365

Размер шрифта: - +

102 - 101

102

21 января 2018 года

Воскресенье

В перспективе появления детей в доме было что-то пугающее. Игорю совершенно не хотелось признавать это даже мысленно, а о том, чтобы сказать Саше, и речи не было – потому что она обязательно обидится и мысленно причислит его к тому же классу людей, что и всю их родню, - но почему-то желание спрятаться от жены куда-нибудь никуда не девалось.

Игорь не относился к тем мужчинам, что будут бегать в аптеку за противозачаточными таблетками и подмешивать их жёнам или любовницам в еду – это мелочно, низко, противозаконно и, в конце концов, опасно для здоровья, - само собой, он не собирался искать аналогичные препараты и для самого себя, но вот испуга от факта появления ребёнка в доме вполне хватало для того, чтобы прятаться от Саши за массой разных дел.

Ольшанский, который терпеть не мог убираться, умудрился вымыть полы, перед этим всё пропылесосив, протереть пыль на полках – это ту, которую Саша вчера так старательно убирала, - и даже попытаться что-то приготовить и при этом ничего не сжечь.

К сожалению, всё это делалось даже безо всяких поползновений со стороны супруги, и она не обратила на его бурную деятельность должного внимания.

Зато, когда Игорь улёгся в десять часов вечера спать, скрестила руки на груди и посмотрела так, что Ольшанскому показалось, будто бы и подушка под ним покраснела тоже.

- Не хочешь ли ты мне сказать, что дико устал? – уточнила она несколько издевательским голосом. – И что очень хочешь спать?

- Да, Сашенька, - кивнул Игорь, натягивая одеяло на голову.

Александра откашлялась и, судя по всему, переступила с ноги на ногу.

- Так зачем же ты устроил в доме генеральную уборку, скажи мне, драгоценный мой? – продолжила она всё таким же тоном.

- У нас было грязно. Магнус много сорит. А ведь мы собираемся взять котёнка, надо подготовиться к его приходу…

- Да что ты говоришь. То-то же ты готовишься к приходу нового котёнка, что вызвался вымыть всё в ванной, включая унитаз.

- Просто хочу, чтобы было чисто…

- Ольшанский!

Она сама стянула с его головы одеяло и укоризненно взглянула на мужа.

- Ольшанский, я не дура.

- Я не говорил, что ты дура, - поразился Игорь, понимая, что вот как раз в этом грехе его обвинять точно никто, включая собственную жену, не имеет права. – А когда это я…

- Ольшанский, - повторила Саша в третий раз. – Ты в курсе, что у женщин есть определённой регулярности цикл?

- А?

- Игорь, - вздохнула она. – Я всё-таки надеялась на честность с твоей стороны. Ты настолько не хочешь детей, что готов чистить каждый день ванную комнату?

В голосе звучал такой очевидный намёк, что у Игоря не оставалось другого выбора, кроме как перевернуться на спину и посмотреть Саше в глаза. Она, к его огромному удивлению, едва сдерживала улыбку.

- Ты ведёшь себя, как маленький ребёнок, Игорь. Неужели ты так не хочешь детей?

- Да я хочу, - покачал головой он. – Просто, может быть, не так сразу. Не в этом году. Ну, или если в этом, то ближе к концу.

- Игорь.

- М?

- А ты хорошо умеешь считать?

Он сначала удивился, не поняв, причём здесь его математические способности, а потом хлопнул себя по лбу. Александра тоже засмеялась – удивительно, как она ещё умудрялась сохранять хорошее настроение с таким-то дураком-мужем?

- Извини, - вздохнул он. – Что ж. Полагаю, ты права. В этом году мы если и успеем, то с трудом.

- Ну так что, - щурясь, полюбопытствовала Саша. – Ты очень сильно устал после уборки?

Игорь усмехнулся и вместо ответа поймал её за руку и увлёк к себе в постель.

 

 

101

22 января 2018 года

Понедельник

Утреннюю идиллию, воцарившуюся всего лишь на несколько часов, разрушил громкий звонок. Игорь сначала подумал, что во всём виновен будильник, а потом поймал себя на мысли, что они забыли навести часы, да и на телефоне он никакие настройки не устанавливал.

Ольшанский попытался одной рукой нашарить мобильный. Тот едва не выскользнул из ладони, и Игорь, неосторожно мазнув пальцем по кнопке принятия вызова, вынужден был поднести телефон к уху.

- Я вас слушаю, - пробормотал он, выбираясь из кровати. Часы показывали, что была половина восьмого; они с Сашей порой могли позволить себе встать и на час позже, потому Ольшанский постарался пройти мимо жены как можно тише, чтобы её не разбудить. – Говорите, или я кладу трубку, - повторил он уже громче, оказавшись на кухне.

- Меня продержали в отделении три дня, - раздался сиплый голос. – И заставили уплатить бешеный штраф, зятёк.

- У нашего государства были все права на то, чтобы подержать вас там подольше. И очень жаль, что они того не сделали.

Голос Игоря на подсознательном уровне стал строже, суше и холоднее. Не узнать говорившего с ним человека было трудно. Надменный и возмущённый тон Сашиного отца хорошо врезался в сознание, к тому же, с ним было связано очень много дурных воспоминаний о в принципе счастливой семейной жизни.

- Очень плохо, что мы, одна семья, так относимся друг к другу, - отрезал Владимир Владимирович. – Я надеялся на примирение, а не на обострение конфликта, а моя дочь без моего ведома продала нашу квартиру.

- Свою квартиру.

Эта поправка пролетела мимо ушей тестя. Игорь плеснул в стакан воды, отмахнулся от Магнуса, явно собиравшегося в трубку высказать всё, что он думает о всяких там бесполезных отцах, и остановился у окна, всматриваясь в зимнюю снежную россыпь.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться