280 Карат

Размер шрифта: - +

1.

1.
1650 г. Побережье р.Кришта, копии Колур

Он был великолепен. Вес 900 рати, голубоватый оттенок и поистине королевская огранка, данная ему от природы. Он был рождён для того, чтобы украшать великих императоров, королей, шахов. Он держал его в руках и сам не верил своим глазам. Вот для чего ему, бедному земледельцу была дана жизнь, вот для чего Всевышний его отправил на копии. Это было не наказание, как он думал раньше, а награда. Да, он его не получит, но одна мысль, что он держал в руках это великолепие, которое едва помещалось в кулак, грело его заблудшую душу.
-Ну, чего встал? – взвыл надсмотрщик, лязгнув кнутом по каменной стене. 
-Вот – едва выговорил он, демонстрируя камень. Поднялся шум, потому что каждый желал на него посмотреть. Началась давка. Повсюду слышались удары плетей, но сорвавшиеся с мест рабы желали узреть это чудо своими глазами. Удар плетью пришелся на подошедшего к нему Раду. Из раны, что образовалась на его руке, брызнула кровь, которая попала прямо на камень. Он уже просит жертв. Такие камешки просто так не достаются. Они всегда ждут жертв и кровопролития. И первую он заполучил. 

Нью-Йорк, наши дни 

-А, может, устроим свидание? – выкрикнул Алан вопрос в полный голос, оторвавшись от объектива фотокамеры. Мне оставалось только закатить глаза и тяжело вздохнуть. Снова на те же грабли? И ведь все вокруг прекрасно знают, что ещё месяц назад мы прекрасно уживались в одной постели, не то, что студии. Нет-нет, личное и работа для меня это две вещи, которые никак не могут быть совместимы, но в случае с Роджерсом не удержалась. Да и то, на работе мы старались не показывать своих отношений, если наши пятнадцати минутные ужины и бесконечные ночи секса, можно так назвать. Быстро надоело мне и теперь он хочет все повторить. 
-Я подумаю – отозвалась я, направляясь в свой кабинет. На столе завибрировал телефон входящим сообщением. Ой-ё! А их тут и не одно. Хоть бы из глаз кровь не пошла от маминых селфи. Мне профессиональному фотографу такие вот «себяшечки» жутко раздражали. Даже свой автопортрет нужно уметь снимать. Ох, мамочка! Пролистала чат. Вот, а это мне уже больше нравится, чем ее ушки Микки Мауса. Счастливые глаза моего сыночка, который исследует впервые французский Дисней Лэнд. Понял парняга, что с мамой ловить нечего, и удрал к старикам на каникулы. А они уже балуют как хотят. И попробуй возмутись…
«Я их в соцсети выбросила. С тебя лайки» - последовало словесное сообщение, которое заставило меня поднять глаза к потолку и тяжело вздохнуть. Ну, началось! И между прочим на ее страницы подписаны тысячи людей. Конечно, я не считаю популярность лайками или подписчиками, но людям интересно, как оказалось. Ладно, не об этом.
Листаю ленту Инстаграм, куда уже несколько дней не заходила и вуа-ля! Какое же знакомое лицо, правда, затонувшее в лохматой шевелюре и бороде. А из-за загорелого плеча выглядывает выцвевшая без косметики с огромной кучей веснушек на коже курица-Кара. Бррр! Не самое приятное зрелище. Но, думаю, что название местоположения, такое как «Мале. Мальдивские острова», говорит само за себя. Люди счастливы, люди отдыхают. А ты тут пашешь, как ломовая лошадь, зарабатывая имя и репутацию. А иначе никак. Если не работать, то тебя сожрут конкуренты, разобрав по кусочкам. Хороших фотостудий много, но твоя должна быть самая лучшая, чтобы у тебя были клиенты и работа. Вот я и стремлюсь к этому, забыв о том, что такое отпуск, в котором не была уже три гребанных года. И единственная радость в жизни – это сын, который иногда выхватывает маминого внимания. А теперь, в десять лет он сам в праве решать, где ему проводить каникулы. И радость моя ускользнула к бабушкам и дедушкам. Потом, скорее всего, поедите к отцу, когда тот со своей новой пассией вернётся с Мальдив, и эта сволочь найдет для ребенка время, не то, что неродивая мамаша. Вот так и живём.  
Да и вообще, на отсутствие мужского внимания я никогда не жаловалась, но в последнее время поняла, что я лучше посплю лишний час, чем займу его потрахушками. Хронический недосып медленно превращался в депрессию, и ощущение, что я беру на себя намного больше, чем могу вытащить. И гребла из последних сил.
Хотя казалось, дед мультимиллионер, папа работает при посольстве, у бывшего мужа денег тоже дофигища, ещё и кровей аристократических, и сыну он постоянно помогает. Вот только приходится всегда доказывать, что я достойна фамилии, которую ношу. Не очередная балованная кукла, а человек. 
И так же, как и у любого нормального человека были трудности. Поднимала свою студию с нуля, собирала первоклассных фотографов, нарабатывала клиентуру и воспитывала сына.
Когда я приехала в Нью-Йорк, Марку было два года. У меня даже на нянечку средств не было, потому что при разводе переругалась с родными. Поддержала меня только моя бабуля, которая бросила все и приехала ко мне. Вплоть до того момента, когда Марк пошел в школу, она занималась им, посвятив себя правнучку. Ее не стало полтора года назад, и ее уход прежде всего тяжело перенес мой сын, которому она была ближе даже, чем мама. Но, как говориться, мы и с этим справились, потому что жизнь продолжается. С ее похорон я как раз и мужа своего бывшего не видела. Марк повзрослел и теперь не боялся самостоятельно перелетать Атлантику, чтобы попасть к отцу. А я спокойно вздохнула, ведь теперь мне не придется с ним встречаться. Только вот зачем мы подписаны друг на друга в соцсетях я до сих пор не знала. Наверное, чтобы сохранить иллюзию перед сыном, что у нас все ещё хорошие отношения. Но, в виду обиды, я до сих пор не могла с ним находиться в одном помещении больше пяти минут, чтобы не поругаться. А тут ТАКОЕ. Он счастлив, а меня это бесит, вместо того, чтобы порадоваться за мужика. 
Ладно, я тоже человек, и тоже имею право на личную жизнь.
-Если ты хочешь свидание – вышла я снова в зал, обращаясь к Алану – Ты должен меня удивить. 
И должна заметить, у него это прекрасно получилось.
Ну, начнем с того, что мы ужинали под Бруклинским мостом в ресторане «River Cafe», который расположен на старой барже. Самое романтичное место, что когда-либо я посещала. Всегда хотела сюда попасть, но никак не могла добраться, а может, просто было не с кем? 
В интерьере огромное количество цветов, вышколенные официанты, на входе тебя встречают, как совершенно родного человека. А из окон открывается прекрасный вид на Манхеттен. Черные, на фоне закатного неба, небоскребы, мириады светящихся окон, живая лента мерцающих стоп-сигналов на трассе FDR. Это зрелище захватывает. А напротив красивый мужик, который доволен собой и твоим восхищённым видом. Эта его самоуверенность цепляет, тем более в сочетании прекрасным телом бывшей модели, зелёными глазами, лёгкой полуулыбкой, смесь получается на столько атомная, что заставляет терять бдительность и рушить кирпичные стены. 
-Романтики в последнее время мне, действительно, не хватало – вдыхаю запах прекрасного красного вина, смотрю на него и сердечко предательски колотится.
-Я рад, что сумел тебе угодить. Может, попробуем снова все начать?
-Ну, если перед тем, как тащить меня в постель ты обещаешь мне подобные мероприятия, я не против – пожимаю я плечами.
-Так вот что, оказывается, нужно Снежной Королеве – улыбается он.
-Забота, ласка и внимание. Список не большой.
-Стоп – остановил он меня – Поверни голову к окну – я повинуясь, выполнила его просьбу. Даже задумалась, ещё раз улицезрев потрясающий вид, пока не услышала щелчок затвора. 
-Ты фотографируешь? – я даже немного удивилась.
-Потрясающие кадры – продемонстрировал он мне дисплей фотокамеры – И ты потрясающая.
МММ! Как мило! Как же он пытается угодить, этот гаденыш! Умеет же, когда хочет. Ладно, заслужил бонус. Его он получил по дороге до дома, в виде поцелуя. Ладно, к черту все! Хочу мужика. Не все же Катсдорфу кувыркаться с тупыми модельками. Только в моем случае, Алан является бывшей моделью. И далеко он не стал уходить, став фотографом. Ладно-ладно, делаю я это не на зло бывшему, мне просто нравится Алан. Вот и все! И в постели он великолепен. Ну, вот сейчас мы в этом ещё раз убедимся. Лишним не будет.
На страничку загружаю фото из ресторана, которое оперативно появилось на моей электронной почте. Подписываю «Чудесный вечер! Чудесный мужчина(отмечаю Алана)! Чего ещё женщине надо для счастья?» Один-один, Катсдорф. И это ты в любом случае увидишь. 
Блин, чувствую себя подростком. Пытаюсь насолить мальчику, который меня обидел. А мальчику скорее всего, по большому счету, абсолютно все равно. Ладно, зато душа спокойна.
На двадцатом этаже, где находится моя квартира, мы оказываемся в объятьях друг друга, срывая по пути мешающую одежду. По сути, пофиг на соседей. Это в России на тебя бы пялились, поливали грязью и тыкали пальцем. Здесь, на сколько я поняла, к подобному относятся немного проще. По крайней мере, сумасшедшие бабульки в глазок за тобой не следят.
Но оказавшись в квартире, я поняла, что что-то не так. Не знаю, какое-то шестое чувство, неприятное такое, липкое, разливающееся по позвоночнику холодком. У меня так всегда, когда должно произойти что-то плохое. Вот потом и не верь, что у человека не может быть интуиции, или как я это называю, чуйки.
Боль в затылке, и я уже теряю сознание. Наверное, это происходит именно так, ведь как по-другому, я не знаю. Меня ни разу не били по голове. Да и ещё в собственном доме. И не связывали, потому что когда я пришла в себя, оказалось, что конечности мои крепко сцеплены скотчем. Универсальное средство, кстати. 
-Очнулась, Голуба – совершенно русский язык, без всяких акцентов, да и рожа, которая упивалась моей беспомощностью, походила на бывалого зэка. Мне это точно не нравилось. Но Голуба очнулась, и начинала паниковать, потому что не понимала, что происходит. И вид валяющегося бездыханного тела Алана точно не наводил на позитивные мысли или не способствовал продуктивному разговору. А что он от меня требовался, я сообразила быстро. Истеричные женские слезы, которые появились из-за страха начали обжигать щеки. Понимала, что это их не пройдет, но они бежали. Я же все таки девочка и могу в таких ситуациях пореветь. Наверное, это защитная функция организма. А ещё не хотелось умирать в столь молодом возрасте. Мне же ещё Марка женить, и свекровью побыть скверной нужно, и внуков поняньчить.
-Не скули – оскалился незнакомец. Ой, знал бы он, как это тяжело.
-Ну, Вася, не пугай девушку – появился из полумрака ещё один мужик. Этот вроде поприличнее, и выглядит достаточно ухоженно. Вот только дело в том, что он ворвался в мою квартиру. Тут все, что ты могла подумать об этом человеке совершенно не имеет смысла.
-Кто вы? Что вам надо? – выдает первые вопросы скованное страхом горло. А тон ничего так, достаточно уверенный.  
-Правильные вопросы задаёшь, красивая. Мы друзья твоего мужа.  И кажется, он нам кое-что задолжал. 
Кто бы сомневался, что дело в Катсдорфе. Это же все так очевидно. Проблемы создаёт тот, у кого есть деньги, а у него их полно.
-А я при чем?
-Ты не при чем. Но ваш сын живёт с тобой – я нервно дернулась. Материнский инстинкт толкал на то, чтобы вцепиться ему в горло. Но я была связана, к моему великому сожалению.
-Если тронешь…
-Не трону, если Граф достанет мне камень, который у меня же и украл. Видишь, я не ошибся, когда летел именно к тебе. Мать всегда готова порвать недруга за свое чадо. Передай мужу, я вернусь завтра.



Виктория Осадчая

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться