365

Размер шрифта: - +

218 - 217

 

218

27 сентября 2017 года

Среда

Когда Игорь вышел на утренний митинг, не удивилась только Саша, что естественно: её-то он предупредил, что сегодня придёт собственнолично. Дима обрадовался, Егор закатил глаза, Виктор и Пётр переглянулись и решили, что им скорее нравится эта новость, чем не нравится.

Сева демонстративно отвернулся и сделал вид, будто бы не заметил его и совершенно точно не собирается здороваться. Игорь ответил ему радужной улыбкой, дождался, пока Всеволод закашляется от возмущения и вынул бумаги из папки с распределёнными задачами.

Весь коротенький митинг на него смотрели, как на свалившегося с небес. Всеволод тренировал свой особенно пылкий взгляд, призванный, вероятно, прожигать насквозь, а когда с убиением жертвы на месте ничего не удалось, сделал вид, что ничего не слышит. Не расслышал он в первую очередь несколько серьёзных, весьма существенных замечаний относительно его провалов в работе, потом долго-долго смотрел туда, где должно быть окно – окна в этом зале не было, между прочим, - и, стоило только Игорю договорить, с мечтательным взглядом поплёлся прочь.

- Стоять! – окликнул его Ольшанский. – Иди-ка сюда, горе-работник.

Весьма демонстративно вздрогнув, Сева оглянулся и постарался посмотреть на Игоря, аки невинное дитя. Разумеется, Ольшанский был отнюдь не настолько глуп и доверчив, чтобы принять выражение, отпечатавшееся на чужом круглом лице, за искреннее недоумение.

- Что-то не так? – натянуто спросил Всеволод, одёргивая свою вечную рубашку, на которую уже никто в офисе не мог смотреть, застёгнутую наглухо, с тремя пуговицами на воротнике. – Мне надо начинать работать…

- В кабинет, - рыкнул Игорь, не давая времени одуматься, и, повернувшись спиной к сотруднику, уверенно последовал к себе.

Потрясённо оглянувшись и убедившись в том, что никто не спешил его спасать, Всеволод поплёлся следом за начальством.

В кабинете, в котором ему прежде никогда не приходилось бывать в качестве провинившегося, Сева поспешил занять стул, но под тяжёлым взглядом Игоря понял, что что-то не так.

- Встань, - приказал Ольшанский. – Немедленно. Тебе никто садиться не предлагал.

- Но я…

- Значит, слушай сюда, - промолвил он. – Ты знаешь, что это такое?

Сева проводил взглядом тоненькую папку, в которой содержались неизвестные ему бумаги, и отрицательно покачал головой.

- Это твоё личное дело. Со всеми твоими повинностями на работе, с контрактом, на котором стоит твоя подпись. А знаешь, какие там перечислены правила и обязательства? А я вот знаю, хотя, по твоему убеждению, занимаю место Регины не по праву. Пускай, - Игорь коварно улыбнулся, - но даже если это и так, я всё ещё имею право тебя уволить. За невыполненные задачи, три подряд. За распространение слухов – между прочим, тут есть раздел, касающийся корпоративной этики.

Всеволод помрачнел и опустил голову, с трудом сдерживаясь, чтобы не снизойти до оскорблений.

- Парламент по тебе плачет, - пробормотал он. – А не работа в айти-сфере.

- Ты хочешь потерять своё место? – прямо спросил Игорь, игнорируя очередной злой выпад. – Вижу, что нет. Так вот, задействуй свои необыкновенные связи, отца, да хоть самого Господа, но Регина должна выйти на связь.

- Что?! – вспыхнул Всеволод. – А разве до этого она не…

- Ты плохо меня слышишь? Вряд ли. Так вот, давай не тратить мои нервы и твои драгоценные минуты, - Игорь опустил руку на плечо Севе. – Вперёд. Справишься – я закрою глаза на то, что творится в итогах, и переведу тебя на другой проект, не будем дразнить друг друга. А если нет, то вылетишь отсюда, и твой отец будет искать тебе другое место. Всё понятно?

- Это низко!

Игорь смерил взглядом Всеволода, вспомнил слова Эндрю и подумал, что обращать внимания на его крики всё равно не станет.

- Я отлично знаю о том, какого ты обо мне высокого мнения, - ответил он вместо того, чтобы вспылить, - а ты должен понять, что меня это нисколечко не волнует. Либо мы работаем на моих условиях, либо не работаем вообще. На каком варианте остановишься?

- Хорошо, - буркнул Всеволод. – Я найду Регину. Но на кой чёрт тебе это вообще сдалось?

- Ну как же? Жду прекрасной возможности получить волчий билет за самовольные действия.

- Так это правда? – ужаснулся Сева.

- Что я тут противозаконно? Разумеется! Я ж мечтаю о том, чтобы попасть за решётку, - кивнул Игорь. – Спешу прямо! Но ты, может, не знаешь, что в конце месяца принято платить по счетам, а временно исполняющий обязанности, опять-таки, по незнакомым тебе договорам, не имеет права ставить за Регину подпись в финансовых документах, тем более без генеральной доверенности? Я руковожу фирмой, а не владею ею, если кто-то забыл. А теперь марш отсюда. И советую поторопиться с поисками начальства.

Сева, вместо того, чтобы уйти, только сел обратно на стул и вперил глаза в пол. Щёки его ни с того ни с сего покраснели, словно он искренне боялся, что сейчас придётся и вправду искать Регину.

- А если я её не найду?

- Будешь уволен, - равнодушно ответил Игорь.

Он вернулся на место, включил компьютер и, сделав вид, что забыл о присутствии Севы, углубился в изучение очередного куска кода.

Всеволод встал. Переступая с ноги на ногу, он оглядывался, будто искал пути отхода или что-нибудь в этом роде, а потом жалобно вздохнул. Ольшанский даже не отреагировал. На Севу у него не было времени, а фирма и вправду умрёт, если Регина не появится в скором времени. Одно только повышенное внимание ван Дейка чего стоит.

- Хорошо, - вздохнул Сева. – Я её найду. Но я только не понимаю, зачем ты всё это делаешь. Какая тебе разница, что будет с этой фирмой? Ты можешь за такую же зарплату, а то и выше, работать где угодно. Я знаю, Регина говорила: опыт, статус.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться