365

Размер шрифта: - +

312

25 июня 2017 года

Воскресенье

- Убирайся! – встретил в Сашином подъезде Игоря её же возмущённый, громкий крик. – И чтобы я тебя здесь больше никогда не видела, придурок!

Он застыл. Девушка была на своём третьем этаже, он – не пересёк ещё и границы второго. Логично, что крик, даже такой натуралистичный, не мог быть направлен по отношению к нему, но всё равно на мгновение стало как-то не по себе. Игорю даже в какое-то мгновение показалось, что ему б лучше развернуться и уйти, но в тот же миг мимо буквально пролетел какой-то мужчина.

- Это моя работа! – остановившись на лестничной клетке этажом ниже, крикнул незнакомец. – Я за неё получаю деньги! И теперь вы мне должны штраф!

- Я?! – возмутилась Александра, перегибаясь через перила. – Ещё одно слово, и я открою дверь и выпущу Магнуса!

- Такая же придурошная, как и твой отец! – возмущённо провозгласил он. – Проклят будет тот, кто решит связать с тобой свою судьбу! – витиеватое выражение могло принадлежать разве что какому-то актёру, судя по всему пафосу, что он в него вложил. – Твой отец будет платить мне неустойку!

- Хоть до гроба, - фыркнула Саша. – О, Игорь, - она, казалось, немного смутилась своего громкого крика. – Ты ко мне?

- Парень, беги, - заговорщицким полушёпотом посоветовал мужчина. – У неё совершенно неадекватный кот. Он расцарапал мне все руки, укусил за лодыжку и прорвал штанину. А эта ещё и взяла в руки сковородку! Если хочешь остаться жив, попомни моё слово, не переступай порог её сумасшедшей квартиры и не бери деньги у её придурковатого папаши. Чтоб он своими баксами подавился!

И, тихо матерясь под нос и одёргивая футболку, действительно изодранную в районе рукава, он спешно помчался вниз, больше не обращая на Игоря никакого внимания.

Саша всё ещё стояла на лестничной клетке, упираясь ладонями в деревянные поручни, и тяжело дышала. Она явно побледнела, и, кажется, не только от гнева: от гнева так ртом воздух не хватают.

Игорь бросился к ней наверх – и успел, признаться, вовремя. Она пошатнулась и, закатив глаза, едва не упала кубарем вниз, вслед за гостем, изгнанным несколько минут назад, но, благо, оказалась в чужих объятиях, что было всяко надёжнее, чем ступеньки и окно, расположенное на диво низко, вероятно, чтобы удобнее в него было выпадать.

Она не двигалась несколько секунд, а после, встрепенувшись, горделиво сбросила руку Игоря с талии и потянулась к двери, но шаги всё ещё были медленными и неуверенными.

- Ми-а-а-а-ау! – раздалось громкое изнутри. – Ми-а-а-а-ау!

Звуки напоминали о том, как кто-то ножом попытался бы порезать стекло, но Игорь предполагал, что это Магнус уцепился в что-то когтями и повис на особенно скользкой поверхности, пробиваясь к своей хозяйке.

- Ми-а-а-а-а-а-у! – повторилось опять. – Миа-а-а—аа-а-а-а-!

Игорь открыл дверь сам, свободной рукой осторожно поддерживая Сашу за плечи. Она немного приободрилась, когда кот, узрев хозяйку, радостно спрыгнул с двери – это на ней он повис, - и принялся тереться о её ноги, но всё равно дышала с трудом.

- Может, врача? – обеспокоенно спросил он, вспоминая отцовский номер и его же график дежурств.

- Всё нормально, - Саша опёрлась спиной о стену, всё ещё опираясь об Игорево плечо, и шумно втянула носом воздух. – У меня нервы просто пошаливают. Папа… женишка прислал. Актёра из местного театра. Он думал, что я не пойму! – она зажмурилась. – Даже не спрашивай меня о том, зачем он это сделал.

Игорь не стал. Саша и так была бледна, будто стена, и явно не собиралась распространяться об адекватности собственного родственника.

Он же вспомнил стычку с матерью и подумал, что зря предъявлял ей претензии. Может быть, его мать и была не гением и не верхом понимания и логики, но всё же, иногда ограничивала собственную бурную деятельность и уж точно не собиралась вредить сознательно.

Саша устало ткнулась лбом ему в плечо и, очевидно, закрыла глаза. Игорь почти слышал, как гулко билось в груди её сердце – и, перехватив запястье, под пальцами почувствовал излишне участившийся пульс. Считать удары было делом неблагодарным; казалось, число превышало и полторы сотни, что в условиях отсутствия физической нагрузки ни о чём хорошем не свидетельствовало.

Александра, казалось, немного расслабилась. Опустились плечи, да и тело потеряло излишнюю напряжённость; она осторожно высвободила руку из его хватки, но только для того, чтобы обнять в ответ, и так и стояла, плотно зажмурившись и делая вид, будто бы не слышит ни единого слова, что он мог бы прошептать ей сейчас на ухо.

- Ничего не говори, - попросила Саша совсем-совсем тихо. – И не вспоминай о моей родне, пожалуйста. Я знаю, что мой отец ненормальный. И знаю, что это должно бы тебя пугать.

- Меня это не пугает, - рассмеялся совсем тихо Игорь, - просто возникают не слишком законные желания. Но это, кажется, совершенно нормально.

- Да, в представленной ситуации – более чем, - согласилась Александра. – Ты, наверное, пришёл посмотреть код…

Она подняла голову, чтобы сказать что-нибудь ещё о работе, но не успела проронить ни слова. Игорь склонился к девушке, касаясь её губ поцелуем: и Саша, казалось, сама подсознательно ожидала этого. Она прижалась к нему ещё крепче, будто бы искала защиты, и мышцы наконец-то потеряли остатки напряжения. У девушки разве что не подкашивались от усталости ноги; она, минуту назад натянутая, словно струна, теперь почти повисла на его плечах.

Игорь сжал её в объятиях, не выпуская из рук, и каким-то образом пропустил момент, когда Магнус, напрягшись, прыгнул.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться