2. Шерлок Холмс на пенсии. Берлингтонское привидение.

Размер шрифта: - +

2. Шерлок Холмс на пенсии. Берлингтонское привидение.

 Осенью 1931 года я ждал перевода в один из рядовых полицейских участков Лондона на постоянное место работы, так как в центральном офисе британской полиции службу тогда я проходил временно. Для большинства моих сослуживцев в ту пору не было секрета в том, что моему довольно быстрому и успешному продвижению по карьерной лестнице помогало чьё-то незримое, но могущественное лобби. А многие коллеги даже могли назвать имя моего "тайного" покровителя. Но, тем не менее, не испытывали какой либо зависти и не желали себе такого покровительства. Знали, что именно  из-за него старший инспектор Кребс "драл с меня три шкуры", как выражались сами сослуживцы, и за любой мой самый безобидный и мелкий просчёт устраивал показательный разнос. Постоянные и, чаще всего, необоснованные нападки со стороны начальства, понятное дело, не доставляли особой радости. В общем, терпение моё было на исходе, и только мысль о грядущем переводе на новое место работы грела душу и заставляла держать себя в руках. И вот, в одно ненастное сентябрьское утро, участие в моей судьбе покровителя (в коем читатель, думаю, без особого труда, узнал Шерлока Холмса) в очередной раз преподнесло мне сюрприз. В самом начале рабочего дня старший инспектор Кребс вызвал меня к себе.
 - Итак,Уотсон-младший, вам предстоит поездка за город, - сказал он. - Надеюсь, одеты вы по сезону - погода сегодня не очень-то располагает к прогулкам?
 -По сравнению с тем, что творилось на днях, сегодня - просто благодать, сэр! - заметил я, ибо двое суток тому назад Лондон и его окрестности яростно атаковала непогода. Ураганный ветер с дождём целую ночь нещадно трепали город, испытывая строения и людей на прочность и терпение. К утру сегодняшнего дня стихия вроде бы поостыла и утихла, но временами всё же давала о себе знать резкими порывами ветра и мелким занудным дождём.
 -Да уж, тот ещё апокалипсис был! - согласился со мной Кребс. - Короче говоря, Уотсон, отправляетесь вы в Кент, на виллу лорда Берлингтона. Как раз два дня назад там произошло убийство.
 -Лорд Берлингтон?.. Не тот ли это самый...
 -Он самый, Уотсон. Большой друг нашего суперинтенданта.
 -Мир праху его!
 -Господь с вами, Уотсон! - вздрогнул Кребс. - С лордом, слава богу, всё в порядке, убили его дворецкого. И ваш  чёрный юмор совершенно неуместен! 
 -Прошу прощения...
 -Ну что за манеры!.. Вот в этой папке копии всех материалов по делу. - Кребс положил на стол тоненькую папку. - Расследует дело полиция графства, а именно инспектор Барнс, в папке имеется его телефонный номер, курирует расследование сам суперинтендант... И я совершенно не понимаю, почему он решил отправить вас - зелёного стажёра?!. Ну чёрт с ним, приказы не обсуждаются. Мне велено обеспечить вас транспортом, поэтому в ваше распоряжение поступает один из автомобилей нашего отдела. Но учтите, - палец старшего инспектора, больше напоминающий экзотический банан, замаячил перед моим носом, - любезный мой инспектор, что за каждую пинту сожжённого горючего я потребую с вас письменный отчёт! И заклинаю вас, Уотсон, действуйте строго по инструкции с соблюдением всех правил и процедур!.. По поводу убийства: в нём подозревают некоего Саймона Пикрофта, привратника лорда. В телефонном разговоре с суперинтендантом лорд описал этого самого Пикрофта весьма чёрными красками.
  -Тёмное прошлое?
 -Не совсем, - пагубная страсть к алкоголю. Мотивом якобы послужили неприязненные отношения убитого с Пикрофтом. И в общем-то, на мой взгляд, вина привратника вполне доказана.
 -Тогда зачем привлекать Скотленд-Ярд?
 -Вам поручено доказать обратное. У нашего начальства возникли сомнения в причастности Пикрофта к преступлению.
 -Есть какие то предпосылки?
 -Хм... Нет, если не считать таковыми слухи о том, что в убийстве повинно привидение.
 -Привидение?! Вы шутите, сэр?
 -Нисколько, инспектор. Я вам не завидую. Советую прихватить с собой побольше фимиама и святой воды! И вообще, благословляю вас, сын мой, на подвиг во славу Скотленд Ярда, аминь! - огромная рука Кребса коряво перекрестила меня.     
  Вот с такого комического и несколько странного напутствия и началась эта история. Пожалуй, отдельно нужно отметить, что в те времена старший инспектор Кребс, возглавлял небольшой отдел при криминальной полиции, занимающийся исключительно оказанием помощи провинциальным коллегам в особо тяжёлых и загадочных случаях. Так что подобного рода командировки для работников нашего отдела были делом привычным. Но только не для меня. К расследованию уголовных дел меня привлекали редко, и большую часть своего рабочего времени я проводил за письменным столом среди невообразимого количества рапортов, отчётов и протоколов. И вот внезапно мне была оказана честь провести самостоятельное расследование тяжкого преступления без какой либо помощи и опеки со стороны начальства. Потому и события того дня очень хорошо запомнились мне, поскольку убийство дворецкого лорда Берлингтона можно смело считать почином в моей довольно долгой и нелегкой карьере полицейского инспектора.
 


 Прежде, чем отправится в путь, я внимательно просмотрел все предоставленные мне материалы дела. Приводить в своём рассказе сухие казённыё формулировки полицейского отчёта я конечно же не стану, дабы не отпугнуть особо впечатлительного читателя циничностью некоторых строк и постараюсь изложить суть дела более или менее литературным языком. Так вот: жертвой преступления пал Генри Джордж Венситарт, дворецкий лорда Ричарда Берлингтона, 56 лет от роду, вдовец, бездетный. Судя по всему, покойный дворецкий являлся классическим представителем английской прислуги - преданным, исполнительным и педантичным; одним из тех слуг, что со временем становятся неотъемлемой частью аристократического семейства, которому служат. Родился Венситарт в Тенденхеме неподалеку от виллы и работал на семейство Берлингтон с раннего детства. После того как умерла его жена, работа, похоже, стала для него главным смыслом его жизни. В общем, репутация Венситарта была безукоризненной, а характеристики сплошь положительными. Биография его была чиста, как слеза младенца, в ней не упоминалось ни об одном, хоть сколь нибудь значимом конфликте или противоречии, за которые человека могли лишить жизни. Трудно было представить себе, что такой человек мог иметь врагов, желающих его гибели.Но так или иначе, дворецкий был убит.По заключению судебного медика, смерть наступила в результате удара тяжёлым тупым предметом в затылочную часть головы. Установлено было и время смерти - промежуток между 8-9 часами вечера. Тело жертвы было обнаружено утром следующего дня экономкой лорда. На момент убийства на вилле, кроме покойного, находилось ещё три человека: вышеупомянутая экономка миссис Пикрофт, личный секретарь лорда мистер Колдер и привратник, он же супруг экономки Саймон Пикрофт. Сам лорд с женой  и небольшим штатом прислуги вот уже с неделю находились на отдыхе на континенте. Судя по отчёту, Саймон Пикрофт сразу же попал в поле зрения местной полиции, как только та установила, что к покойному привратник питал неприязненные, мягко говоря, чувства. По свидетельству секретаря и других служащих лорда, Пикрофт не раз грозил покойному дворецкому физической расправой, попросту обещал убить! Так что мотив  был налицо.Далее выяснился  совсем уж примечательный факт - оказывается никто, кроме Пикрофта, не мог находится на огороженной территории виллы в момент убийства! Полиция графства установила, что в тёмное время суток поместье лорда охраняют четыре сторожевых пса, и, самое интересное, никого, кроме Пикрофта и покойного дворецкого, животные не  признавали и не подпускали близко! Этот факт дружно подтверждали все обитатели виллы. В тот вечер сам Пикрофт, как обычно, и выпустил их из вольера. Последующая информация также была не в пользу Саймона Пикрофта. В ночь убийства с территории виллы пропала мраморная статуя Амура, украшавшая фонтан, устроенный перед фасадом загородного дома. Впоследствии "вестник любви" уже в виде кучки осколков был найден в одной из лощин в окрестностях виллы. Статую разбили о валун. Среди останков отсутствовала голова статуи, но полиция списала этот факт на местных ребятишек. Вроде бы дети нашли и утащили голову для потехи. Но найти ее так и не удалось. Возле осколков обнаружилось множество следов и несколько пустых бутылок. По заключению криминалиста, следы однозначно были оставлены обувью привратника, а на одной из бутылок нашлись отпечатки его пальцев. Как выяснилось, в этом овражке привратник частенько скрывался от посторонних глаз, чтобы спокойно предаться пагубному пороку, попросту говоря - выпить. К тому же Пикрофт - ветеран войны с Германией - никогда не расставался с тяжелой тростью, она то и была признана возможным орудием убийства. На все вопросы полисменов Пикрофт отвечал одной фразой : " Был мертвецки пьян, ничего не помню. Я не убивал!" Впрочем, и без его показаний картина преступления вырисовывалась весьма детально и выглядела по версии следствия так: в воскресенье около шести часов вечера покойный дворецкий и Саймон Пикрофт в очередной раз повздорили. Свидетелем ссоры стал секретарь.Из окна библиотеки он видел, как Пикрофт что-то кричал дворецкому и размахивал тростью. После ссоры Пикрофт, будучи в дурном расположении духа, отправился в соседнюю деревню - в Берлингтон, где и провел время до семи часов,  распивая спиртное в баре "Огненный Бык". В семь часов  привратник вернулся на виллу. В половине восьмого, как обычно, Пикрофт выпустил собак. Животных выпускали всегда, когда на вилле не было какого-либо приема или вечеринки. С этого момента, находится внутри огороженной территории виллы было безопасно только для Саймона Пикрофта и дворецкого Венситарта.Чуть позже Венситарт вышел из здания виллы, чтобы совершить обход огороженной территории. Так он поступал всякий раз, когда привратник был пьян. То есть почти каждый день. Больше живым беднягу дворецкого никто не видел. Предположительно , ссора между Пикрофтом и Венситартом вспыхнула с новой силой. В пылу ссоры привратник случайно или намеренно нанес своему оппоненту смертельный удар тростью. Испугавшись содеянного, Пикрофт не придумал ничего лучше, как утащить с постамента фонтана мраморную статую, таким образом, по версии полиции, он, якобы, попытался инсценировать ограбление и отвести от себя подозрение в убийстве. Кража статуи, конечно, выглядела нелепо. Но Пикрофт был пьян и если бы  попытался, скажем, проникнуть в здание виллы и украсть что то более существенное, вряд ли смог бы это сделать, не подняв шуму. Статую он разбил и спрятал в небольшой низине неподалёку от виллы. Затем вернулся в привратницкую и улегся спать. Труп Венситарта был обнаружен утром следующего дня.Дворецкий лежал на боковой тропинке ярдах в 20 от привратницкой. Его в окно увидела миссис Пикрофт, после чего и подняла тревогу. Листая полицейский отчет, я понимал что обвинение построено на косвенных уликах. Но даже в таком свете версия полиции графства для нашего провинциального суда однозначно показалась бы основательной и незыблемой, как пирамида фараона Хеопса, таковой тогда она казалась и мне. К тому же не стоит забывать о близком знакомстве лорда Берлингтона и суперинтенданта Мартона. Полиция "рыла землю" похлеще молодого бычка!  И даже отработала другие версии, проведя за пару суток с небольшим невероятно объемную и скрупулёзную работу! Расследованием, похоже, занималась если не вся, то половина полиции графства наверняка. Но в результате все альтернативные версии отпали.Следов взлома на окнах и дверях виллы не нашлось. Никакие ценности и документы не пропали. Не было и следов какого либо столкновения с четвероногими сторожами, которое несомненно случилось бы, попытайся какой нибудь неизвестный проникнуть на территорию виллы.Конечно, собак можно было усыпить. Но полиция  предусмотрела и это. В загородном доме лорда Берлингтона побывал ветеринар. Никаких странностей и отклонений в поведении животных он не обнаружил. Более того, в течении ночи собаки вели себя как обычно и проявляли активность, проще говоря, лаяли и выли. Это подтверждал секретарь, который, по его словам, имел привычку несколько раз за ночь просыпаться. На причастность к убийству полиция проверила полтора десятка человек, так или иначе входивших в круг знакомств покойного дворецкого. Но из этого списка десять человек выпадало сразу: сам лорд, члены его семьи и несколько слуг на момент убийства находились за пределами Англии. Из оставшихся пяти у четверых было твердое, подтвержденное свидетельскими показаниями алиби. Приходящий садовник провел вечер в том же самом "Огненном быке", где пьянствовал и подозреваемый Саймон Пикрофт. Там садовника видели завсегдатаи и бармен. Судомойка из Берлингтона провела вечер в кругу семьи. Секретарь лорда и экономка в момент убийства находились в обществе друг друга в библиотеке виллы, где мистер Колдер работал с документами, а экономка вытирала пыль с книг, которых, по слухам, в библиотеке аристократа было превеликое множество. Ко всему вышесказанному следует добавить, что мотив для убийства имелся только у Саймона Пикрофта... Привратнику грозила виселица!Я отлично помню с каким тяжёлым сердцем я закрывал папку - ведь в тот момент я не был уверен в невиновности бедняги Пикрофта, и за его жизнь не дал бы и пенни!



Pol Van Zeen

Отредактировано: 20.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться