1.Анклав

21 глава

Город встретил нас свежим воздухом, который чувствовался даже сквозь противогазы. По дороге еще бежали ручьи воды, но уже можно было довольно легко перемещаться. Высокие, добротные ботинки прекрасно защищали от воды, а заблаговременно надетые шипы не давали им скользить по образовавшейся ледяной корке. Наш броневик, все так же лежал посреди дороги, бурные воды не смогли сдвинуть такую махину. Было ясно, что сами поставить его на колеса, не говоря о том, чтобы прочистить от воды и мусора двигатель мы не сможем. Придется по прибытии в Анклав, а я не хотел даже думать о том, что мы не дойдем, отправлять сюда ремонтную бригаду с автокраном и лебедками. Хохол, не без помощи Маленького, открыл дверь фургона, достал продукты, патроны и медикаменты которые мы распределили между членами отряда. Затем он попросил оставить его с сыном, он отсутствовал не больше десять минут, но когда он вышел, мы все увидели, что он постарел лет на десять. Лицо его было черно от горя, но все же он был тем командиром, что мы знали. Отцовские чувства всеми своими душевными силами он затолкал поглубже и думал теперь только о группе. Он быстро спрятал в нагрудный карман жетон сына и попросил нашего великана, максимально надежно закрыть дверь покорёженного фургона.

- Выступаем, - сказал он, когда увидел, что дело сделано.

Он пошел впереди, за ним хромал Соболь, Митя, на плечо которого опирался Васятка, двигался следом, потом шли, держась за руки, Вика и Миша. Ну а мы с Маленьким несли носилки, в которых лежал Лом. Ему становилось все хуже, видимо зараза проникла довольно глубоко и ему срочно требовалась профессиональная помощь, к счастью у нас были врачи. Их квалификация, конечно, была хуже, чем у довоенных специалистов, но они были последней надеждой. Соболь обеспокоенно оборачивался на брата. Я помню их еще с интерната, они учились там, когда я попал туда на практику. Два брата Андрюша и Алеша, всегда вместе и только друг с другом, вообще-то у них была бабушка, но она сама нуждалась в помощи, поэтому органы опеки забрали их и определили в наш интернат. Понять, где их родители у меня не получилось. По мере взросления их нелюдимость истаивала, годам к пятнадцати-шестнадцати они уже были первейшими весельчаками и хохмачами, а так как они были неразлучны, то все называли их Соболята, по фамилии. До тех пор, пока не произошел несчастный случай. Однажды во время профилактического осмотра складов, который проводили подростки во главе с кем-то из взрослых. Алексей решил подшутить над братом, да и надо всей группой, он спрятался на одном из складов и закрыл за собой дверь, к сожалению, оказалось, что дверь можно открыть только снаружи. Поначалу мальчик не очень испугался, но когда он услышал, как где-то рядом запищали крысы, то ударился в панику. Непонятно как на складе оказался лом, и как мальчик в темноте смог его найти, но тем не менее, когда на грохот прибежали взрослые, они увидели, как из развороченной в хлам двери пятясь выходит перепуганный мальчишка отмахиваясь от кого-то тяжеленным ломом. С тех пор его прозвали Ломом, а к его брату досталась семейная так сказать кличка, Соболь. Как-то, они подошли ко мне и поинтересовались на кого пойти. Я рекомендовал гражданские профессии, года два Алеша учился на механика, а Андрей на медика, но судьба распорядилась иначе. Когда Хохол начал собирать свою группу, они одними из первых попросились. Так как они не только были отличниками по боевой подготовке, обязательной, кстати, для всех, но и достаточно неплохими специалистами в своих сферах, то Александр Иванович особенно и не раздумывал. Они и сейчас продолжают заочно учиться, когда позволяет время. Очень хорошие и прилежные студенты, между прочим.

Мы медленно брели по улице, проходя мимо руин. В основном нам встречались горы кирпича и покореженного бетона, но изредка попадались частично уцелевшие дома в два, три, а то и в пять этажей. Видимо эта дорога еще не была изучена, так как наш командир внимательно изучал местность, и скрупулёзно отмечал все на карте. Вообще-то, к моему стыду, я очень плохо знал послевоенный город. Несмотря на мои просьбы, меня обычно запихивали в фургон, и лишь последний переход я совершал своими ногами. Вскоре мы вышли на перекресток с широкой улицей, кажется, это был Севастопольский проспект. Если так, то гонки с псами и шестилапыми завели нас в довольно опасную зону, мы очень близко подошли к Каховской линии, в окрестностях которой, по слухам, лежала неразорвавшаяся ядерная бомба. Как бы там ни было, но радиационный фон здесь был довольно высоким, а твари, приходящие из очага, были поистине ужасны.

Закупорив наши костюмы химической и радиационной защиты на все веревочки, крючочки и липучки, мы с максимальной осторожностью двинулись по проспекту. Примерно через двести метров вышли к огромному перекрестку, направо шла улица Обручева, налево Балаклавский проспект, а посередине перекрестка зияла огромная воронка – дом очередной личинки невероятного существа под названием La Furia. Подойдя чуть ближе, мы увидели, что на ее дне в причудливой форме слились тела личинки и шестилапа, их останки были покрыты льдом, как и дно воронки, возникало ощущение, что ты находишься у фонтана работы сумасшедшего скульптора. Похоже, ослепленный и обезумевший от боли гигант с разбегу провалился в яму, на дне которой поджидал голодный враг. Но и тот не ожидал такого обеда, силы были примерно равны, шестилап был массивнее и подвижнее, но хозяин норы не был ранен и ослеплен. В итоге оба существа сплелись в смертельном объятии на дне своей могилы.

Обойдя вокруг, мы двинулись дальше и, несмотря на то, что самая короткая дорога домой шла по Балаклавскому проспекту и Варшавскому шоссе, Александр Иванович предпочел более долгий путь и стал забирать правее, держась Севастопольского проспекта и огибая Битцевский парк. Северная часть лесопарка была непроходима, в ней завелись хищные растения, уничтожить которые было очень тяжело. Хотя если посмотреть с другой стороны, то они прекрасно защищали остальной парк от большинства порождений радиационной зоны в районе Каховки. Решение, принятое командиром было верно и не подлежало сомнениям, мы безропотно двинулись за ним. Впереди нас ждали монстры и труднопроходимые места, но на более короткой дороге мы обязательно встретили бы смерть.



Максим Касьянов

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться