1.Анклав

22 глава

- Вичуха! – заорал Хохол и тут же, упав на спину, начал скупыми очередями стрелять в стремительно приближающуюся точку.

Все взрослые последовали его примеру, я тоже вытащил свой пистолет, но наши пули рикошетили от жесткой брони. И вот, когда ужасный птицеящер закрыл собой пол неба, его полет замедлился. Видимо свинцовый дождь, посланный нами в небо, все-таки пробился до чувствительных мест. Тварь замахала крыльями и с раздраженным клекотом стала подниматься в небо.

- Бежим, быстро, бегом, бегом! – закричал Александр Иванович.

Маленький подхватил измученных раненых, дед схватил Мишу, а я взял за руку Вику, и мы побежали. Мы бежали так, как никогда в жизни, нашей целью было одноэтажное здание, стоящее у дороги. Похоже, это был небольшой магазинчик или кафе.

Дальше все происходило как в дурном сне. Вновь над нами раздается этот ужасный крик. На этот раз мы не останавливаемся, понимая, что наше спасение в скорости. Если мы успеем добежать до укрытия, то, скорее всего, спасемся. Маленький первым добежал до двери и, сходу протаранив её, ввалился внутрь. Командир остановился у двери и став на колено, прицельно послал пули в пикирующего монстра, прикрывая нас. Дедушка с Мишей, и Соболь одновременно достигли дверей, втолкнули нашего брата в помещение и присоединились к командиру. Мы бежали изо всех сил и тут Вика упала. Ее рука вырвалась из моей. Я повернулся, пытаясь помочь, но страшный крик над головой прижал меня к земле. С трудом приподняв голову, я увидел, что дедушка кричит нам и что-то показывает, кажется, он просил нас спрятаться. Я схватил Вику, и мы закатились в ложбинку под кустами. Едва мы успели скрыться, как над нами пролетело громадное нечто. Осторожно выглянув, я увидел как вичуха, не поймав нас с сестрой, приземлилась между нами и остальной командой. Она хотела развернуться, но дедушка с остальными бойцами не позволяли ей это сделать. Тогда она прижалась к земле, прикрывая уязвимое брюхо, и пыталась цапнуть кого-нибудь своей страшной пастью, делая резкие выпады головой на длинной шее. Как только чудище приземлилось у входа в магазин, из двери появился Маленький со своим любимым пулеметом. И теперь тяжелые пули с огромной скоростью понеслись в цель. Они все так же рикошетили, но все же пулемет, это вам не автомат - некоторые пули находили уязвимые места. Шкура твари стала покрываться язвочками ран, из них потекла кровь. Вичуха сначала попятилась, потом попыталась взлететь, но перепончатые крылья с огромными дырами уже не смогли ее поднять. Тогда она начала неуклюже отпрыгивать и тут в ход пошли гранаты. Одна, почти оторвала ей ногу, вторая вырвала из ее брюха клок мяса. Чудище издало пронзительный визг и завалилось набок. Тут же к ней подкатилось еще три гранаты. Прогремел взрыв, во все стороны полетели ошметки плоти, кровавый дождь обрушился на людей. Когда дым рассеялся, все было кончено. Мы с Викой вылезли из-под куста и бросились к деду, он бежал к нам навстречу, но тут, глаза его расширились, и он потянулся к еще горячему автомату. Хохол и Соболь, приникнув к прицелам, стреляли куда-то за наши спины, а Маленький, подняв ствол пулемета, огромными прыжками бежал к нам. Я обернулся и увидел, что на нас, растопырив когти, летит вторая вичуха. От ужаса я зажмурился и тут, кто-то с силой оттолкнул меня. Я кубарем полетел в сторону, сверху на меня упала Вика. В лицо ударила волна воздуха, а в следующее мгновение я увидел дедушку, безвольно повисшего в когтях удаляющейся твари.

Я смотрел на исчезающую точку, а по щекам моим катились слезы. Рядом сидела Вика, она, схватив себя за волосы, истошно вопила. Это было ужасно. Спустя годы одиночества, лишений и унижений, мы обрели человека, который искренне, по-настоящему любил и заботился о нас. Он открыл нам огромный мир, с ним мы узнали столько нового и интересного. Всего несколько дней прошло с момента нашего знакомства, но мне казалось, что мы вместе много лет. Нет, не так... Теперь мне казалось, что я знаю его с самого рождения.

К нам подбежали взрослые и потащили в здание. Я бежал, молча, а вот Вика кричала и вырывалась. Увидев плачущую сестру, Миша обо всем догадался. Он, как и прежде, зажался, на его разгладившемся было лице, опять появились горестные складки, глаза потухли, а кончики губ опустились. Мой младший братик начал опять закутываться в кокон отчужденности. Видя беспомощность старших, я кое-как успокоил Вику, привычно растормошил Мишу, а затем посмотрел на командира отряда.

- Александр Иванович? Что нам теперь делать?

- Послушай, сынок...

Я замотал головой, «нет, не хочу больше никаких сынков, дядей и бабушек, я, брат и сестра, вот моя семья и все».

- Ээээ, Дима, - смутился он. - Я понимаю ваше горе.

Я опять замотал головой, пытаясь сдержать слезы. «Он, НЕ понимает, он СОВЕРШЕННО НЕ ПОНИМАЕТ. Он не жил в течение многих и многих дней во враждебном мире, когда все, против тебя. Когда тебе всего десять, и ты, выполняя самую тяжелую, самую грязную работу, несешь, наконец, домой горсть сушеных грибов да пол тушки крысы, а пьяный мужик, даже не заметив, выбивает у тебя всю еду, и толпа топчет ее грязными сапогами. Но ты все равно собираешь растоптанное, ведь даже из этого можно приготовить немного супа для Миши. Он не держал на руках пышущею жаром сестру, и не упрашивал сутки напролет, тоннельных духов не забирать ее. Он не воровал лекарства, зная, что воровство лекарств, даже сама мысль о краже лекарств, каралось смертью. Он, несмотря на то, что был командиром спецназа, даже не представляет себе, что значит нести ответственность за двух совершенно беспомощных существ. А как радостно было смотреть на два маленьких, до боли родных личика, на которых вновь появилась улыбка. Нет, дедушка был не просто добрым человеком, который накормил и напоил их, он стал символом новой, светлой жизни, в которую он их поведет. Он стал опорой, к которой мы все втроем приникли и начали подниматься.  Он, за столь короткий срок, стал по настоящему родным человеком, который без раздумья принес себя в жертву, ради нас. И вот его нет. Сломалась опора, исчез добрый дедушка. Теперь я вновь стал старшим в семье. Снова мои плечи придавил груз ответственности и снова я должен принимать решения».



Максим Касьянов

Отредактировано: 08.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться