4. Рыцарь в сияющих доспехах

Размер шрифта: - +

16

Первым делом от дома Майера Роул полетела в космопорт. Ей нужно было подать запрос о срочном тестовом полете. Идея соответствовала официальной легенде. Тайни сообщила о том, что готовится к отлету, но поскольку ее бортовые системы барахлили, она обратилась за помощью к соотечественнику. Таким образом, сегодня Майер должен получить разрешение на припланетный полет для отладки техники. Учитывая отношения Тайни с Виктором, которые старательно демонстрировались всем подряд, и его квалификацию, ни пилот, ни сам полет не должен был вызвать подозрений. Второе – ей нужно забрать с корабля десантное обмундирование. На планету она его не брала, но на шаттле у любого китиарца хранился полный боевой комплект.

Пока Роул добиралась до места, пришло сообщение от кэпа. Посадка прошла удачно. Место для входа в шахты определили. Необходимое оборудование местные добыли на черном рынке. Через два часа они выходят на позицию. Еще три-четыре часа уйдут на бурение. Дальше осмотрятся и будут ждать сигнала. Они с капитаном обсудили проблему обуви и оружия. Если одежду пронести через таможню довольно легко, то штурмовые ботинки с усилителями вызовут вопросы. Тем более – боевые бластеры. Разумеется, всё законно. Роул имела необходимые разрешения. Но нельзя же вот так взять и рассказать всем: «Я готовлюсь к операции по спасению заложников». Поэтому приходилось действовать по старинке. Себастьян перешлет всё необходимое Виктору, а тот в бутиковой упаковке отправит «презенты» Тайни. Обычная, в принципе, схема легализации. Если не брать в расчет, что Майер не имеет гражданства Китиары. Китиарцы в свою песочницу чужих – и даже полу-своих – не пускали. Всё на этом Атоване не как у людей.

Согласование взлетных процедур требовало, в норме, пары дней. Роул пришлось разыгрывать спектакль «взбалмошная курица за два часа до взлета». К концу представления диспетчерша, утомленная бурей эмоций,  заявку приняла, но пробормотала под нос:

- Как сговорились. Всем нужно лететь, прямо сейчас, и хоть мостиком вставай и наизнанку выворачивайся, а коридор найди.

Роул почувствовала запах жаренного:

- Что, так много сегодня улетает? – сочувственно поинтересовалась она.

- Поверьте, одна Вуд стоит сотни обычных клиентов, - посетовала девушка.

- Странно, - вполне правдоподобно удивилась Тайни. – Я вот буквально вчера с нею общалась. Никаких симптомов скорого отлета не заметила…

- Так она никогда раньше не подавала «симптомов отлета». Купила эту яхту для красоты и ни разу на ней не взлетала раньше. Представляете, что сейчас там творится?

Роул представляла, что такое расконсервация космолета. Сколько тестов нужно провести. Скольким нужно затарить пустую «жестянку», чтобы сделать ее пригодной для мало-мальски приличного перелета. Сама не так давно прошла через всё это с собственным кораблем. Тайни потратила на эту процедуру месяц. Но дело было не самой расконсервации, и не в сроках, а в имени владельца.

Заглянув на корабль, чтобы забрать «компрометирующие штучки, которые не стоит видеть постороннему мужчине», как она объяснила таможне, Тайни помчалась в отель. Диспетчерская служба дала добро на вылет в 16:00 по местному времени. Роул сбросила Майеру сообщение в открытом режиме. В одиннадцать она была у себя. Возле двери ожидаемо лежал бесхозный комм. Никаких новых зацепок в тексте не было. Одни обещания, на которые мог повестить разве что слабоумный. Смысла беспокоить детектива не было. Имелись более срочные дела. Роул вызвала Себа. Тот откликнулся. Подумав, Тай подключила к сеансу Виктора. Вопрос был серьезный и по правилам Исследовательского Корпуса требовал голосования всех информированных китиарцев. Виктор не был полноценным гражданином. Но, учитывая количество «информированных», с ратификацией решения могли возникнуть проблемы, и каждый дополнительный голос был на вес золота. Особенно, если это был человек, не имевший личной заинтересованности в деле.

- Я хочу вынести на голосование вопрос о высшей мере наказания для виновных в смерти Оуэна Бродски и нанесении ущерба здоровью Эбигейл Джонсон и Эмиля Роула, - без лишних предисловий начала Тайни, запустив запись.

- Ты знаешь, кто виновен? – поинтересовался Виктор без вечного своего сарказма. Просто спросил.

- Пока у меня нет доказательств, но есть веские аргументы. Приговор будет приведен в исполнение только в случае безусловных доказательств, разумеется.

- Почему нельзя сначала дождаться доказательств? – спросил тот же Вик.

Себастьян пока молчал, но согласно кивал вопросам.

- Потому что от решения зависит характер спасательной операции. Я предполагаю, что виновными являются Даниэла Вуд и Джозеф Фит, находящиеся в сговоре. Сегодня на космодроме мне стало известно, что корабль Даниэлы готовится к срочному отбытию. Впервые с момента покупки звездолета. Возможно, она – единственная виновная. Возможно, они вместе. Возможно, только профессор. Возможно, они оба не виновны, и всё это – лишь продукт моего воображения. Но я считаю, что если я права, и они – или один из них, - виновны, они должны понести наказание соразмерно вине. А не по законам этой планеты.

- А для этого виновным необходимо дать возможность уйти с места преступления, - подвел итог Себ. – Задачу понял.

- Я проконтролирую процедуру ее отлета, - кивнул Виктор.



Светлана Нарватова (upssss)

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться