31 взгляд

Говорит Аннет

(Сидит в тонком платье, стянутом на талии. В руках зажигалка — огонек гаснет и вспыхивает. Она смотрит на него, потом поднимает глаза).

Я не могу долго ждать. Хочется быстрее закончить эти дела. (Пауза). Думаешь, это моя? (Протягивает мне зажигалку. На блестящем боку выгравировано "Х".) Это Макса. Он мне ее дал, чтобы не было так страшно. 

(Она делает глубокий вдох, отводит взгляд опять на зажигалку). Когда я была маленькой, со мной случилось... Случилась одна история. Не могу сейчас сказать, что именно. Нужно просто понимать... (Вертит зажигалку в руках. Сидит сгорбившись.) Учитывать... В общем, просто учитывать это. Она повлияла на мою жизнь. Эта история. (Вздыхает и горбится еще больше. Ее лицо почти касается коленей. Можно подумать, что у нее болит живот).

Из-за всего этого, я стала очень... Хм... (Слова даются ей тяжело. Она постоянно делает паузы, взгляд скользит по комнате. Видимо встреча затянется. Словно подумав о том же, она начинает тараторить). Я стала очень замкнутой, необщительной, молчаливой. Ходила все время одна, носила с собой лезвие, одевалась в темное. Один раз я молчала целый год. Родители меня даже врачам показывали. 

(Темп речи опять замедляется. Она двигается глубже в кресло, подбирает ноги, обхватывает их руками). А потом появился он. Такой спокойный. Вежливый. Готовый ждать. (Отрывает руку от колен, делает взмах). Чистый. Выглаженный. Не знаю уж, что он во мне разглядел. (Она прижимает подбородок к коленям, начинает дрожать. Я протягиваю ей плед, она кутается, заворачивается. Видно только личико. Она прерывисто вздыхает. Рассказываю о том, что можно плакать, и она закрывает лицо руками. Всхлипы. Проходит несколько минут.)

Мы поженились. Мне восемнадцать. Ему тридцать восемь. Мама счастлива — слава Богу, пристроили. Кому ты такая нужна — так она мне говорила. Я торжествовала —  я кому-то нужна. Остальное меня не волновало.

Первым делом мы выбросили всю мою старую одежду. (Она немного выпутывается из пледа). Выкинули все мои цепочки, лезвия, картинки. Сняли темные шторы, перемыли полы, принесли цветов. Квартира стала похожа на нормальное жилище.

Потом он купил мне одежду. Сплошь платья. Чулочки, рюшки, бантики. Я была готова на все ради него. Только бы он не ушел. Я всегда была дома. Любое его желание исполнялось мгновенно. (Она опускает голову на колени). Да что тут говорить. Первый год у меня даже не было своих ключей от входной двери. Он мог меня запереть и уйти. Я сидела дома и чистила кружки. 

(Пауза). Он знал, что у меня не может быть детей. С самого начала. Говорил, что для него это неважно. Но я в это не верила. 

И вот однажды (глубокий вдох) он закатил мне дикий скандал. Мне было больно, когда он... касался меня. (Она прячет лицо в коленях). Ему это не понравилось. Он кричал. 

В тот момент я увидела в нем Его. Того, из истории детства. Тот тоже кричал. Я испугалась, вдруг и этот ударит меня. Как в тот раз. Как тогда. Вдруг все повторится? Все эти наручники, ссадины, таблетки. 

Всю ночь меня трясло. Я не могла пройти через это еще раз. (Она поднимает голову). На следующий день я собрала свои вещи. Их оказалось немного. Дождалась его и сказала, что ухожу. Он даже не пошевелился. Ни слова не произнес. Так и стоял, пока я уходила. А я радовалась, что он не бежит за мной. 

Первое время я жила у мамы. Мы ночевали в одной комнате с сестрой. Она и познакомила меня с Максом. Но речь не об этом сейчас.

Так я от него ушла. И... (Она поднимает голову, отводит взгляд). И на следующий день он себе вены вскрыл. Пытался покончить с собой. (Она убирает волосы за уши, поворачивается ко мне. Взгляд исподлобья). Как думаешь, это я виновата?



Таня Шер

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться