365

Размер шрифта: - +

50 - 49

50

14 марта 2018 года

Среда

Игорь открыл глаза оттого, что где-то что-то скреблось. Он пристал на локтях, осмотрелся, посмотрел на штору – они с Сашей плотно закрывали на ночь окна, и в спальне было темно. Ольшанский скосил взгляд на жену, но та спокойно спала рядом. Попытавшись в темноте найти телефон, он едва не сбросил его на пол, но вовремя поймал и щёлкнул пальцем по кнопке.

Зажёгшийся экран продемонстрировал, что сейчас было три часа ночи. Заскреблось что-то вновь, но вставать и смотреть, что происходит, означало разбудить весь дом и самому тоже больше не уснуть.

Ольшанский повернулся на другой бок, обнял Сашу и закрыл глаза, надеясь, что уснёт.

Звук повторился. Александра завозилась под его рукой, тоже повернулась и придвинулась к нему чуть ближе.

- Ты спишь? – шепотом спросила она.

- Нет, - ответил Игорь. – Ну, почти.

Саша тяжело вздохнула и, кажется, попыталась устроиться поудобнее. Не получилось; стоило только закрыть глаза и расслабиться, как вновь что-то заскреблось с удвоенной силой, и отвратительный звук с такой силой резанул по ушам, что Игорь даже зажмурился от неожиданности.

- Чёрт, - пробормотал он. – Ну вот и что там может происходить?

- Может, соседи? – вздохнула Саша. – Ремонт устроили… Давай спать, а?

Игорь не успел ответить. Заскреблось с такой силой, словно неведомая крыса пыталась прогрызть пол… Или шкаф.

- Магнус, - в один голос выдохнули Игорь и Саша. – Корм.

Девушка спешно выбралась из кровати, щёлкнула выключателем и удивлённо уставилась на одежный шкаф, в котором на самой верхней полке лежала пачка корма для котёнка.

- Ох ты ж зараза, - прошипел вставший следом за женой Ольшанский. – Какая ж скотина…

Кот свесился со шкафа и уверенно процарапывал лапой дыру в дверце. Разумеется, пока что ему ничего не удалось сделать, но определённые успехи были. Вчера ещё ровная, красивая поверхность шкафа теперь была вся изодрана, и там, где Магнус приложил особенные усилия, можно было заметить пристойную такую дыру – наверное, миллиметра три глубиной.

- Пушистая скотина! – Игорь с трудом сдержался, чтобы не сорваться на крик – всё-таки, в доме ещё не все проснулись, чтобы устраивать истерики на тему поведения кота. – Что ты делаешь?!

- Ням-ням! – сообщил Магнус. – Не-е! – возмутился он, когда Игорь попытался стянуть его со шкафа. – Мама, не-е-е!

Саша устало вздохнула и села на краешек кровати. Сопротивляющийся кот упёрся лапами Игорю в грудь и замяукал так, что все шансы для соседей выспаться этой ночью точно подошли к концу.

- Это не твой корм! – обратилась к нему Александра. – Понимаешь? Ты и так кушал мясо, Магнус. Ты вообще всё кушал, что было в холодильнике.

- Ням-ням, - возмутился кот. – Ням! Ням-ням!

Александра разжала руки, и Магнус, бесконечно бормоча что-то себе под нос, пересёк кровать, свернулся клубочком в углу и обиженно нахмурился. Складывалось такое впечатление, что это он считал себя жертвой в этой ситуации.

- Это не кот, - покачал головой Ольшанский. – Это чужая реинкарнация, честное слово.

- М-р-р-ра, - подтвердил Магнус из угла. 

Саша усмехнулась, но комментировать ничего не стала, только легла обратно на кровать и накрылась одеялом с головой. Игорь усмехнулся, наблюдая за крутившимся котом, и лёг рядом с нею, понимая, что минут через двадцать кот вернётся на место дислокации.

…Двадцать минут Магнус не выдержал. Не прошло и трёх, как его наглая лапа вновь заскребла шкаф.

 

 

49

15 марта 2018 года

Четверг

Ежеутренние встречи с высказыванием идей отошли в сторону в тот момент, когда они приблизились к точке дедлайна. Во-первых, это забирало много времени, во-вторых, не имело никакого смысла. Игорь знал, что особенных предложений никто вносить не будет, а если и придёт кому гениальная идея, то времени её реализовать уже не будет, разве что заказчик продолжит работу с их фирмой. Именно поэтому они не стали тратить драгоценные минуты с самого утра, и первый выход Ольшанского в коридор после появления на работе состоялся где-то в три часа дня – сидеть уже не было сил, вода в кулере, стоявшем у них в комнате, закончилась, и пришлось идти на кухню.

- Надо же, - прямо у двери остановила его Регина. – А я уж думала, что ты никогда не выйдешь. Не показалось ли мне, что вы пропустили этап утреннего митинга?

Ольшанский сжал зубы.

- Не показалось, - сухо ответил он. – У нас нет на это времени.

Ну вот не было же её вчера – как прекрасно на работе сиделось! Никто никого не трогал, никто никому не морочил голову…

Но раз в два-три дня Регина всё же считала нужным появляться на рабочем месте, морочить голову всем, с кем только сталкивалась, и Игорь каждый раз чувствовал себя человеком, к которому цепляются больше всех.

Он мог это объяснить. Во-первых, привычный мир Регины рухнул как раз вместе с его неповиновением – и не то чтобы появление Александры в их команде испортило работу фирмы, или, может, она стала причиной личных проблем Разумовской, нет. Но как же легко было связать между собой два события и обвинить во всех грехах одного из лучших сотрудников фирмы!

Во-вторых, Ольшанский, наверное, и вправду позволял себе больше всего. Он огрызался, посылал Регину куда подальше, хотя, разумеется, не прямым текстом – это действительно было чревато потерей и работы, и остатка собственного здоровья, - и, в конце концов, он не выполнял большинство её требований, касающихся формализма в процессе работы.



Альма Либрем

Отредактировано: 23.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться