20 лет и 2 недели

Font size: - +

Глава 4

И опять, что ли – «а в ресторане, а в ресторане… а там румыны, а там цыгане…»? После разговора с Радиком Лена сидела на краю дивана и улыбалась глупой улыбкой. «Секс в большом городе. Серия два…». Только с учетом того, что в главной роли – Елена Нуштайкина, название изменится на «Не-секс в большом городе».

 

Лена прошла в прихожую, достала свою любимую зелено-оранжевую вязаную шапочку, натянула ее на голову, посмотрела в зеркало.

«Хороша же я в ней? Хороша.»

Сморщила носик, стянула шапку. Вернувшись в комнату, включила телевизор. Попала на какую-то серию сериала «Белая гвардия». Обрадовалась (очень любила Булгакова и этот роман). Но через несколько минут возникло раздражение. Актеры играли плохо, почему-то появились сцены, которых не было в книге, и главное – атмосфера происходящего на экране совсем не совпадала с той изысканной, непередаваемой атмосферой, которую Булгаков сумел создать в своей книге, и которую Лена чувствовала всеми фибрами своей души. Она с отвращением выключила телевизор. Нахлынули воспоминания – сюжетные повороты, сцены романа. Она задумалась о том, какими приемами, деталями Булгакову удалось так тонко, и, в то же время, объемно, глобально создать настроение всего происходящего; некий невидимый эфир, которым было пропитано все – обстановка всех мест действия, образы персонажей, их мысли, душевные движения и поступки. Лена вдруг подумала, что этом умении Булгаков схож с Тургеневым. Пожалуй, из классиков только они были так одарены талантом наполнять свои тексты духом и настроением происходящего. Тургеневские девушки. Булгаковские юноши. «Может, задать моим лоботрясам такое сочинение, вне программы? Так и задать тему: «Тургеневские девушки и Булгаковские юноши». Или просто – «Атмосфера места в романах Тургенева и Булгакова»? Но Лена тут же отказалась от этой идеи – не справятся с темой, не сумеют ничего написать… «Ну, может, Лунев справится, и Варенникова с Шенгелия… А остальные что? Двойки-тройки ставить? Как мало читают современные ученики! Катастрофически мало. Скачают с интернета краткое содержание и чьи-то сочинения. Накомпилируют, кое-как связав обрывки – куски несвязываемых текстов, и сдают, уверенные, что так и надо. Обижаются потом, когда она снижает им оценки. Как на общем фоне радуют тем немногие, которые действительно читают книги – и заданные по программе, и по своей инициативе, - думают над ними, обсуждают, учатся выражать и отстаивать свое мнение. Такие кажутся яркими звездами, вундеркиндами, а на самом деле такое отношение к литературе должно быть нормой». Решив, что ее мысли приняли занудный оборот, Лена взяла трубку и позвонила Вике – своей подруге и коллеге, учительнице английского в их школе. Оказалось, что Вика смотрит «Белую гвардию», причем, с удовольствием. И даже начала говорить о том, как замечательно играет Хабенский, и какой он вообще душка. Лена хотела возмутиться вкусом подруги, объяснить ей все об атмосфере, о тонком и прекрасном, о душе, наконец, но не стала. Пожелала приятного просмотра и разочарованно повесила трубку.

 

Радику очень хотелось, чтобы в том ресторане, куда они с Леной пойдут на ужин, не было много посетителей. Выбрал место с ценами дороже среднего (судя по ценам и фотографиям внутреннего антуража на веб-сайте), в отдалении от станции метро.

Радик стеснялся себя перед ней. Он – медведь… Она… Маша? Даже не Маша. Принцесса.

Расчет оказался верным. Людей в ресторане было немного. Они заняли столик у окна, вполне симпатичный и романтичный, совсем как в американских мелодрамах. Уютный столик располагал к элегантному поведению, ненавязчивому соблюдению этикета, исполнению ролей дамы и джентльмена, и все соответствующие жесты приходили сами собой. Радик чувствовал, как преображается, исчезает медведь внутри него. Превращается почти в гусара, и даже рука потянулась к щеке, чтобы подкрутить ус, но за неимением оного только почесала скулу.

- Я хочу красного вина, - подняла на него глаза Лена. Радик понял, что и на нее обстановка оказывает соответствующее влияние, и ему от этого почему-то тоже было приятно. Он подозвал официанта, обсудил с ним вкратце винную карту, остановился на не слишком дорогом испанском вине (цены то ли определенным образом подчеркивали обстановку, то ли являлись расплатой за нее).  

Они заказали еду. Потом принесли вино. Официант продемонстрировал бутылку, ловко ее открыл, разлил по бокалам.

- За тебя, - Радик поднял бокал.

- И за тебя, - ответила Лена.

- Я рад, что ты согласилась встретиться. – Радик неожиданно почувствовал, что он не знает, о чем говорить с Леной. Вспоминать школу – как-то глупо, и для этого они всем классом недавно собирались. Расспрашивать Лену о ее жизни – но она многое тоже уже рассказала на встрече одноклассников, а расспрашивать подробнее – было пока как-то неудобно. Ну и не говорить же о погоде, моде или футболе, или еще о чем-то подобном…

От этой неуверенности джентльмен-гусар начал испаряться, вновь уступая место медведю.

- Ты часто в кафе бываешь? – Наконец выдохнул он (уже больше медведь в нем, нежели гусар).

- Нет, - с улыбкой мотнула головой Лена. – А ты?

- Тоже нет. Хотя это приятно. Когда немного людей. В кафе часто хорошо думается.



Вера Терлецкая

Edited: 21.01.2019

Add to Library


Complain