40 дней и 5 ночей

Размер шрифта: - +

21

Сначала была темнота. Потом из неоткуда появилось бархатное ночное небо с тысячью сверкающих звезд. Но почти сразу налетел холодный обжигающий ветер и пронзил все тело. Будто в тебя разом воткнули сотни ножей. Падение было недолгим, онемевшее тело не почувствовало приземления о серые камни.

Когда боль отступила, он понял, что лежит в глубокой пещере и считает такие далекие звезды.

- Триста восемьдесят семь, триста восемьдесят восемь…

Разум, он сильнее боли. Смог открыть глаза, значит выживешь.

Стиснув зубы, полез наверх. Пальцы соскальзывали с холодных, слизких камней, поросших мхом, но наградой послужила возможность вдохнуть полной грудью морозный воздух.

Пока оглядывался в темноте, начался снег. Неестественно глянцево-белая снежинка красиво парила в воздухе, не желая подчиняться законам физики и падать на землю. Вскоре к ней присоединилась еще одна. Затем еще и еще.

Зазвучал вальс Мендельсона и из снежного вихря выскользнула пара. Она, тонкая и изящная в свадебном платье и в фате из снежинок, аккуратно переступала хрустальными туфельками по воздуху. Замершее сердце дрогнуло, когда под белой фатой темные волосы невесты зажглись красным пламенем. Ясмина!

Но девушка уже оказалась к нему спиной, а неизвестный жених наконец-то показал свое лицо. Умерший возлюбленный Яси поднял темные провалы глаз и ухмыльнулся. Лицо потекло и вместо него показалось лицо самого Ярослава с теми же пустыми глазницами. Но и оно ненадолго задержалось: вскоре девушку в танце вело чудовище с длинными когтями и пустой маской вместо лица…

 

Ярослав рывком сел на кровати и огляделся. Обычная больничная палата. Он сразу под тремя капельницами. Две с витаминами, а третья с силой. Донор, молодой парнишка, был здесь же, на соседней кровати, за шторкой. Ему видеть не полагалось кому спасает жизнь. Таков закон магического мира: сильные маги стоят на спинах менее умелых магов, те в свою очередь стоят на простых людях. Целая пирамида.

Выдернув иголки из вен и оборвав связь с магом, Лакрецкий уверенно встал и пошел на выход.

Ясмина нашлась в соседней палате. Она сидела в кровати, спиной опираясь на подушку. Руки сложены на груди, лицо задумчивое и решительное одновременно.

«- И куда делась полудохлая дева?» - усмехнулся про себя парень и решительно прошел к кровати.

- Рад, что ты жива, - сказал он ей чистую правду.

- Рада, что ты рад. Долго будем любезностями обмениваться? - хмуро ответила девушку, даже не глянув на гостя. Взгляд ее блуждал по пустой стене и было видно, что она усиленно о чем-то думает.

Яр присел на край кровати, загородив ей виды и заставил посмотреть на себя.

- Чем тебе любезности не угодили?

- Я занята. Мне не до глупостей, - последовал ответ.

- Чем же, позволь поинтересоваться? - едва сдерживая смех, спросил парень.

Выглядела эта занятая дама очень по-больничному: сорочка, собранные наспех волосы и капельница. Образ довершали белые больничные тапочки на полу. Хорошо, что сам Ярослав подсуетился и «договорился» с санитарами, что его в этой больницы никогда не будут раздевать!

Ясмина  молчала.

- Хочешь уйти отсюда? - неожиданно предложил маг упрямице.

- Хочу, - осторожно ответила девушка.

-Легко, - ответил  Яр и тихоненько стал насвистывать  какую-то мелодию.

Раздался шорох и через минуту из отверстия вентиляции вылетел мохнатый комок, который с тихим хлопком приземлился у ног парня.

На глазах у изумленной Ясмины, комок распрямился и превратился в непонятную зверушку  на двух ногах. Полметра в холке, тело покрыто седой шерстью, но с человеческим лицом. Это все что успела отметить девушка, пока существо не заговорило:

- Ярррррррррррррр…

- Мама! - испуганно вскочила на ноги девушка и зажгла в руках файерболы.

Маг и существо недоуменно на нее уставились. Ярослав покрутил пальцем у виска и пожал лохматую руку знакомого.

- Барсик, все как всегда. Только одежду неси женскую. Сможешь? - по-приятельски обратился он к существу. - Я в долгу не останусь, ты же знаешь…

- Яррррррррррр… - довольно проурчал лохматик и сложившись, подпрыгнул и исчез в вентиляции.

- Что это сейчас было? - с кровати спросила Ясмина и погасила огонь.

Вытащила иголку от слетевшей капельницы из вены и поморщилась.

- Обычный домовой, - хныкнул маг.  - Сиди тихо, воительница, сейчас вернусь.

Он вышел, а вслед ему понеслось:

- Ты домового Барсиком назвал?! Дурдом!

 

К приходу парня Ясмина успела замотаться в простыню на подобии греческих тог и пару раз пройтись по палате.

А Ярослав вытащил из-под полы своей мятой рубашки стеклянную бутылку с мутной жидкостью. Открыл пробку, понюхал и глотнул.

- Не забродила. Хорошо.

- Это что, самогон? - принюхавшись, уточнила Ясмина.

- Приличные девушки не  знают слово «самогон» и уж тем более не узнают этот напиток по цвету и запаху, - с вызовом ответил  парень.

- Времена изменились, - отчеканила Яся и вздернула нос. -  Самогон стал детской шалостью по сравнению с … травой, - она обошла парня по дуге и подойдя со спины полушепотом  добавила: - Всего лишь трава. Натур продукт, так сказать, а эффект -то какой! Сильнее всех, не умнее, но быстрее соображаешь. Только вот Сила сгорает после каждого употребления быстрее и с каждым разом все больше…

«- Она знает» - уныло подумал парень, вслух же ответил с широкой улыбкой:

- Какие у тебя интересные познания в травоведении! Две недели учебы не прошли для тебя даром. Молодец. Быстро учишься. Хвалю.

Тишину пронзил резкий хлопок и в палату ввалился домовой с узелком в руках. Быстро размотав ткань, он стал кидать в обалдевшую Ясмину вещи. На проверку оказавшимися коротким платьем и кофтой.



Дина Макарова

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: