31 взгляд

Говорит Стэн

Когда мне становится совсем плохо, я пью кофе. Эль говорит, что у меня кофеиновая зависимость (улыбается). Она запрещает, отбирает чашки, прячет зерна, нычит и таит. Как будто это может остановить меня. Когда мне становится плохо, я начинаю пить кофе. Этого не изменить.

Я делаю глоток, и по телу расползается пятно тепла. Согреваются руки, распускается комок в горле, расслабляются скулы и пропадает эта дурацкая, натянутая улыбка. Ты опять пил — кричит она. (Искажает голос, передразнивая Эль). И бьет кружки. Фарфоровые осколки в кофейном налете звенят по паркету. Я смотрю на нее. Она прекрасна. Кофе расслабляет, и я ни о чем не беспокоюсь. Ко мне не приходит чувство вины. Это всего лишь кофе. Не алкоголь, не никотин, не наркотик. Крепкий, ароматный напиток, который помогает мне почувствовать себя живым. (Достает из кармана ключи, вертит их в руках. Три ключика звенят в его пальцах.)

Когда я так рассказываю об этом, может сложится впечатление, что я кофеголик. Это не так. Я пью редко. Я могу самостоятельно поддерживать себя, выживать, стараться быть в форме. Но когда силы на исходе, что еще может помочь?

Небо становится темным, тяжелым и грозовым. Оно опускается к земле, я ощущаю его затылком. Нечем дышать. На плечи наваливается тяжесть, ноги едва отрываются от пола. Шаркая ботинками, я бреду к подъезду (он поднимает руку с ключами, звенит ими). Открываю дверь, медленно, едва-едва касаясь ключей кончиками пальцев. Она распахивается медленно, тяжело, воздух тянется за ней, и меня несет в комнату этим могучим течением. Я — лишь тростинка, высохший тростник. 

И там в комнате она. Эль. В темном шелковом платье. Свет фонарей, проникающий сквозь наше узкое окно, высвечивает темные круги под глазами. Она выглядит изможденной. Тени сгущаются, пол уходит из-под ног. Я спешу к кофеварке, но мои движения выглядят замедленными, словно я иду под водой. Эль провожает меня взглядом. Ты что опять собираешься пить? (передразнивает). За окном сверкает молния. Эль решительно встает, всплескивает руками. Поздно. Кружка уже наполняется темным. Я вдыхаю горький аромат. Он обжигает меня изнутри. Делаю первый глоток. Отлично. (На его лице появляется блаженная улыбка).

Наконец, открываю глаза. Платье Эль стремительно светлеет. Легкий ситец и нежные васильки на юбке. Она великолепна в гневе, как весенняя гроза. Глаза лучатся пронзительным светом. Каждое ее движение наполнено молодостью. За окном весеннее утро. Крошечная цветная птица поет у нас на подоконнике, а в саду цветут розы — комната наполнена их ароматом. 

Еще глоток. Мне снова хочется жить. Эль выбивает чашку из моих рук, и она с мелодичным звоном падает на пол, раскалываясь на тысячу звонких кусочков. Эль расшвыривает их ногами, кричит. В каждом ее движении кипит страсть. (Он прикрывает глаза, поджимает губы, словно причмокивая. Вытягивается в кресле и убирает руки за голову.)

Когда мне становится совсем плохо, я пью кофе. 



Таня Шер

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться