28 монет

Размер шрифта: - +

28 монет

28 монет

 

Что имеем, не храним ...

 

Она поменяла диск в музыкальном аппарате и, нажав кнопку, снова развернулась к кассе, мягко щелкнув шарнирами кресла. Парень стоял прямо напротив и подкидывал на ладони серебристый кругляш монеты в полкредита. Он возник будто из-под земли. Как он вошел в кафе, она не заметила.

- Кофе...- выдохнул он, согревая в руке монету.

Она привычными движениями пробежалась пальцами по кнопкам, заставив запищать кассовый аппарат, и выудила из ячейки монетку в четверть кредита. Девушка сделала это машинально, не затратив ни секунды, и тут же опять вскинула глаза на посетителя.

Парень с видом тяжелой утраты, готовый в любой момент забрать металлический диск назад, бережно опустил свои полкредита на бортик кассы. Руку он тот час отнял, словно боялся, что монетка все-таки зацепится за один из пальцев и улетит обратно в карман.

Девушка почему-то тоже бережно взяла монетку. Парень получил взамен другую, поменьше, на голубом квадратике чека, и плавно уплыл к стойке бара. Недоверчиво оглядев посетителей, он взгромоздился на высокий табурет, нехотя вытащил руки из карманов куртки и застыл, упершись локтями в полированную поверхность. Он молча наблюдал, как растворился чек в приемнике на стойке, и его место заняла чашка чёрного кофе с маленькой ложкой и крошечным кусочком сахара на блюдце.

Она привыкла к нему за то время, что он проводил здесь, в единственном земном кафе на всем космопорте межзвездной базы. Она привыкла к его тоскливому взгляду, в котором настороженность — «не вызвал ли он своим видом в ком сострадание и жалость», мгновенно сменялась таким же тоскливым успокоением — «он один, и до него никому нет дела».

Он появлялся почти каждый вечер, обязательно неслышно и вдруг. Это, поначалу, ее забавляло, потом даже пугало. Конечно, среди множества миров, открытых человечеством за пару сотен лет, найдется немало чудес. Но все же, если человек появляется вот так, из ниоткуда, сразу становится не по себе. И понятно, почему она волновалась, внезапно увидев парня у своей кассы (отчего же еще ее сердечно начинало колотиться быстрее?)

Странный посетитель никогда и никуда не торопился. Молча сидел и слушал музыку, а она меняла диски в старинном музыкальном аппарате, который кто-то из прошлых хозяев кафе притащил с Земли вместе с кучей дисков, и пробивала чеки. Ни разу за вечер она не сходила со своего места до самого закрытия.

Однажды, включив очередную давно забытую песню и обернувшись, она снова увидела его возле кассы, не спрашивая пробила кофе и положила перед ним чек. Парень бросил на нее быстрый взгляд и выложил монетку в четверть кредита.

- Хм... я пробила вам кофе с двойным сахаром … - тихо сказала она и закусила губу, увидев как дернулась его рука, когда он потянулся за чеком.

Он молча, скользнув по ней взглядом, тяжело опустил еще один серебристый кругляш поверх первого. Больше он не поднимал головы и вновь не проронил ни слова.

- Дура я, дура! Ну кто меня просил? Ну зачем же так... - беззвучно зашептала девушка. По ее щекам заструились слезы, и она отвернулась от кассы, склонившись к музыкальному аппарату.

… Он никогда не встречал ее в космопорте, да и, вообще, где-нибудь на базе, только в этом кафе за кассой. Она была красива. Хрупкая золотая цепочка, струящаяся двумя тонкими ручейками с шеи в тёмный провал груди, казалась не украшением, а частью ее самой. Он не позволял себе долго смотреть на нее. Хотел, но не мог. Декольте ее чёрной курточки уходило столь смело глубоко вниз, будто портной резанул куртку ножом от ворота и почти до пояса. И каждый раз, видя ее в этой куртке, он хотел разорвать плотную ткань еще больше. Между двух холмов смуглой груди струилось русло золотой цепочки, и от этого вида у него начинала кружиться голова. Его тянуло туда упасть, будто он стоял не у кассы, а у края пропасти.

Он всегда занимал крайний стул у бара, а она сидела на своем месте, слегка склонив голову или подперев ее рукой. Другая рука девушки была опущена и скрыта перегородкой из тёмного углепластика. Возможно, она лежала на коленях, закинутых одна на другую ног, или просто была в кармане юбки или брюк. Он этого не видел.

Он стеснялся ее. Не раз хотел обронить какой-нибудь комплимент или завести разговор, но не мог. И, пожалуй, если бы она время от времени не отворачивалась от кассы, он так и не вошел бы в это кафе.

Кафе-бар «Комета» было единственным местом, где он мог позволить себе посидеть. Скудных сбережений хватало лишь на пару чашек кофе. После того, как девушка пробила ему чек на напиток с двойным сахаром, он понял, что она его жалеет. Страшно разозлился на себя, а потом решил, что это чистая случайность. Но впредь расплачивался всегда монетой в половину кредита.

В один из вечеров этот молчаливый посетитель сидел за своим привычным столиком с видом уставшего человека, которому некуда спешить.

- А ты чего это влез в эту шкуру?

Вопрос подвыпившего мужчины в форме звездного флота относился явно к нему. Парень удивленно, но спокойно глянул через плечо на вопрошавшего. А тот, слегка покачиваясь, пыжась от своей важности, стоял по-хозяйски расставив ноги, выгнув грудь колесом.

- Хочешь выглядеть ветераном? - ткнул вояка пальцем в нашивки армейской куртки, которая была на парне. - Все вы безмозглые сопляки! И эта сраная планета в системе Сириуса ничему вас не научила! Какого черта ты полез туда, парень?

- У меня не было выбора...

- Не мели чушь! Выбора у него не было... Ха! Выбор всегда есть, нужно только мозгами пораскинуть! Да,чего тебе объяснять! Ни хрена ты не поймешь!

Парень повернулся к пьяному вояке, опираясь локтем о стол.

- А чего понял ты, набравшись опилочным денатуратом? А? Почему ты не полез туда, куда нас гнали даже не спросив, хотим мы или нет? Где ты был, когда мы жарились под лучами враждебной звезды и лазеров своих же космолетов? А может ты знаешь ответ на вопрос, почему сотни тысяч ребят из десанта до сих пор улыбаются небу мятежной планеты?



Анна Ив

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: