365

Размер шрифта: - +

343

25 мая 2017 года

Четверг

В подтверждение гипотезы о том, что причины поцелуя были исключительно в работе – и ни в чём другом, разумеется, - весь сегодняшний день они с Александрой обсуждали исключительно проект, на уважительном расстоянии друг от друга, и едва ли не перескочили на вы. К обеду, правда, Саша немного успокоилась, и они дружно сделали вид, будто бы ничего не произошло. Она, впрочем, не казалась оскорблённой – Игорь подозревал, что это тоже возможно, - или униженной – это относилось к немного другому типу девушек. Она вообще была нормальной, только, может быть, не знала, как правильно себя вести. Это ему, по меньшей мере, было понятно – и логично, сам, придя утром на работу, сомневался, что вообще ей говорить.

Игорь, мягко говоря, плохо разбирался в психологии. На мужчин-коллег на работе можно было, впрочем, прикрикнуть, и они всё-таки принимались за дело, хоть и ворча. И послать их куда подальше тоже было довольно просто. С Сашей все проверенные методы их прочного коллектива не срабатывали; его не слишком-то широкий опыт общения с противоположным полом тоже был отбракован и отброшен в сторону. Нет, у Игоря были девушки – ну, кроме Веры и тех случайных барышень, которые тоже не потрудились запомнить, как его зовут, аж три. Первую отбраковала мама. Игорь отчаянно сопротивлялся, но тогда они были ещё студентами второго-третьего курса, и Олеся, впрочем, сдалась первой. Не слушать его мать было довольно трудно – это надо было обладать воистину бабушкиным характером.

Игорь подозревал, что если б встретил такую, как Ева Алексеевна, он бы её просто так не отпустил.

Вторые более-менее серьёзные отношения не сложились просто так, уже без постороннего вмешательства. Они разошлись мирно, даже, кажется, без инициативы с чьей-либо стороны, разъехались по разным городам и как-то плавно перестали общаться.

Третьи… что ж, третьи закончились с появлением в его жизни нынешней работы – и тоже как-то сами по себе. Им вдруг стало не о чем разговаривать. Вера продержалась долго, и Игорь подозревал, что причина была в том, что она ничего к нему и не чувствовала. Иначе его вечная занятость начала бы волновать её куда раньше. Он предполагал, что сначала, может быть, даже влюбился – иначе как объяснить то, что они столько времени строили вид, что вместе? Вера умела задурить голову кому угодно.

Но никогда – ну, может быть, в первых отношениях, - он не испытывал к девушкам чего-то того, что было к Саше. Она была умной. И она его понимала, по крайней мере, по работе.

Потому и примирение – точнее, обратное сближение, - вышло как-то само собой. У Петра, джуна пятого года работы – можно было уже давно научиться чему-то большему, чем он умел, - не шёл код, эрроры они искали всем офисом, перебирая целые листы выскочивших эксепшенов, и как-то незаметно перешли на перепланировку наследуемой классовой цепочки, а потом и коллеги отсеялись от компьютера, и сам Пётр куда-то пропал, и Игорь, взглянув на часы, обнаружил, что они договорились до позднего вечера. Компьютер только тоскливо моргал, а равномерно быстрый стук клавиатуры, кажется, был единственным звуком во всём офисе. Саша ещё дописывала запланированные несколько строк – она ощутила странно и опасно звенящую тишину спустя минуты две, когда вскинула голову и тоже оглянулась. Было пусто, а в коридоре, наверное, ещё и темно. Свет в их кабинете горел, и довольно ярко, но все остальные мониторы давно уже погасли.

Не осталось ни единого человека.

- Кажется, мы немного засиделись, - наконец-то неуверенно промолвила Александра. – У нас на прошлой работе обычно все вместе уходили, никому оставаться не разрешали…

- Если кто-то попытался бы вывести Регину раньше, чем она захочет уйти сама, то она бы этого человека мигом уволила, - вздохнул Игорь, вспомнив о крутом характере начальства. – Потому лидов и шефа у нас обычно не трогают.

- Меня должны были бы вывести, - не отрывая взгляда от монитора, отметила она. Гулко щёлкнула в тишине мышка, и красный крестик под нею на мгновение моргнул более тёмным цветом.

Компьютер Саша пока не выключала, хотя и закрыла уже среду программирования. Казалось, она гипнотизировала фиолетовый экран операционной системы, словно ждала, пока та выдаст какое-то предложение.

- Кто тебя выведет, если я здесь? – усмехнулся Игорь. Окрашивающая обычно экран в лилово-фиолетовые оттенки Убунта, кажется, не спешила реагировать на гипнотизирующий её Сашин взгляд, потому он осторожно отобрал у неё мышку и сам спешно щёлкнул по высветившейся иконке в правом верхнем углу. Не требуя ни пароля, ни особого внимания, операционная система послушно завершила свою работу; в последний раз продемонстрировал свою заставку вездесущий "гном", и монитор почернел.

Игорь носком туфли ударил по кнопке под столом, отключая питание. Офис он уже давно знал, как свои пять пальцев, и мог ориентироваться тут даже в сплошной темноте, но Саша очередному щелчку удивилась, хотя у неё рабочее место в точности повторяло это, разве что стояло в другом конце комнаты.

- Мне стоит извиниться за вчерашнее? – спросил Игорь, всё ещё не отодвинувшись – работая за одной клавиатурой, они находились очень близко друг к другу, а теперь пора б уже и сбежать, но девушка почему-то не спешила это делать.

- А если я попрошу, чтобы это больше никогда не повторилось? – оглянулась на него Саша. – Ты согласишься?

- А ты попросишь? – тон звучал почти шутливо. – Каковы, в таком случае, причины?

- А у вас разве не осуждаются служебные романы? Ваша Регина относится к этому, мне кажется, серьёзно.

- Ты видишь здесь Регину?

- Она вернётся.

- Регина осуждает отсутствие результата, - ответил Игорь. – А результат есть. И он лучше, чем раньше. Как говорит моя мать, "каждому художнику нужна муза". Правда, потом она добавляет, что всем представителям сухих профессий – вроде хирургов или программистов, - не стоит забивать её вдохновение, но разве ж это не созидание? – он кивнул на погасший уже монитор.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться