Михайлович? - спросил меня Маленький.

- Не стрелять! Попробуем оторваться.

Судя по развороту Соболя, мы обошли псов, и теперь стая бежала за нами.

- Они отстают, - сообщил Соболь, нагнувшись в салон.

И тут раздался жуткий вой. Через мгновение послышался ответ, за ним еще и еще.

- Понятно, по-тихому уже не получится, – расстроился я. – Огонь!

Тут же зарокотал пулемет Соболя, к нему присоединился Маленький.

- На два часа! – закричал Васятка.

Соболь мгновенно развернулся и стал поливать свинцовым дождем стаю, идущую наперерез. Лом по моему приказу, свернул на боковую улицу, уклоняясь от контакта с ними.

- На девять часов! - вскричал Васятка. - Да сколько же вас, черт подери!?

- Направо, сворачивай направо! - закричал я.

- Нет, прямо на них, - вдруг ожил Хохол, и пояснил свой приказ: - Они гонят нас на кого-то, и нам с этим кем-то, лучше не встречаться.

Лом повернул прямо на стаю, и тут же все услышали разочарованный вой, ответом ему послужил такой громогласный рев, что все зажали уши. Из переулка, куда мы хотели свернуть, вырвался огромный монстр, смесь слона и носорога. Чудище было в полтора раза больше чем наше транспортное средство, массивную тушу поддерживало сразу шесть ног, на огромной голове, как таран, торчал массивный лопатообразный бивень. Оно стало догонять наш транспорт огромными прыжками, несмотря на шквал пуль. И все же гонку эту мы стали выигрывать, существо не могло долго держать высокую скорость и стало отставать. Но только мы вздохнули с облегчением, как нам в бок врезался второй «слонопотам», видимо ожидавший в засаде. От мощного удара броневик опрокинулся, но и «слонопотаму» досталось не слабо - не ожидала зверюга, что в таком, сравнительно небольшом объекте будет такая большая масса. Существо рычало и трясло огромной окровавленной мордой. Его маленькие глазки то открывались, то вновь закрывались. Огромные лапы постоянно подкашивались. Дальнейшие события я восстанавливал по рассказам участников и очевидцев, так как сам на какое-то время потерял сознание.

Лом смог открыть дверь и первым выбрался наружу. Он запрыгнул на опрокинутый броневик и огляделся. Неподалеку мотало башкой огромное существо, вокруг него и вокруг броневика сновали тени псов. Пока чудище не опомнилось, Лом ловким броском запустил ему в пасть гранату и спрыгнул с противоположной стороны, защищаясь от осколков. Когда прогремел взрыв, он опять взлетел наверх намереваясь добить шестиногого. Но добивать было нечего - взрыв оторвал ему голову. Тут он услышал топот и обернувшись увидел еще одного «слонопотама», того самого, что гнался за нами последние несколько километров. Боец едва успел сгруппироваться, как шестиног врезался своим бивнем в броневик. Машина отлетела метров на пять. Хохол и Маленький, пытавшиеся открыть заднюю дверь фургона, от удара хорошо приложились к противоположной стене и отключились. Соболь, еще перед первым ударом умудрившийся сгруппироваться в своей люльке, не пострадал хоть и окончательно запутался в ремнях. Да и мы с внуками, крепко пристегнутые к своим сидениям так же не пострадали. А вот Лом отлетел более чем на двадцать метров. Кевларовые доспехи спасли его шкуру, а постоянные тренировки позволили более-менее аккуратно приземлиться. Но встав, он оказался перед сворой псов-мутантов. Те окружили его и глухо рычали, их глаза полыхали красным, из оскаленных пастей несло смрадом, загривки топорщились, а уши плотно прижались к голове. Казалось еще мгновение, и они бросятся.



Максим Касьянов

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться