365

Размер шрифта: - +

223

22 сентября 2017 года

Пятница

- Нам надо серьёзно поговорить, - заявил Игорь прямо с порога, захлопывая за собой дверь. Лёра, забравшаяся на диван в туфлях, подскочила, оглянулась, словно ожидала увидеть что-то опасное, поняла, что это всего лишь он, и вернулась на место. Правда, избавилась всё-таки от обуви и теперь смотрела уже не на экран телевизора, а куда-то в стену.

Нащупав одной рукой пульт, она спешно тыкнула по красной кнопке и дождалась мелодии, обозначающей отключение телевизора. Та, громкая, назойливая и, к сожалению, неотключаемая, кажется, немного успокоила Валерию, и она посмотрела на чёрную поверхность со странным интересом.

- Мне плевать, - заявила она безэмоционально, - что тебе или кому-то там ещё звонят из вуза.

- А мне должны оттуда звонить?

Она вздрогнула и посмотрела на Игоря со странным смятением, словно задаваясь вопросом, действительно ли он серьёзен. Но тот был холоден и сосредоточен, а Лера, кажется, поняла, что прокололась и выдала некую тайну.

- Из этого я могу сделать вывод, что университет ты не посещаешь.

Ольшанский обошёл диван и занял компьютерное кресло, про себя словно невзначай отметив, что его кто-то успел сломать. Разумеется, обвинить всегда легче всего было Магнуса, он любил разгоняться и запрыгивать на этот стул, толкать его своим весом вперёд и биться о стены, вот только за два месяца таких испытаний ничего не произошло. А вот Лера, очевидно, повторяла за котом, а весила она значительно больше.

- Но разговор будет совершенно о другом.

Лера напряглась ещё больше, вероятно, поняв, к чему клонил Игорь, и отвернулась от него, так демонстративно, что мужчина с трудом сдержал рвавшийся на свободу смех.

- Я так понимаю, это благодаря тебе и каким-то твоим словам или укорам Саша решила вдруг уйти из дома. И сделала она это так быстро по той причине, что ты ей сказала что-то дурное. Я прав?

Лера молчала. Её сосредоточенный взгляд, кажется, мог выжечь дыру в телевизоре. Игоря это не волновало – у него хватило бы денег на новую технику, даже если б Валерия попыталась что-то разбить.

- Я прав, - подытожил он. – Ты забываешься, моя дорогая.

- Она мешает! – вспыхнула Валерия. – Ты разве не видишь? Командует мною, вьёт из тебя верёвки! Я всего лишь сказала ей чистую правду о том, что ты её терпишь только потому, что у тебя с бывшей ничего не клеилось. А любить мужчины вообще не способны, так что…

Поток слов вдруг прекратился. Валерия поняла, что он всё ещё сидел молча.

Он выглядел совершенно равнодушным. Не следовало задавать какие-нибудь определённые вопросы, чтобы понять: Ольшанский услышал всё до последнего слова, но до сих пор не собирался срываться на крик, бросаться на свою гостью или что-то ей доказывать. В его глазах сквозило ярко выраженное равнодушие.

- Я не буду угрожать тебе, - холодно сообщил он, - но ты должна понимать, что покинешь этот дом, если Саша того захочет. Мы с ней собираемся пожениться. Как можно скорее. И я искренне надеюсь на то, что ты не станешь больше говорить ей те гадости, что высказала, я так понимаю, в субботу.

Лера подтянула колени к груди и стала напоминать вдруг побитую, несчастную собаку или котёнка, которого только что окунули в холодную реку. Но у Игоря эта поза не вызвала никакого сочувствия.

- Ты живёшь здесь, потому что меня попросила моя мать, твоя крёстная, - продолжил Ольшанский. – Подозреваю, что и тебя она о чём-то попросила, что Саша ей заочно не нравится и далее по списку. Но мне всё равно, что вы об этом думаете. Если ты не будешь вести себя так, как полагается прилежной студентке-первокурснице, то можешь забыть о квартире в центре города и о возможности спать в чистом доме, а не среди тараканов.

- Это нечестно, - всхлипнула Лера. – Почему каким-то сушёным воблам всё, а мне ничего? За что ей так повезло? Как ты вообще можешь её любить? Она же занудная! Не делай то, не делай сё, не сиди так, не сиди сяк, не готовь то, не готовь это, употребляй правильную пищу! Да она тебя заморит такими темпами, ты не понимаешь, что ли? Жить без драйва – это как не жить вообще! Мелет какую-то ерунду о своих кодах, о своей работе…

Лера почти спорхнула с дивана и бросилась к нему. Игорь застыл он удивления, когда она опустила руки ему на плечи и заглянула в глаза, такая неожиданно вдохновлённая и даже похорошевшая от своего порыва, что её можно было и не узнать.

- Мужчине нормальная женщина нужна! – заявила она. – Которая будет сидеть дома, рожать детей и радовать его тем, что красивая. А эта только и думает: работа, работа… Я вот ей сказала об этом, о детях и всё такое, вот она и психанула. Потому что она тебе не пара, понимаешь, Игорь? Не пара! Она какая-то жалкая, скучная старая дева! Даже залететь не смогла, пока с тобой живёт, а любая нормальная это давно уже сделала бы!

Пожалуй, Лера думала, что он будет кричать. Заявит, что она неправа. Но Ольшанский только смерил её холодным взглядом и протянул:

- Надеюсь, ты меня услышала. Если Саша услышит что-нибудь в этом роде от тебя – ты знаешь, что будет. Приятной учёбы. Отныне я буду возить тебя туда сам. И поговорю с преподавателями.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться